Главная > Урок флирта > Новогодняя вечеринка

Новогодняя вечеринка

До Нового года мы собирались еще один раз всей компанией и, что гораздо важнее, через день «занимались» с Сергеем гитарой. Между нами ничего не происходило. Наши встречи были совершенно невинными и дружескими, Натке было не за что упрекнуть меня. Я вообще избегала говорить с ней об этих встречах, а она почему-то не вспоминала о них. Может, действительно забыла? Я рассказала маме о наших новых друзьях и даже рискнула отпроситься встречать Новый год у Сергея. Честно говоря, я не рассчитывала на успех, поэтому мы с Наткой заранее придумали такую отмазку: мол, мы пойдем к ребятам, но сразу после полуночи вернемся домой. Чтобы родители не волновались, мы предложили познакомить их с нашими новыми друзьями. Я рассказала маме о том, какие это замечательные ребята, какие они самостоятельные, порядочные, воспитанные, и все в таком же духе. Последним козырем была сестра Ирина. Она представляла собой взрослого человека, способного присмотреть за нами, если что. Я видела, маму грызли сомнения. Все-таки мы отпрашивались не на школьную дискотеку с одноклассниками, а на встречу с незнакомыми парнями, да еще и на квартире одного из них. Наверное, я бы тоже волновалась, если бы моя пятнадцатилетняя дочь вздумала уйти в ночь, в полную неизвестность, да еще и с парнями. У Натки таких проблем не было, она могла гулять хоть до утра. Мы обрабатывали по очереди моих родителей, расписывая наших ребят так, что они у нас выглядели сущими ангелочками. В конце концов нас спасла Ирина. Она сказала, что перед праздником надо непременно представиться родителям.

– Это будет правильно, – внушала она парням, – познакомитесь, чинно-благородно отпросите девочек, заверите родителей в своих самых честных намерениях.

Помню, мы с Наткой ужасно веселились, когда выслушивали все это. Однако Ирина оказалась права. После визита к родителям всей нашей компании они заметно подобрели и успокоились. Да еще Ирина клятвенно заверила их, что домой нас доставят на машине ее молодого человека, сразу же после боя курантов.

И все-таки, пока я собиралась на вечеринку, мама то и дело заглядывала в комнату и вздыхала.

– Мама, ну почему ты так страдаешь, я же не на войну ухожу! – не выдержала я.

– Не знаю, правильно ли я поступаю, отпуская тебя, – мама покачала головой, – все-таки в мое время пятнадцатилетних девушек держали дома, от греха подальше.

– Ага, – усмехнулась я, – а в Средние века в моем возрасте уже замуж отдавали.

– Не только в Средние, – подхватила мама, – в девятнадцатом веке тоже рано замуж отдавали, особенно в деревнях. Но мы же не в девятнадцатом веке живем! И ты не замуж идешь, а в компанию к молодым людям.

– Мама, меня не будет дома от силы три часа, – напомнила я, – мы встречаемся с ребятами больше месяца и проводим с ними довольно много времени.

– Так то днем! – заметила мама.

– Чем ночь отличается от дня?

– Ну, все-таки. – Мама не нашлась, что ответить. Скорее всего, она хотела сказать что-то типа: «Днем встречаться прилично, а ночью – нет», но передумала. На самом деле глупостей можно наделать в любое время суток, было бы желание.

В общем, мама смирилась.

Около девяти за мной зашла Натка. Ее смуглая кожа буквально лоснилась от тонального крема, а под дубленкой обнаружилось такое ошеломляющее платье, что даже мама, увидев его, тихонько вздохнула:

– Наташа, какая же ты красивая!

Платье было из тончайшего шифона цвета шоколадной глазури, с коротким футляром под ним, сидело оно на Натке, как туго натянутая перчатка, только рукава трепетали от малейшего движения. Да, смотрелась она весьма эффектно.

– Тебе очень идет, – похвалила я. Мы даже постояли с ней рядом у зеркала, чтоб увидеть, как мы смотримся вместе. В общем, я тоже выглядела весьма недурственно в новой розовой блузке и узкой юбке.

Мама нас напутствовала, а потом мой папа отвез нас к Сережкиному дому на машине.

– Когда это ты успела платье купить? – осведомилась я по дороге.

