Главная > Урок флирта > Пикник

Пикник

Перед майскими праздниками Сергей предложил поехать всей компанией на шашлыки. Я хотела закричать – ура! Но вместо этого сказала с самым невинным видом:

– Надо Натку пригласить…

– Хорошо, – немедленно согласился Сергей.

Я глазами похлопала, но отступать было некуда. Сама напросилась!

«Вот и отлично, – думала я, – Натка переживает, все ее планы рухнули, а тут такая удача».

– Знаешь, надо, чтобы ты сам ей сказал, – заметила я, – а то, если приглашение прозвучит от меня, это будет как-то…

Сергей молча взял телефон и позвонил.

– Наташа, привет… Да, давно не виделись… Как ты? Что делаешь? Здорово. Мы тут на природу собрались… Что? Да, хотим поехать куда-нибудь, погода хорошая. Вот я и подумал, может быть, ты тоже составишь нам компанию? Ну, решай. Пока.

Он нажал отбой и посмотрел на меня.

– Что она сказала? – спросила я.

– Обещала подумать.

И сразу же зазвонил мой телефон. Конечно, Натка уже землю роет. Тоже мне, подумает она!

– Алинка! – услышала я ее взволнованный голос. – Представляешь, Сережка проявился!

Я взглянул на Сергея и сказала подруге:

– Да, мне он тоже позвонил.

– Насчет пикника что-то сказал?

– Да, предлагал поехать куда-нибудь.

– И что ты ответила? – забеспокоилась Натка.

– Можно…

– Правда?! – Натка обрадовалась. – Так я тогда тоже соглашусь. Пока, вечером созвонимся!

Я услышала короткие гудки. Почти сразу же зазвонил телефон Сергея. Натка торопилась.

Мы поехали недалеко, остановились на холмах за городом, рядом с рощей. Было по-летнему тепло. Едва выбравшись из машин, мы радостно завопили и бросились бегать по траве.

Ромка и Илья предложили расположиться неподалеку от машин, чтобы они были на виду. Ребята разгрузили провизию, и тут выяснилось, что они взяли все, кроме мангала.

– Не страшно, – успокоил нас Ромка. – Можно приготовить мясо на камнях.

Антон немедленно стукнул себя кулаками в грудь, издал воинственный клич и заявил, что он, как дикий человек, лично сложит очаг и накормит своих сородичей свежеубитым кабаном.

И действительно, ребята набрали камней, обложили ими костер, кто-то пошел за дровами. Сергей следил за костром, я предложила свою помощь и получила разрешение нанизывать мясо на шампуры.

Натка вела себя тихо, ее никто не обижал, даже Антон оставил свои шуточки. Мы провели чудесный день. Дурачились, фотографировались, играли в мяч. Мясо немного подгорело, но все равно получилось вкусным, наверное, на свежем воздухе можно съесть что угодно.

Мы не заметили, как стемнело. Ирина и Ромка ушли куда-то бродить. А мы сидели у костра, смотрели на огонь, говорили негромко. Натка держалась особняком и только вечером, когда Сергей набросил мне на плечи свою куртку, придвинулась поближе к Кириллу и положила голову ему на плечо.

Домой возвращались, когда уже стемнело. Натка загадочно молчала. Но на следующий день пришла ко мне и, многозначительно улыбнувшись, заявила:

– Что, подруга, отбила у меня Сережку?

Конечно, я такого не ожидала. В первую секунду растерялась, покраснела, покрутила пальцем у виска.

– С ума сошла! – только и смогла я сказать.

– Я же не слепая, вижу, – насмешливо отозвалась Натка. – Ты вся такая хозяйственная, он весь такой нежный…

– Прекрати, мне неприятно.

– Ах, прости! – Она всплеснула руками. – Я задела твои лучшие чувства!

– Натка, мы поссоримся!

– С чего бы это? – удивилась она. – Я же не против. Бери, пользуйся, мне он ни к чему. Отработанный материал. – Она продолжала ехидничать: – Надо же, а я-то думала, ты с Антоном станешь встречаться…

Она осознанно старалась вывести меня из себя. Знает мое слабое место. Я, когда злюсь, начинаю плакать. Чувствую себя бессильной, не могу сопротивляться, и все. Горло сжимается, и слезы льются сами по себе. Бывает очень трудно остановиться. Причем на людях я умею сдерживаться; но с близкими, или когда я одна, разрыдаться для меня – как нечего делать.

Натка наблюдала за мной, а меня душили обида и чувство вины одновременно. Я столько времени врала лучшей подруге, а сама у нее из-под носа старалась увести парня. И вот они поссорились, но я по-прежнему одна. Ничего не добилась! Так почему же Натка утверждает, что у нас с Сергеем что-то есть? Только потому, что он накинул мне на плечи куртку?

