Главная > Урок флирта > Уроки музыки

Уроки музыки

В воскресенье, вся дрожа от предчувствия сама не знаю чего, я вскочила ни свет ни заря и полдня занималась тем, что перемеряла весь свой гардероб, подбирая наряд, соответствующий случаю. Наконец, решила, что выглядеть лучше всего естественно: джинсы и белый свитер – в самый раз. Простенько и со вкусом. Косметики – самую малость: чуть тронуть тушью ресницы, немного блеска на губы, волосы лучше всего распустить, так, чтоб они лежали по плечам эдакими небрежными прядями. Если что, на месте заберу их в хвост, чтоб не падали на глаза и не мешали, но это потом.

Мама несколько раз заглядывала в комнату.

– Алина, иди уже, поешь! – настаивала она.

У мамы в кои-то веки выдался выходной, и она решила обеспечить нас с папой домашней пищей.

– Сейчас! – отмахивалась я. Мама недовольно ворчала, закрывала дверь, но через несколько минут все повторялось.

– Куда ты собираешься? – спросила она.

– Мы с Наткой договорились, – соврала я. Не потому, что привыкла обманывать родителей, нет. Просто в тот момент мне было не до разговоров и объяснений.

– Вот и хорошо, – мама была непреклонна, – иди поешь, а потом отправляйся к своей Натке.

– Сейчас! Мама!

– Да что с тобой? Какая муха тебя укусила? – начала нервничать мама.

Я схватилась руками за щеки, они пылали, словно у меня поднялась температура.

– Могу я спокойно собраться?! – едва сдерживаясь, чтоб не раскричаться, почти по слогам произнесла я.

А мама, вместо того чтоб обидеться, вдруг рассмеялась.

– Алина, да ведь у тебя свидание! – заявила она.

От неожиданности я задохнулась и резко села на диван. Почему она всегда все знает! У меня что, на лбу написано? Я надулась и ничего не ответила.

– Ладно, – примирительно сказала мама, – ты пока халат накинь, пойди поешь, а потом уже собирайся, а то одежду заляпаешь. – И она подмигнула: – Твой избранник решит, что ты неряха…

– Ну, мама! – Я чуть не разревелась.

– Все-все. – Она замахала руками. Родители считают, что я слишком нервная, меня даже к психологу водили, правда, это было еще в шестом классе. Жуткая оказалась тетка. Если я – нервная, то она вообще сумасшедшая. Убеждала меня и маму, что мой гороскоп какой-то не такой, надо провести коррекцию, а то со мной могут произойти разные страшные неприятности. Мама покивала согласно, но больше ни на какие сеансы я не ходила.

А насчет моей нервности: так ведь кто угодно нервным станет, если с утра до вечера будет слышать: «Иди поешь! Что с тобой, ты такая бледненькая! Почему ты молчишь? Почему смеешься? О чем ты задумалась?»

Да можно ли так изводить человека! Ведь каждый нуждается хоть изредка в одиночестве, тишине, каждому надо о чем-то подумать, побыть наедине с собой. Это нормально! Натка говорит, что я ничего не понимаю, что родители меня любят, поэтому беспокоятся и все такое. Я не против. Я тоже их люблю. Но иногда я думаю: если бы я была у них не единственным ребенком, а, скажем, вторым или третьим, они бы меньше со мной носились.

В то же время если положить руку на сердце и признаться честно, то я не могу представить себе каких-то братьев или сестер. Я знаю, как тяжко приходится тем из моих подруг, у кого они – эти братья-сестры – есть. Сущее наказание! Вечный гвалт и кавардак. Ничего нельзя оставить на столе; разрисованные обои; ежедневное посещение детского сада; обязательное: «Поиграй с братом!» У многих даже комнаты своей нет! Не говоря уже обо всем остальном. Так что из двух зол выбирают меньшее… к тому же я и не выбирала. Так получилось.

Посидев минут пять на диване, успокоившись, я накинула халат и пошла в кухню. Есть не хотелось, но, чтоб немного усыпить мамину бдительность, я затолкала в себя картошку с мясом.

Наконец, измучившись и изнервничавшись, я собралась и прибыла к знакомому дому около двух часов дня.

Открыл мне Сергей. Ирины дома не было. То есть, кроме нас, не было вообще никого! У меня перехватило дыхание. Я строила планы один грандиознее другого. «Сергей специально пригласил меня, чтоб поговорить о том, как я ему нравлюсь… Он сразу меня полюбил, но не знал, как об этом сказать… ой, а что мне делать, если он прямо сейчас начнет целоваться…»

Но ничего такого не произошло. Сергей приветливо поздоровался, проводил меня в комнату, усадил на стул и достал гитару из чехла. «Значит, мы действительно будем заниматься музыкой», – немного разочарованно подумала я.

Сейчас главное – произвести правильное впечатление.

Все-таки это был наш первый урок!

К уроку Сергей подготовился заранее. Он развернул передо мной лист бумаги с нарисованным от руки гитарным грифом и стал объяснять его устройство. Я мало что поняла, наверное, потому, что у Сергея это был первый опыт учительства. Мне очень не хотелось показаться бестолковой, я сделала умное лицо и усиленно кивала головой. Но моему учителю быстро надоело объяснять, он схватил гитару и попытался показать наглядно. Я снова кивала, Сергей увлекся, забыл про урок, спел какую-то песенку. Я, конечно, восхитилась. Сергей воспрянул духом:

– Хочешь, спою тебе свою песню?