– Да так, по случаю, – неопределенно ответила подруга. Я пожала плечами. Всю последнюю неделю мы с Наткой бегали по магазинам в поисках подарков. В итоге набрали разных смешных сувениров на всех. Мы же понимали, что удивить наших друзей сложно, да и денег таких у нас не было. Накануне упаковали их в красивые пакетики, туда же положили открытки с пожеланиями и поздравлениями. Правда, у меня имелся специальный подарок для Сергея, но я предпочла не говорить об этом Натке. Так что ее платье – против моего подарка. Мы квиты.

– Может, вас забрать потом? – предложил папа, подрулив к Сережкиному дому.

– Нас же отвезут! – хором воскликнули мы с Наткой.

Папа жалобно улыбнулся и уехал. А мы, наконец, вошли в подъезд.

Сережка распахнул дверь и, смеясь, велел нам закрыть глаза. Ребята налетели на нас и затащили в квартиру.

– Сюрприз! – заорали они.

Я не узнала квартиру. Открыла глаза, а рот сам открылся от удивления. И когда только они успели! Живая елка занимала целый угол и упиралась макушкой в потолок, от макушки во все стороны были протянуты разноцветные гирлянды, мигали бегущие огоньки лампочек. Еловые же ветки, украшенные мишурой, висели по стенам. Посреди комнаты ребята установили стол, накрытый белоснежной скатертью. И чего только на этом столе не было! Я даже руками всплеснула:

– Неужели все сами?!

– Конечно, – как всегда, высказался Антон и тут же подмигнул Ирине. В отличие от нас она была одета очень просто: черные брюки и светлая кофточка, почти будничные, да и косметики на ней не было заметно. Но когда ребята помогли нам раздеться, тут такие пошли стоны, ахи и охи, что я поняла: все не зря!

Антон напялил красный колпак и заявил, что он сегодня будет выполнять обязанности Деда Мороза.

– Так, ребятишки, – низким голосом забасил он, – а сейчас попросим елочку, чтоб она зажглась.

Мы, конечно, нестройно закричали: «Елочка, зажгись!» Антон ловко включил гирлянду, елка осветилась разноцветными огоньками, Ирина внесла в комнату поднос со свечами. Стало так красиво, словно мы очутились в каком-то волшебном месте. Очень люблю Новый год, когда в квартире пахнет мандаринами и хвоей, все вокруг веселятся, дарят подарки, ходят в гости и верят в чудеса.

Дед Мороз вспомнил о Снегурочке, Ирина, смеясь, надела шапочку из голубого бисера, набросила на шею мишуру и присоединилась к «дедушке». Он обрадовался и потребовал от нас концертных номеров.

– Стишки-то выучили? – допытывался Дед Мороз.

– Выучили!

– Ну, давайте, читайте. Только громко, а то я на ухо туговат.

Ирина взяла гитару и пообещала аккомпанировать. Тут начался полный кавардак, потому что все хотели петь «В лесу родилась елочка», наверное, больше ничего вспомнить не могли. Больше всех повезло Сергею, он спел ее первый, другим Дед Мороз велел не повторяться, а проявить фантазию. Проявляли, как могли. Кирилл вспомнил детсадовский стишок, правда, он запутался, так и не дочитав его до конца. Рома с Ильей объединились и исполнили песенку о елочке, которой холодно зимой. Я толкнула Натку и спросила шепотом: «Про зиму помнишь? „У леса на опушке жила зима в избушке…“ – и напела.

– Ты начинай, а я подхвачу, – так же тихо ответила она.

У леса на опушке

Жила зима в избушке,

Она снежки солила

В березовой кадушке…

Зиму мы кое-как спели, «дедушке» понравилось.

– Все вы молодцы, – похвалил он, – порадовали старика. – Растроганный Антон вытер со щеки несуществующую слезу. – А я вам подарочки принес. Где тут мой мешок? – Он огляделся. – А, извиняюсь, я подарки-то под елку положил и запамятовал. – Он встал на четвереньки и смешно пополз под елку. Оттуда раздался его голос: – Так, что у нас тут? Ага! Девочка Наташа, подойди-ка ко мне.

Наташка вспыхнула от радости и шагнула к елке.

– Держи! – «Дедушка» извлек большой бумажный пакет и протянул Натке.

– Ой, спасибо. – Натка прижала пакет к груди и, счастливая, отошла в сторону.