– Ты не права! – крикнула я. – Не права! – И разревелась.

– Да уж, конечно, – скривилась Натка.

В тот день мы почти поссорились. Но, как это у нас часто бывает, сразу же и помирились. Натка сбегала в кухню за водой, заставила меня выпить, потом отправила в ванную умываться. Когда я, с красным от слез и холодной воды лицом, сбиваясь, рассказала ей о наших с Сергеем отношениях, Натка выслушала меня молча. Я рассказала ей о том, как мы договорились, что между нами ничего не изменилось. И о том, что мы иногда видимся, и еще много всякого, но не все, разумеется. Все нельзя рассказывать никому, особенно близкой подруге, и тем более если ты действительно отбивала у нее парня.

Выговорившись, я замолчала и стала ждать, что же скажет Натка.

– Ну, не знаю, – наконец, произнесла она, – похоже на правду. Тогда… я вообще не понимаю, зачем тебе все это?

– Я и сама не знаю, – вздохнула я в ответ.

Помириться-то мы помирились, но настороженность осталась. Стыдно сказать, но я даже старалась избегать встреч с Наткой.

Сергей уехал на выходные к родителям. А я сбежала на дачу, чтоб поменьше находиться в городе. Мне надо было побыть одной и подумать.

И вот, когда я сидела на берегу реки и все думала, думала, позвонил Сергей. Он сказал мне то, что я так давно хотела услышать, то, чего я больше всего желала, о чем мечтала все эти месяцы. Он сказал, что любит меня, что я – единственная девушка, которая его понимает, что таких, как я, больше нет. От него я узнала о том, что мы, оказывается, созданы друг для друга!

Итак, полугодовой упорный труд увенчался успехом. Сергей был завоеван. Подумать только! Два месяца я разучивала «Кузнечика» и резала пальцы гитарными струнами. Я лишилась маникюра, врала лучшей подруге, отказала классному парню, слушала рэп, обмирала, соглашалась, ссорилась с родителями, терпела и ждала! До-ждалась…

И что?

Мне стало страшно. Нет, даже не страшно, а как-то пусто. Я привыкла жить в напряжении, привыкла к этой партизанщине, к постоянному подглядыванию, недоговариванию, просчитыванию вариантов.

Говорят, если человек долго воевал, то он потом с трудом привыкает к мирной жизни. Так и я, получив Сергея, не знала, что же с ним делать дальше. Я даже не знала, нравится ли он мне? Я стала сомневаться во всем.

Хорошо еще, у меня было время подумать. Если бы объяснение произошло не по телефону… не знаю, я могла наговорить лишнего.

Но Сергей был в другом городе. Мы договорились продолжить разговор, когда он вернется. В моем распоряжении оставалось лишь несколько дней! Надо посоветоваться. Но с кем?! Натка отпадает. Если бы Ирина не была сестрой Сергея, наверное, я бы позвонила ей. Близких подруг у меня больше нет. Остается мама.

И что я ей скажу? Я вообще не представляю, как об этом говорить с мамой! Но не могу же я держать все в себе, я с ума сойду!

Все решилось вечером. Мама приехала на дачу усталая и заявила: «Завтра никакой работы! Сплю!» Иногда я думаю: зачем она так много работает? Она же света белого не видит! Неужели и я тоже стану взрослой, начну вкалывать, думать о ремонте, кредитах, ценах, зарплатах… Мне не хочется так жить. А мама говорит, что с моими запросами мне надо было родиться в богатой семье. Для себя я давно решила, что непременно стану богатой. Не знаю как, но стану, уж придумаю что-нибудь. Ненавижу считать деньги! Ненавижу слова: «Это мы себе не можем позволить!» Почему кто-то может, а мы – нет? Почему мама убивается на трех работах, и папа тоже, между прочим, работает, а мы ничего не можем? Значит, не там они работают. И стоит ли тратить свою жизнь на такие работы?

Мы часто спорим с мамой на подобные темы, и она неизменно говорит: «Посмотрим, как у тебя получится» или: «Я приехала в этот город после школы, не имея ни денег, ни друзей, ничего. Однако замуж вышла, квартиру получила и тебя родила». По ее словам, она вполне довольна жизнью.

Взрослые всегда знают о тебе больше, чем ты сама. Что ж, вот я и решила узнать мнение мамы о моих отношениях с Сергеем. Я дождалась удобного момента. Мама уютно устроилась с книжкой в старом кресле на веранде. Я принесла ей чашку чая, присела рядом на скамеечке. Слова нашлись сами собой.

