Главная > Урок флирта > Сергей и компания

Сергей и компания

Я рано обрадовалась. Красавец и умница Антон довольно быстро выветрился у меня из головы. Натка слишком много говорила о нем, все уши мне прожужжала. Он мне просто надоел. Зато чем больше я думала о Сергее, тем сильнее влюблялась. В ту ночь, с субботы на воскресенье, я так и не смогла уснуть, ворочалась, так и этак укладывала подушку, злилась на себя и Натку, злилась на Кирилла, даже Антон бесил меня своим показным безразличием. Вспоминая о минувшем вечере, я краснела и даже зубами скрежетала. Мне казалось, что я никогда еще не вела себя глупее. Так всегда, сначала сделаешь что-нибудь, а потом ругаешь себя последними словами. Уж теперь-то я знала, как следовало бы себя вести! Но поезд ушел, мне оставалось тоскливо смотреть ему в хвост и кусать одеяло от бессилия что-либо изменить. Пришлось терпеть.

Воскресенье ничего не изменило. Натка позвонила поздно вечером и томным голосом сообщила, что они с Сережиком весь день гуляли, а вечером он пригласил ее в театр, Натке очень понравился спектакль. И вообще, они чудесно провели время. Натка хвасталась, а меня так и подмывало спросить: а как же теперь Антон? Я сдержалась. Натка была довольна, об Антоне не заикалась. Может, она и не влюблена в него вовсе? Может, она поняла, какой Сережка замечательный, что он лучше всех, что она его любит и теперь у них все будет прекрасно?

А я-то? Я? Что мне делать? Забыть, отказаться? Перестать встречаться? С глаз долой, из сердца вон?! Или, сцепив зубы, вспомнить о пухленьком Кирилле? Нет, все-таки Антон предпочтительнее.

Промаявшись всю ночь, я встала угрюмая, с красными от бессонницы глазами. Мамы еще не было, она дежурила в ночную смену. Я поплелась на кухню, где папа уже колдовал над завтраком. Он смешно приплясывал у плиты, что-то напевая себе под нос.

– Доброе утро, – прогундосила я.

– Привет, дочь! – отозвался он. – Завтракать будешь?

– Не хочется. – Я присела на краешек дивана и поморщилась. Папа жарил яичницу, а меня просто тошнит от ее запаха.

– Ну, хоть чаю-то выпей, – попросил папа.

Они с мамой ужасно переживают из-за моего аппетита. Но что я могу с собой поделать, если мне не хочется есть по утрам? Вечные разговоры о том, что я испорчу себе желудок. Что же мне, насильно в себя пихать еду, что ли?

– Я кофе выпью, – пообещала я. – Тебе сварить?

Папа со своей яичницей уселся напротив, посмотрел на меня озабоченно:

– Какая-то ты хмурая сегодня, – заметил он.

Я пожала плечами и, чтоб он не увидел моих красных глаз, поднялась, повернулась и подошла к плите. Словно мне действительно очень захотелось кофе.

– Алина, ты поссорилась с кем-нибудь?

– Вовсе нет, с чего ты взял…

Мне было стыдно. На самом деле я не такая уж вредина и, конечно, люблю своих родителей, но их бесконечная опека меня достала.

Натке в этом отношении повезло куда больше моего. Родители предоставили ее самой себе, причем довольно давно. Я это знаю, потому что мы дружим чуть ли не с пеленок. Ее мама и моя – довольно близкие приятельницы. Так вот, когда нам было лет по пять, родители подкинули Натку к нам на Новый год, а сами куда-то укатили на неделю. Причем даже не интересовались, что там с их дочерью. И вообще, Натка привыкла к самостоятельности, не то что я.

Пока я злилась, у меня чуть не убежал кофе. Я подхватила турку, обожглась, чуть не выронила ее, зашипела. Папа вскочил, отобрал у меня турку, поставил на стол, подтащил меня к крану, включил холодную воду, сунул мою руку под струю воды. А я позорно разревелась.

Всегда так! Папа, естественно, испугался, сунул мне полотенце, усадил на диван, принялся неумело успокаивать. А время шло, надо было бежать в школу. Захлебываясь рыданиями и горячим кофе, я что-то пыталась сказать в свое оправдание. В конце концов мы поняли, что оба опаздываем. В итоге я оделась кое-как, папа затолкал меня в машину и отвез в школу. На работу он, разумеется, опоздал…

Я влетела в класс со звонком. Наташка подняла на меня удивленные глаза. Она, как всегда, выглядела безупречно. Безмятежное спокойствие, свежее личико, идеальная прическа.

Я с размаху плюхнулась на стул. В этот момент вошла учительница, и все встали. Натка покосилась на меня и спросила, усмехнувшись:

– Ты откуда сбежала?

– Из дома, – буркнула я в ответ.

– Ты себя в зеркало видела?

– Девочки, я вам не мешаю? – Учительница смотрела прямо на нас.

Я опустила голову.