Я тоже получила подарок, присоединилась к подруге и наблюдала, как Антон одаривает остальных. Натка нетерпеливо полезла в пакет и извлекла из него игрушечную серую кошку с зелеными глазами. Кошка выглядела как живая. Натка натянуто улыбнулась и поджала губы. На всякий случай пошарила в пакете, но там больше ничего не было. Мне подарили белку с пушистым хвостом, она мне так понравилась, что я не стала прятать ее, так и держала в руках. Ребята между тем прикалывались друг над другом, потому что Сережка оказался обладателем Уголовного кодекса, ведь он учился на юридическом. Кириллу досталась маска Айболита: намек на то, что он решил стать психологом. Илье подарили ремень и добавили: к сожалению, в магазинах не продают розги, а высечь Илью просто необходимо. Но Илья не обиделся, смеялся вместе со всеми и клятвенно заверял, что он непременно сдаст все хвосты, исправится и закодируется от компьютерных игрушек. Рома нашел у себя в пакете полироль для автомобиля и губку. Антон тоже не остался без подарка, ему преподнесли маленькие гантели с пожеланием: «Надо же с чего-то начать». Это потому, что Антон все время собирался пойти в качалку, но так и не собрался. Смешно, с его фигурой можно смело в Голливуде сниматься. А вот Кириллу бы точно не помешали занятия в спортзале.

Ирине торжественно вручили красивый сверток, в нем были настоящие французские духи. Ирина разахалась от неожиданности, оказалось, она давно о них мечтала, вот ребята и решили сделать ей приятное. Натка в сердцах запихала свою кошку в пакет и задвинула его ногой под диван. Правда, сделала она это незаметно.

– Ой, у нас ведь тоже есть подарки! – вспомнила я, сбегала в коридор за сумкой, быстренько сунула в пакет Сергея диск с альбомом его любимой группы «Центр», вернулась как ни в чем не бывало и раздала всем пакетики с сувенирами.

Потом мы уселись за стол и проводили старый год безалкогольным шампанским. Ребята договорились не пить ничего спиртного. Во-первых, Илья и Ромка были за рулем, во-вторых, после полуночи все собирались на площадь смотреть салют, да и вообще, из солидарности.

Натка, конечно, постаралась сесть рядом с Антоном и все время о чем-то с ним шепталась и хихикала.

Я улучила момент и пробралась следом за Сергеем в кухню.

– Спасибо за подарок, – улыбнулся он, увидев меня.

– Не за что, – я смутилась, – как ты догадался, что это от меня?

– Наташа никогда не интересовалась рэпом. Кстати, у меня тоже есть кое-что для тебя.

– Правда?! – вспыхнула я.

– Идем. – Сергей повел меня в комнату Ирины, и там я получила… новенький самоучитель игры на гитаре.

– Супер! – только и смогла выговорить.

Сергей довольно улыбнулся.

И снова в коридоре я потихоньку затолкала самоучитель в сумку. Отсутствовали мы недолго. Но Натке хватило времени полностью завладеть Антоном. Они забились вдвоем в дальний угол дивана и сидели там голова к голове. Я ругнулась про себя и взглянула на Сергея, но он словно и не заметил ничего.

– Где вы ходите? – крикнул Илья. – Скоро Новый год!

Натка на мгновение отвлеклась от Антона и сразу же снова склонилась к нему. Правда, Антон уже вскочил, нашел телевизионный пульт и добавил звук.

– Сейчас президент будет выступать, – сообщил он, – спорим, у него будет красный галстук.

– Синий, – не согласилась я.

Все засмеялись и предложили свои варианты. А Ирина предположила, что галстук президента будет в полоску. Правда, не уточнила в какую. В итоге, когда президент появился на экране, все уставились на его галстук.

– Ура! – заорал Антон. – Мы выиграли! Красно-синяя полоска!

Он схватил нас с Ириной за руки и поднял их. Сергей пробрался к Натке, а Антон усадил меня рядом с собой. Натка надула губы, словно я была в чем-то виновата.

Ну вот. А потом мы пили шампанское под бой курантов и телефонные звонки. Нас поздравляли родители, друзья, близкие… Наступил Новый год.

Пора было собираться домой. Родители изо всех сил намекали, чтоб я не задерживалась. Натка сделала вид, что забыла о времени.

– Давайте танцевать! – нарочито громко предложила она. – Антон, выруби телик, включи музыку!

Она дернулась навстречу ошеломленному Кириллу и повисла у него на шее. Кирилл так испугался, что замер на месте, не зная, куда деть руки. Так и стоял, разведя их в стороны.

