Главная > Урок флирта > Клубный день рождения

Клубный день рождения

Нас снова выручила Ирина. Я даже не заикалась родителям о клубе. Ирина, со свойственной ей деликатностью, обратилась к моим родителям с просьбой – отпустить меня в клуб, где (надо же, какое совпадение!) как раз в день моего рождения будет выступать замечательная группа, очень модная, на нее билетов не достать, а вот Ирине повезло, ей достали, и как раз на всех. Так что она хочет сделать мне подарок, потому что я (оказывается!) без ума от этой группы. А я ее, честно говоря, в глаза не видела и не слышала. И еще Ирина предупредила моих родителей: только, чур, ее не выдавать! А то пропадет эффект неожиданности. Надо же, сама придумала, или это был продукт их коллективного творчества.

Натка держала меня в курсе событий. Мои родители тоже были втянуты в сеть заговора под кодовым названием «шестнадцатилетие Алины».

Мама сначала переживала, потому что поход в клуб – это как-то не очень хорошо, говорила она. Но, с другой стороны, ребята хотели сделать мне подарок, и огорчать их тоже вроде бы неудобно. Она советовалась с папой, подругами, родней и, наконец, решилась.

Самое главное, что все это происходило вроде как у меня за спиной. Связующим звеном служила Натка, она с восторгом рассказывала, как подвела ребят к решению отметить день моего рождения в клубе. Как они с энтузиазмом ухватились за эту идею, как придумали ход, чтоб уговорить моих родителей. В общем, я должна была изображать полное неведение, а между тем мне все было известно.

Утром в долгожданный день мама и папа торжественно вручили мне конверт с деньгами и таинственно сообщили, что я уже взрослая и найду этим деньгам достойное применение. Мама еще лицемерно так уточнила:

– Алина, ты правда не хочешь собрать друзей?

– Да они что-то мутят, мам, – как можно равнодушнее ответила я, хотя мне до чертиков надоело притворяться.

– Возможно, они подготовили для тебя сюрприз? – предположила мама.

Я натянуто улыбнулась. Еще бы! В шкафу наготове дожидались вечера платье и новые туфли. Мы с Наткой уже сто раз все обговорили, я даже о деньгах знала. Мол, родители специально деньги мне подарят, чтобы было чем в клубе расплатиться. Наверное, если бы все это готовилось без моего ведома, мне было бы легче. А что, прикольный сюрприз, отличный подарок от друзей. Но я же знала обо всем. Можно сказать, была главной зачинщицей грядущего мероприятия. Так что я испытывала мало радости. Скорее досаду на Натку, на себя, на Ирину, хотя она точно ни о чем не догадывалась и ни в чем не провинилась. Я была интриганкой поневоле. Чего не сделаешь ради подруги! Но предчувствия у меня были самые мрачные.

Вечером от нее пришла эсэмэска: «Будем через пятнадцать минут!»

И действительно, вскоре они ввалились всей компанией, возбужденные и радостные. Впереди – Натка, раскрашенная, как рекламный плакат кока-колы. Короткая дубленка распахнута, а под ней такая юбочка, что лучше бы Натка ее вовсе не надевала… Каштановые кудри, залитые намертво лаком, стояли вокруг головы, как мраморные локоны скульптуры. Подруга была во всеоружии.

Родители умильно улыбались, глядя на нас. Я изображала полное удивление, хлопала накрашенными заблаговременно ресницами и делала вид, что ничего не понимаю. Ребята внесли корзину с цветами, всю увитую лентами. Корзина была торжественно преподнесена мне.

Антоха картинно поцеловал ручку у мамы, расшаркался и поздравил ее «с именинницей». Он по-гусарски резко поклонился папе, щелкнув каблуками. Получилось не очень, ну да ладно. Ребята смеялись, кто-то открыл шампанское. Мама засуетилась, приглашая всех к столу. Но Антон, извинившись, заявил:

– Мадам, миль пардон, но карета у подъезда, кони бьют копытами, позвольте похитить вашу несравненную дочь…

И все в таком же духе. Натка громко хохотала и строила глазки Антону. Сергей улыбался, Кирилл стеснялся и прятался за его спину. Ирина и ее бессменные обожатели, Илья с Ромой, на правах старших заверили моих родителей, что со мной все будет в порядке, меня доставят домой не позднее полуночи.