– Продолжим урок…

Натка сунула мне зеркальце. Я отодвинула его.

– Потом, – произнесла я одними губами и уставилась на доску. Я пыталась сосредоточиться на новой теме, но Натке не терпелось. Весь урок она дергала меня разными вопросами: «Ну как тебе?», «Правда, Антон душка?», «Скажи честно, кто тебе больше понравился?».

«Выходит, она не одумалась», – тосковала я. И шипела в ответ:

– Отстань! Наконец прозвенел спасительный звонок, и у Натки появилась возможность выговориться.

– Ты почему такая надутая? – возмутилась она.

Мы шагали по коридору, в толпе мельтешащей малышни, нас поминутно кто-нибудь толкал, здоровался, извинялся и снова толкал.

– Что ты меня изводишь? – набросилась я на подругу. – Не видишь, я не выспалась, опоздала, выгляжу, как чушка, а тут ты еще!

Натка затормозила у подоконника.

– Это дело поправимое, – она достала из сумки пудреницу, – вот, возьми-ка.

– Да ну тебя, – отмахнулась я, но, подумав, пудреницу взяла и, рассмотрев свое отражение, пришла в ужас. – Кошмар! – прошептала. – Как можно жить с таким лицом!

Натка тряхнула каштановыми кудрями, оперлась локтем о подоконник и с интересом принялась рассматривать свой маникюр. Я наскоро прошлась спонжем по лицу.

– Скажи, здорово у Сережки было, правда? – спросила Натка.

– Нормально…

Я захлопнула пудреницу и отдала ей.

– Так что ты думаешь насчет Антона? – Натка уселась на подоконник и, вытянув вперед ноги, полюбовалась ими. Кто-то из мальчишек восхищенно присвистнул. Натка бросила на свистуна надменный взгляд. Несколько парней из параллельного класса засмеялись и прошли мимо.

– Надоели, – скривилась Натка. – Тоже мне, смотреть не на что, а туда же!

– Идем, – сказала я, – звонок скоро.

– Ты мне не ответила.

– А что тут отвечать, – я постаралась казаться равнодушной, – Антон прикольный…

– Ты сама-то на него ненароком не запала? – всполошилась подруга.

– Ни на кого я не запала.

Натка успокоилась, хитро подмигнула и толкнула меня локтем:

– А Кирилл к тебе неровно дышит, я заметила. Лови момент! У него родители – люди далеко не бедные. Кстати, у Антона тоже. Когда еще таких найдешь, чтоб домой на такси провожали?

– При чем здесь родители?! – возмутилась я.

– А при том, – Натку невозможно было сбить с намеченного курса, – с такими парнями, как Антон, не стыдно в городе показаться. Уж он-то не станет лихорадочно сгребать по карманам мелочь, чтобы сводить тебя в кино.

У меня не было слов. Конечно, приятно, что и говорить, но не это же главное! И потом, Ната – девушка Сергея, они вчера ходили в театр, она мне сама сказала, что Сергей ей нравится, так почему же она мне все уши прожужжала про Антона?

Мы не договорили, потому что прозвенел звонок. И снова был урок, и снова Натка шептала мне в самое ухо свои соображения по поводу наших новых друзей. Я сидела и молча кивала, как китайский болванчик. Наткин шепот почти не мешал мне думать о своем.

Итак: Натка заявила свои права на Сергея, одновременно она запала и на Антона. Что мне оставалось? Пожалуй, лучше всего просто общаться со всеми по-дружески. И наблюдать…

Я кое-как справилась с наиболее важными вопросами:

– встречаться или не встречаться с Сергеем и ребятами;

– что делать с Кириллом;

– как вести себя с Сергеем;

– как быть с Наткой?

Я постаралась быть честной с собой. Мне очень понравились ребята, и я ни в коем случае не хотела поссориться с ними.

Кирилл? Ну что ж, его можно держать на расстоянии.

Сергей? Я была готова сделать все, чтоб он обратил на меня внимание. Но не могла себе этого позволить. Что мне оставалось? Только смотреть, как счастливая подруга распоряжается моим избранником, как своей собственностью.

Натка изменилась. Если еще год тому назад это была невзрачная девочка с довольно тяжелым характером, сменами настроения, комплексами и злым языком, то в этом году Натка, как это часто бывает с девчонками, вдруг расцвела, выросла. То есть стала настоящей девушкой: симпатичной, яркой, пусть язвительной и эгоистичной, но, безусловно, привлекательной.

Раньше она только наблюдала за другими и отчаянно завидовала чужому успеху. А теперь вдруг сама стала знакомиться с парнями, ничуть не смущаясь.

И действительно, ведь именно она смогла привлечь к себе внимание наших новых друзей, именно она организовала наше знакомство. Разве я могу ответить подруге подлостью? Разве имею право отбивать у Наташи парня?

Нет, надо было выждать время, все выяснить, присмотреться ко всем, со всеми сдружиться. Вот примерно так я и думала, и так решила поступить.

Комментировать