Я тронула Натку за плечо:

– Нам действительно пора, к тому же, чтобы танцевать, надо убрать стол.

Натка с сожалением отпустила Кирилла, причем одарила его долгим нежным взглядом и вздохнула. Я потащила ее в коридор и заставила одеться. Натка злилась. Сергей принес пакет с кошкой.

– Ты забыла, – мягко сказал он, протягивая пакет, одновременно из-за спины он извлек темно-бордовую розу на длиннющем стебле.

– Спасибо, – криво усмехнулась Натка. А я подумала: «Ну вот, мне самоучитель, а ей – розу…» Внезапно за моей спиной возник Антон и галантно помог мне надеть куртку.

– Мадемуазель, я провожу вас до экипажа.

– Благодарю вас, сударь. – Я подала ему руку.

Всей гурьбой мы высыпали на улицу, под ночное новогоднее небо. Город стоял на ушах, салюты соперничали со звездами и побеждали.

– Эх, жалко, что вам домой надо, – посетовал Сергей, – сейчас бы вместе на площадь поехали.

– Ну, хоть один-то салютик мы можем запустить для наших девушек, – встрепенулся Антон. – Стойте тут и никуда не уезжайте! – распорядился он. И бегом бросился в дом. Вскоре он выскочил оттуда с коробкой салюта. Выбрал место, поставил коробку, зажег и отскочил.

Коробка выстрелила светящимся фонтаном и пошла взрываться залпами. Мы как ненормальные орали «Ура» до тех пор, пока запас огненных искр не иссяк.

Я тепло простилась со всеми. Мы расцеловались, причем Антон был в своем амплуа, он чмокнул меня в щеки, нос и даже в губы, правда, только чмокнул, довольно невинно. Сергей приобнял Натку, она жеманно изогнулась и уронила пакет с подарком.

Наконец мы с Наткой уселись в машину Ромы.

Ирина поехала с нами, она села на переднее сиденье, а мы с Наткой – на заднее. Как только машина выехала со двора, мы перестали оглядываться и махать руками. Натка откинулась на сиденье и скривила губы. Пакет с кошкой небрежно валялся у нее в ногах, там же была и роза.

– Натка, ты что? – шепнула я, чтоб не привлекать внимания Ирины и Ромки.

Она мотнула головой:

– Ничего!

Я наклонилась и подняла пакет, Натка в сердцах оттолкнула его, уколовшись при этом розовым шипом.

– Убери от меня это! – зашипела она. Я поставила пакет рядом со своим.

Ирина обернулась:

– Девчонки, все нормально?

Натка широко улыбнулась:

– Все супер!

Зазвонил телефон – родители. Я коротко бросила:

– Да едем мы, едем!

Натка продолжала дуться. Я – недоумевать. Наконец она не выдержала и чуть слышно процедила сквозь зубы:

– Мог бы и раскошелиться…

– Ты о чем? – переспросила я.

Наташка повернула ко мне голову, у нее было злое лицо, а глаза так и сверкали.

– Что я – ребенок? Игрушки мне дарить? Ирке-то духи французские. А мне? Пылесборник и розочку!

Очевидно, пылесборником она назвала кошку.

– Да ты что, Натка! Все так классно получилось! Ребята так готовились, стол какой накрыли! Это же уйма деньжищ!

– Плевать! – Натка демонстративно отвернулась к окну.

Так и не поняла, на что она больше злилась: на подарок или на Антона, с которым ей так и не удалось договорить.

Мы подъехали к моему дому, расспрашивать ее не было возможности, я еще раз поздравила всех, простилась, захватила свой пакет с белкой и сумку, выбралась из машины и помахала рукой.

У подъезда стояли родители. Когда я подошла, на их лицах застыло выражение напряженного ожидания.

– С Новым годом! – сказала я. – Все в порядке, я живая. Ребята сейчас завезут домой Натку. Все как договорились.

Надо было видеть, с каким облегчением вздохнула мама, как расслабились родительские лица, возвращая себе нормальное выражение, я бы даже сказала: радостное.

Интересно, а что будет, когда я повзрослею? Когда действительно буду пропадать где-то с друзьями, когда у меня появится парень? Не просто друг, а самый настоящий, ну, тот, которого называют женихом, или как там его…

Я не стала поднимать эту тему. А то разговоров не оберешься. А мир продолжал праздновать Новый год.

Комментировать