Я бросилась в комнату, быстренько надела подготовленный наряд, распустила волосы, взглянула в зеркало: а что, простенько и со вкусом. Подхватила сумку и вышла к ожидавшим меня ребятам.

– О! Вы сегодня божественно выглядите! – заорал Антон. Натка стрельнула в него глазами и сразу же отвернулась к Сереже, он взял ее под руку, Антон тут же воспользовался моментом и подхватил меня. Кирилл, кажется, слегка опешил.

У подъезда нас ждали две машины, Ромкина и Ильи. Мы загрузились и поехали. Причем Антон уселся со мной рядом на заднее сиденье, а Кирилл оказался впереди, рядом с Ильей. Ирина и Ромка с ребятами сели в другую машину.

Всю дорогу Антон смешил меня. Я как-то даже забыла о своем плохом настроении, о договоре с Наткой, о предстоящем разговоре, обо всем. В конце концов, у меня день рождения! Шестнадцать лет бывает раз в жизни.

Решено! Я буду праздновать и веселиться. А остальные – как хотят!

Клуб оказался одним из тех пафосных заведений, где тусуются детки богатых родителей. Я не такая уж дикая, в клубах бывала, не в таких роскошных, конечно. Илья и Ромка чувствовали себя здесь как дома. Да и остальные, судя по всему, частенько сюда наведывались.

Ребята сразу же отвели нас к заранее заказанному столику. Точнее, столу, за столиком мы бы не поместились. Клуб показался мне довольно уютным. Мы уселись на мягкие, обитые красной кожей диваны. Место было отличное. Сами столы отделялись друг от друга невысокими перегородками. Так что мы чувствовали себя в своеобразном уединении и в то же время могли наблюдать за тем, что происходит на сцене и на танцполе.

Антон не отходил от меня. Натка с Сергеем сидели напротив, и, несмотря на то что сидели они обнявшись и нежно воркуя, Натка сверлила меня взглядом.

– Мальчики, мы ненадолго. – Она вскочила и выразительно кивнула мне: пойдем…

Мы отправились в туалет.

Нам повезло. Народу в клубе было немного, в туалете тоже. Натка со злостью щелкала замком косметички, рассматривая себя в зеркало. Зеркала и сверкающая мозаичная плитка окружали нас со всех сторон. Мягкий свет исходил неизвестно откуда, он заполнял пространство вплоть до самых укромных уголков, не оставляя теням ни малейшего шанса на существование. «Даже туалет как во дворце», – невольно подумала я. И тоже глянула на свое отражение. Вроде бы все в порядке, я только волосы поправила.

– Вот что, подруга, – Натка нервничала, – надеюсь, ты не забыла, зачем мы здесь?

– А как же, трудно забыть свой день рождения, – попыталась отшутиться я.

Она с досадой отмахнулась:

– Я помню. Сейчас не об этом.

– А о чем?

– Ну не прикидывайся! – застонала Натка. – Я про Антона.

– А-а-а, – протянула я, – помню, конечно.

– Так вот, – Натка немного расслабилась, – ты на него не налегай, а то я наблюдаю за вами, и знаешь, такое ощущение… – Она запнулась.

– На этот счет можешь не волноваться, – заверила я, – к Антону я никаких чувств не испытываю.

– Короче! – Наташка уставилась мне прямо в глаза. – Ты их отвлекаешь, а я приглашаю Антона танцевать. Незаметно! – подчеркнула она. – Понимаешь?

– Угу.

Какая-то девица вошла в туалет и скользнула в кабинку. Мы замолчали, провожая ее глазами.

Натка перешла на шепот:

– У меня единственный шанс. Другого не будет!

И тут появилась Ирина:

– Вот вы где! Хватит чистить перышки, там ребята скучают.

