Главная > Урок флирта > Международный женский день

Международный женский день

Не знаю как, но они помирились. 14 февраля Сергей устроил Натке романтическое свидание. Она взахлеб рассказывала о ночном клубе, катании по городу на машине, цветах и прочих элементах красивой жизни, как Натка себе ее представляла. Они обменялись валентинками, и Натка наконец перестала причитать и рыдать на моем плече. А я потеряла всякую надежду. Мы по-прежнему собирались по субботам, и по-прежнему я бегала к Сергею заниматься гитарой. Не могла отказаться от возможности просто видеть его.

Но что-то все-таки изменилось. Почти неуловимо, почти незаметно. Я еще не понимала – что, просто чувствовала.

Во-первых, Кирилл перестал появляться у Сергея. То есть они по-прежнему дружили, все было нормально, но на субботних посиделках Кирилл отсутствовал. Натка не оставила своих попыток заполучить Антона, но теперь она действовала очень осторожно, так, чтобы Сергей ничего не заметил. Может, Сергей и не замечал, зато Антон довольно жестоко высмеивал Натку. Если она весь вечер сидела со скорбным лицом, посматривая на Антона и вздыхая, он интересовался: «Наташа, что с тобой? Живот болит?» Натка, естественно, бесилась, но сделать ничего не могла.

Антон, не скрываясь, ухаживал за мной. В тот самый Валентинов день он прислал мне валентинку на телефон. Правда, Кирилл тоже прислал. Мало того, и один, и второй пытались пригласить меня на свидание. Но я отказалась. От Натки пришлось все это скрывать, ей было бы не слишком приятно это услышать.

Когда мы встречались у Сергея, Антон норовил сесть со мной рядом, расспрашивал обо всем, рассказывал о себе, пытался меня заинтересовать. Я была вежливой, корректной, но совершенно равнодушной. Естественно, Натка раздражалась. Пару раз у нас с ней возникали довольно неприятные разговоры, но я смогла ей доказать, что Антон меня не интересует.

– Если бы я хотела, то давно стала бы с ним встречаться, – сказала я подруге. – Ты же видишь, у нас чисто дружеские отношения. И вообще, Антон не в моем вкусе.

– Так почему же он на тебя ведется?! – допытывалась Натка.

– С чего ты взяла? Ты просто ревнуешь, вот тебе и мерещится всякое.

Я снова врала. Если можно так выразиться, врала во благо. Потому что знала: Антон ко мне неравнодушен. Не то чтобы влюблен, но я ему нравилась, это точно. Он не раз предлагал мне встречаться. Возможно, не будь Натка девушкой Сергея, у них с Антоном что-нибудь и получилось бы, не знаю. Во всяком случае, Антон относился к ней очень хорошо до того момента, как она объяснилась ему в любви.

Время от времени к нашей компании присоединялся кто-нибудь из многочисленных приятелей Сергея или Ирины. Но чаще всего мы все-таки оказывались впятером или вшестером. Наша четверка плюс Ирина и Ромка. Илья все-таки взялся за ум и много времени проводил в университете, пересдавал экзамены, курсовые работы, зачеты.

Наступила весна. У Натки день рождения как раз 8 марта. И ребята решили объединить два праздника. На этот раз все обещали присутствовать.

Накануне в школе был праздничный вечер с концертом и дискотекой. Мы отсидели торжественную часть, а с дискотеки решили уйти.

– Что там делать? – пожала плечами Натка.

Я с ней согласилась. Когда мысли заняты одним человеком, не до танцев. Хотя надо отдать должное нашим одноклассникам, да и ребятам из других классов. Они устроили замечательный концерт. Столько всяких шуток придумали, пели частушки, даже сценки показывали из школьной жизни. Нормальные у нас ребята! И подарки приготовили, и открытки красивые подписали. Жалко было их разочаровывать, но мы с Наткой все-таки удрали.

Мы должны были подготовиться к более важному событию – Наткиному дню рождения.

Почему-то ни о каком клубе речи не было. Я думала, Натка непременно захочет клубный день рождения, хотя бы потому, что так было у меня. Но, видимо, ее не удовлетворил прошлый результат, а потому она остановилась на предложении ребят объединить два праздника и по традиции отметить их дома у Сергея.

Мы договорились собраться пораньше, сразу после полудня, чтобы у нас оказалось больше времени и наши родители не волновались.

Мы бежали домой по мокрым от подтаявшего снега дорожкам, в воздухе носился запах ранней весны. Было одновременно тревожно и весело. Нарядные женщины держали в руках красивые букеты. Жаль, что так бывает только раз в году – много счастливых женщин с цветами.

Натка грациозно перепрыгивала через лужицы, легко порхала на своих высоченных каблуках и торопила меня:

– Мне еще в парикмахерскую. Опаздываю! Ты же знаешь, сейчас такие очереди, а у меня запись!

Я с трудом поспевала за подругой, стараясь изо всех сил быть такой же легкой и непринужденной. С завистью поглядывала на ее длинные ноги и думала: «Никогда Сергей не откажется от нее, что бы она ни делала, как бы себя ни вела…»

– Я тебя прошу, пожалуйста, – между тем тараторила подруга, – не садись рядом с Антоном.

– Я постараюсь…

– Ты пойми, я страдаю! – Она даже остановилась.