– Мама, Сергей предложил мне встречаться…

– Разве он не с Наташей встречается? – вспомнила мама.

– Они еще в марте расстались.

– Давно, – усмехнулась мама.

Я сразу же пожалела о том, что вообще начала этот разговор.

– Это все, что ты можешь мне сказать? – надулась я.

Мама миролюбиво положила мне руку на плечо:

– Не заводись. Сергей хороший парень. Просто у вас все так быстро происходит, я не успеваю отследить.

Я подняла голову и посмотрела ей в лицо. Мама улыбалась.

Я смирилась:

– Он скоро приедет, и я должна ему что-то ответить.

– Ты хочешь, чтоб я это сделала за тебя? – она продолжала шутить!

Я дернулась, чтоб встать со скамейки, но она удержала меня:

– Он тебе нравится?

– Не знаю!

Мама подняла руки. – Все-все! – заговорила она скороговоркой, испугалась, что я опять зареву. А я и правда собралась. В том смысле, что мои слезы от меня как бы и не зависят. Ну как объяснить, что тебе плохо? Ведь не одна же я такая? Вот сидит рядом мама – самый близкий человек, и не чувствует, не видит, как я страдаю! Отчего так?

– Алина, я же не могу прочитать твои мысли, – внезапно сказала мама, как будто действительно их прочитала, – ты бы мне рассказала, а?

И я рассказала. Обо всем. О том, как я сначала влюбилась в Сергея, а он встречался с Наткой. Как я старалась избавиться от своего чувства, потому что не хотела предавать подругу. А сама Натка вешалась на шею Антону и не отпускала Сергея. Я говорила и говорила: о гитаре и уроках музыки, о том, сколько я сделала для того, чтобы понравиться Сергею. О том, как я, словно заправская подпольщица в тылу врага, собирала сведения о Сереже и его друзьях, как я добивалась его доверия, как вкрадывалась в его душу. Я полгода ходила по минному полю. Я, можно сказать, дышала через раз. Как мне было трудно! Я врала на каждом шагу! Я обманывала Натку, Сергея, Антона… Я всех обманывала! И вот чего я добилась в итоге: признания в любви!

Я говорила, а мама только глазами хлопала. Не ожидала. Еще бы! Я сама от себя не ожидала.

– Натка знает? – спросила мама.

Я покачала головой.

– Никто не знает… Точнее, Натка догадывается, – нехотя ответила я.

Мама тяжело вздохнула:

– Сложный случай. – Она подумала немного. – Когда, ты говоришь, они рассорились? В марте? Но ведь ты не виновата в их ссоре?

– Нет.

– Ты беспокоишься о том, что скажет Натка, когда узнает? Или… – Мама пристально взглянула мне в глаза. – Ты, кажется, сказала, что не знаешь, нравится ли тебе Сергей?

Все-таки до нее дошло!

– Ну да, – согласилась я, – теперь не знаю.

– Жестоко, – проговорила мама, – по отношению к Сереже это жестоко…

– Я понимаю!

Мама встала с кресла и прошлась по веранде.

– Вот что, – твердо заявила она, – не крутила бы ты парню голову!

– Что же мне его, послать? – растерялась я.

– Прямо так уж и послать?! – Мама покачала головой, прикинула что-то. – Вы же друзья? Вот и оставайтесь друзьями.

– Легко сказать! Он же мне в любви объяснился!

– По телефону, – напомнила мама, – ты же не знаешь, что он будет говорить, когда при-едет. И вообще, если действовать с умом, можно все спустить на тормозах.

Я слушала ее и глазами хлопала.

– Как это, на тормозах?

– Ну, знаешь! – Мама развела руками. – Это же просто. Не говорить ни да, ни нет, выждать время, а там видно будет.

– Опять врать? – прищурилась я.

– Не врать, а не говорить всей правды, – поправила меня мама. – Устрой и себе, и ему испытание чувств. Возможно, Сережа признался в любви сгоряча, такое бывает. Парня бросит девчонка, он спешно ищет замену – от тоски, от обиды или еще почему-то. А твоя влюбленность? Куда она подевалась? Возможно, ты все-таки неравнодушна к нему, вот и разберись. – Мама снова плюхнулась в кресло. – Ну и задала ты мне задачку! – добавила она. – Вам об учебе думать надо, а не о любви.

Ну конечно, вспомнила! Я так и знала, что этим все закончится. И все-таки кое-что интересное я услышала. Надо разобраться!

Странно, но после беседы с мамой я как-то успокоилась. В самом деле, что произошло? Да ничего особенного. Пусть все идет как идет.

Комментировать