– А мы уже идем, – заулыбалась Натка. И быстро шепнула мне в самое ухо: – Отсядь от Антона.

Я кивнула в ответ.

Когда мы шли к столу, Натка незаметно оттеснила меня и прямиком направилась к моему месту. Она как будто забылась, перестала замечать все вокруг. Приглашающе похлопала ладонью рядом с собой:

– Алина, садись!

Я покосилась на Сергея. Он выглядел безмятежно. Ирина села на освободившееся Наткино место. Антон встал и постучал ложечкой по стакану:

– Внимание! – Он важно прокашлялся. – Среди нас, дамы и господа, есть одна милейшая девушка, которой сегодня исполнилось ни много ни мало – шестнадцать лет!

Все радостно загалдели.

– Я не закончил! Итак, предлагаю поднять бокалы за нашу Алину…

На этот раз пили шампанское, все, кроме Ильи и Ромки, конечно. А потом официант принес грандиозный торт с шестнадцатью свечками. Вот не ожидала! Я думала, такое бывает только в кино, да и то в американском.

Улыбающийся официант водрузил чудо кулинарного искусства на стол и тоже поздравил меня. Ребята поднялись и грянули:

С днем рожденья тебя!

С днем рожденья тебя!

С днем рожденья, Алина!

Поздравляем тебя!

Я рассмеялась и захлопала в ладоши. Ребята тоже зааплодировали. Потом я набрала побольше воздуха и постаралась задуть все свечи разом. Думала, не получится. Ничего, удалось. Ребята снова захлопали. И вручили мне специальный нож, которым я и разрезала торт.

Ирина помогла мне разложить куски по тарелкам. Торт был очень вкусным, но мне никак не удавалось распробовать его, то и дело кто-то из ребят поздравлял меня, приходилось вставать, да еще Натка ерзала на диване и толкала меня локтем в бок.

– Желаю танцевать с именинницей! – воскликнул Антон.

Делать нечего, я поднялась и пошла с ним на танцпол. В спину мне уперся Наткин взгляд. Я обернулась и улыбнулась сочувственно. Натка схватила за руку Кирилла. Тот покорно пошел за ней. Ромка танцевал с Ириной. Сергея и Илью я не видела, наверное, они остались за столом и болтали.

Антон как-то слишком нежно меня обнимал. Пока я соображала, как же мне лучше поступить, он склонился к моему уху и прошептал:

– Алина, ты сегодня неотразима! Впрочем, как всегда…

Я вежливо согласилась. Шампанское слегка вскружило мне голову, хотелось дурачиться, но я помнила о Натке. Подруга была поглощена Кириллом, она томно обвивалась вокруг него: руки скрещены на его шее, голова лежит на плече. А Кирилл, чуть живой, еле ноги переставляет. Ужас!

– Алина, ну посмотри же на меня! – взывал Антон.

– Да?

– Ты меня совсем не любишь, – полушутя, полусерьезно посетовал он.

– Ты очень хороший.

– Но не лучший? – допытывался Антон.

– Лучший, – рассмеялась я.

– Алина, у тебя есть кто-то, с кем ты встречаешься?

Вопрос задан, на него надо отвечать.

– Никого у меня нет.

Антон повеселел:

– Значит, у меня есть шанс!

Хотела я ему сказать, что никакого шанса нет, но сдержалась. Пожала плечами кокетливо и отстранилась. Мы вернулись к столу. Натка все еще мучила Кирилла. Я взглянула на Сергея, он мне подмигнул. Каким же красивым показался он мне в тот вечер! Его большие серые глаза, немного грустная улыбка, тонкие черты лица, даже его взъерошенные волосы… Я затосковала. Не могла оторвать от него взгляда, оперлась подбородком на сложенные кисти рук и смотрела. Я могла бы так сидеть очень долго. Но…

– Следующий танец мой? – Антон был настойчив.

– Посмотрим, – уклонилась я. Надо было пересесть, но как это сделать? Как сделать так, чтоб никого не обидеть?