– Ладно, ладно. – Я потянула ее за руку.

– Он тебе точно не нравится? – в очередной раз спросила она.

– Точно.

– Вот и я думаю, – рассуждала Натка, – он же клеится к тебе, потому что больше не к кому. Ах, если бы я не была девушкой Сергея!

«Ах, если бы я была девушкой Сергея!» – эхом отозвалось во мне.

– Отвлеки его, – потребовала Натка.

– Кого? – не сразу поняла я.

– Сережку, конечно!

Она снова требовала от меня вести игру против Сергея, в то же время она не знала, о чем просит, ведь, как бы я ни старалась, игра окажется двойной. Может, надо было во всем ей признаться?

Мы расстались на повороте. Натка побежала к парикмахерской, а я побрела домой.

Родителей еще не было. Праздновали на работе. И хорошо, просто отлично. Можно побыть одной, в тишине, посидеть в кухне с остывающим чаем, послушать музыку. Не рэп, конечно, я его не люблю…

Завтра я надену черные брюки и самую простую кофточку. А что? Ирина никогда не наряжается, почти не пользуется косметикой, а выглядит лучше нас всех. Ребята ее уважают. И Ромка ее любит, я же вижу. Илья тоже о ней мечтает, только вида не подает.

Вот идеал девушки – умная, красивая, спокойная. На гитаре играет, получше брата, между прочим. Самостоятельная.

А я? А мы с Наткой?

И так я завелась от этих мыслей, что забыла о своем плохом настроении, быстренько убрала квартиру, почистила картошку на ужин, вынесла мусор. Этого мне показалось мало, тогда я достала мамину книгу «О вкусной и здоровой пище» и самостоятельно приготовила мясо. Когда пришли родители, я с гордостью провела их в кухню и продемонстрировала накрытый стол. Папа только руками развел, а мама как обычно: «Что случилось?!» Странные люди, неужели для того, чтобы я сделала ужин, должно что-то случиться?

Но все равно, мне было очень приятно. Мы расставили цветы в вазы, их было много, и с работы, и те, что подарил папа, да еще и букет из школы. А потом уютно посидели втроем за столом, хотя, кроме меня, есть никто не хотел. Понятно, родители же весь день небось ели и пили. Праздник!

Посуду, конечно, папа помыл. Мы уселись у телевизора и смотрели концерты на разных каналах.

Я сказала маме, что завтра пойду к ребятам, она слегка огорчилась, потому что пригласила гостей. Но я ее успокоила: вернусь пораньше. Я не собиралась засиживаться у Сергея. Если бы я тогда знала, чем обернется для всех нас следующий день!

Утром проснулась с трудом. Долго лежала, смотрела в потолок и не хотела вылезать из-под одеяла. Только Наткин звонок заставил меня подняться. Я взглянула на часы, они показывали начало одиннадцатого. Пора собираться.

Подарок мы с мамой купили заранее. Зная Наткино пристрастие ко всяким гламурным штучкам, мама купила ей маленькую сумочку из красной лакированной кожи. Одна из маминых сослуживиц съездила за границу, накупила там всякой всячины, а дома спохватилась, потому что б? льшая часть покупок не подходила ей абсолютно. Вот она и принесла ненужное на работу. Естественно, в магазине такая сумка стоила бы раза в три дороже, вот мама ее и купила, вспомнив о Наткином дне рождения.

А от себя я добавила самодельную открытку. Я сама ее придумала. Сосканировала несколько Наткиных снимков, сделала смешной коллаж, написала всякие подписи поздравительные, отпечатала на принтере и заламинировала. Получилось очень здорово!

Мы с Наткой договорились встретиться на остановке. Я не сразу узнала ее: в новом весеннем пальто и с такой прической, словно она побывала на конкурсе по парикмахерскому искусству, Натка выглядела лет на пять старше. Несколько минут я молча хлопала глазами, а гордая собой подруга наслаждалась произведенным эффектом.

– С днем рождения!

Мы обнялись.

– Это тебе. – Я протянула пакет.

– О! – воскликнула Натка. – Спасибо! Пока не буду открывать, потерплю.

Она пощупала упаковку, даже понюхала. Я улыбалась, наблюдая за ней.

– Ты меня просто сразила, – призналась я.

Она самодовольно усмехнулась:

– Всю ночь не спала, боялась испортить прическу. Красота требует жертв!

Мы сели в маршрутку.

– Знаешь, я где-то читала, в восемнадцатом веке женщинам сооружали такие огромные прически, что они вынуждены были проводить всю ночь в креслах. Я даже карикатуру видела: там такая дама в пышном платье, а за ней идет мальчик со специальным шестом, поддерживающим прическу, – сказала я.

– Да ну, бред! – отрезала Натка. – Не было у них никаких причесок, парики носили.

– Точно, – обрадовалась я, – такие здоровенные сооружения из конского волоса, говорят, в них жили мыши…

– Бр-р-р! – Наташку передернуло. – Прекрати, ненавижу мышей.

– Почему? В зоомагазине продаются миленькие белые мышки. – Я засмеялась. Натка надулась было, но передумала и тоже рассмеялась.

– Представляешь, прихожу в гости, а на голове у меня – гнездо с белыми мышками!

Мы развеселились и хохотали всю дорогу. Натка предвкушала предстоящий праздник и решила не портить его.

Комментировать