– Ты сам пишешь песни! – Я даже руками всплеснула для убедительности. – Потрясающе!

Сережа многозначительно улыбнулся.

– Слушай:

Вдвоем с тобой

Мы покидаем нашу планету,

Летим все дальше!

Все ближе к мечте

О любви!

Забыты все неудачи,

Вселенские задачи,

Скука и боль,

Боль от измены

Осталась внизу,

Под ногами!

Та, что губит и ломает,

На дно бросает – не выбраться!

Там в тумане бродят тени

Прошлых страданий, сны и видения,

Призраки бывшего счастья.

Жившие когда-то.

От них ничего не осталось, лишь стон…

Лишь память о секунде,

Память об искре любви…

Он резко оборвал пение и посмотрел на меня выжидающе. Я выдержала паузу, после чего многозначительно посмотрела на него и глубоко вздохнула.

– У меня нет слов! – Это я соврала, конечно. Сама песенка показалась мне так себе… Ничего особенного, многие пишут и поют, бывает и похуже, и получше, это уж как кому повезет. Слова-то у меня были, но говорить их не следовало. Автор сидел напротив, совсем близко, у него блестели глаза и… в общем, он мне ужасно нравился.

– Ты очень талантливый! – шепнула я.

Сергей покраснел от удовольствия и приготовился слушать дальше. А я, чтоб больше не врать, спросила:

– А ты любил когда-нибудь по-настоящему?

– Два раза. – Он был совершенно серьезен. – Причем настолько сильно, что не хочу вспоминать.

– Прости…

Я поспешно отступила, но Сергею, по-видимому, хотелось вспомнить о своих влюбленностях. Мне даже показалось – он желает, чтоб я продолжала расспрашивать. Не дождавшись вопроса, Сергей, нахмурившись, сообщил:

– Первая любовь уехала в другой город. – Он подождал немного, вроде паузы по Станиславскому, и выдохнул: – Навсегда!

Я промолчала, только смотрела на него выразительно. Сергей воодушевился:

– А вторая любовь меня мучила долгое время…

Я почувствовала, что должна подать реплику:

– Она тебе изменила?

– Нет. Изменила другая девушка, которая мне нравилась. Как выяснилось, я ей нужен был, как мешок с деньгами и дурачок, который всегда под рукой.

«Мешок с деньгами?» – подумал я. Сергей явно льстил себе. Ладно, послушаем, что он еще скажет.

– Ты долго терпел?

– Три месяца. Пока она не изменила. Короче, хорошо, что были друзья, открывшие мне глаза. Я как раз шел к ней в гости, поговорить. Смотрю, возле двери взасос целуются.

Я подошел и сказал: «Надеюсь, что вам будет хорошо вместе», – и все.

– Красиво, – одобрила я. И не покривила душой. На самом деле, лучше не скажешь.

Хоть он и рисовался немного, но я поняла: там, глубоко, у него до сих пор болело. Было что-то невысказанное. Обида или разочарование, даже не знаю. Мне стало жаль его, захотелось погладить по голове, как маленького, приласкать или хотя бы коснуться его руки, но я сдержалась. Сергей был парнем моей подруги. Я не могла сделать первый шаг. Вот если бы он…

Сергей спохватился:

– Так, что это мы все говорим и говорим? За дело!

Он подошел ко мне, дал в руки гитару, показал, как надо правильно сидеть, попытался поставить кисть.

– Нет, тебе так неудобно, – решил он. – Надо скамеечку под ногу. – На мгновение задумался, огляделся. – Сейчас!

Сергей сбегал в кухню и вместо скамеечки принес кастрюлю. Он поставил ее вверх дном:

– Ставь сюда ногу. Так, отлично!

Я сидела на стуле с неестественно прямой спиной, левая нога согнута в колене и опирается на днище кастрюли. Руки обнимают гитару. Я представила себя со стороны. Мне стало смешно. Чтоб Сергей не заметил, опустила голову. Но он неожиданно рассмеялся. Я расхохоталась, уже не сдерживая себя. Нам сразу стало легче общаться, ушло напряжение.

– Будем учиться играть «Кузнечика»! – объявил Сергей.

Некоторое время он старательно показывал мне аккорды. Я путалась, длинные ногти мешали правильно ставить пальцы и прижимать струны. Наконец мы выбились из сил. Сергей несколько раз сыграл злополучного «Кузнечика», которого сожрала лягушка, мы громко пропели под его аккомпанемент знаменитую песенку, смеялись, конечно. А я еще и в кастрюлю стучала, вроде как в барабан.

Часа через два Сергей спохватился, взглянул на часы и виновато развел руками. Оказалось, что у него на сегодня еще назначена встреча. Я знала, к кому он торопился. Занятия занятиями, но свидание-то у него с Наткой. Я вскочила, кинулась в коридор, стащила куртку с вешалки, не попадая руками в рукава, попыталась одеться. Сергей помог мне. Но что мне его вежливость, если он идет на свидание с моей по-другой!

Мы торопливо собрались и побежали на остановку. Расставаясь, Сергей нежно пожал мне руку.

– Еще придешь?

– Приду, – пообещала я.

«Мы просто друзья, просто друзья!» – твердила я, глядя сквозь автобусное окно на проносившиеся мимо серые дома, спешивших куда-то людей, на зимние сумерки, на то, как на площадях устанавливают елки…. Скоро Новый год.

Комментировать