– Ой, – я вскочила, – кажется, я забыла телефон в туалете.

Антон присвистнул:

– Ищи ветра в поле!

– Нет-нет, я сбегаю, может, еще не увели.

Я понеслась в туалет, где, естественно, никакого телефона не оставляла, и пробыла там несколько минут. Достаточно времени для того, чтобы Натка сориентировалась и начала свою игру.

Однако и Натка, и Ирина примчались следом за мной, с беспокойством расспрашивая о телефоне.

– Здесь он, здесь, – успокоила я их, показывая мобильник. Теперь уже я, пропустив Ирину вперед, ущипнула Натку: – Зачем прискакала? Я же специально ушла!

Натка хлопнула себя по лбу.

– Иди! – Я подтолкнула ее в спину.

Едва мы приблизились к столу, как ко мне бросился Кирилл и потащил танцевать. Ну что ж, так даже лучше, решила я.

Но у Натки снова ничего не вышло, теперь она танцевала с Сергеем. Потом было что-то быстрое, и мы вытащили всех на танцпол.

– Пригласи Сережку, – успела шепнуть Натка.

О-па! Она сама попросила! У меня закружилась голова, то ли из-за шампанского, то ли из-за быстрого темпа происходящих событий.

Как же я его приглашу? Я не смогу! Быть рядом с ним! Чувствовать тепло его рук! Я умру! Как только он прикоснется ко мне, я хлопнусь в обморок и напугаю весь клуб.

Дальшейшее я помню плохо: я шла к нему на негнущихся ногах, меня трясло, в глазах мутилось, в голове бушевал огонь.

Кажется, он первый подхватил меня, увлек, засмеялся, заговорил о чем-то. Я немного пришла в себя, успокоилась и к концу танца смогла дойти до дивана. Антона и Натки не было. «Неужели у нее получилось?» – подумала я. Рядом устроился Кирилл и начал суетливо за мной ухаживать. В общем, я была ему благодарна, выпила воды, даже свой кусок торта доела, правда, вкуса не ощутила.

Откуда-то появилась рассерженная Натка. Она с размаху плюхнулась на диван рядом с Сергеем, что-то раздраженно сказала ему, откинулась на спинку и замерла, сложив на груди руки.

Антон подошел чуть позже. Вид у него был довольно растерянный, хотя он изо всех сил хорохорился и продолжал хохмить.

«Что у вас произошло, ребята?» – пыталась понять я, разглядывая их. Одновременно я старалась участвовать в общем разговоре, отвечать на шуточки Антона, танцевать со всеми и делать вид, что мне весело.

На самом деле я страшно устала. Мне хотелось домой, где я могла бы в одиночестве помечтать о том, как было бы здорово, если бы мы с Сережкой отмечали мой день рождения вдвоем…

К полуночи все немного приуныли, даже Антон перестал зубоскалить. Когда Ирина напомнила о времени, кажется, все вздохнули с облегчением. И еще одна странность произошла в тот вечер. Я думала, что ребята поедут нас провожать все вместе. Но они простились с нами и, набившись в машину к Илье, укатили. Домой нас повез Ромка, Ирина, естественно, восседала на переднем виденье.

– Все кончено, – трагическим шепотом сообщила Натка.

Я молча уставилась на нее, ожидая объяснений. Сердце громко стучало о ребра. Честно говоря, я надеялась не меньше Натки. Ведь если у нее с Антоном все получится, то… Сергей свободен.

– Я призналась ему в любви! – всхлипнула подруга.

Я задержала дыхание:

– И… что?

– Он сказал, что не может со мной встречаться, потому что я – девушка его друга.

– А ты?

– Что я? Лепетала что-то о своей любви, о чувствах, о том, что с Сергеем у меня ничего такого нет…

Я взяла ее за руку. Натка уткнулась носом в мое плечо и зарыдала. Я быстренько протянула ей платок.

– И, главное, на меня Сережка обиделся, – продолжала безутешная Натка, – сказал, что я себя веду слишком… – она прижала платок к губам и закашлялась, – в общем, ему не понравилось, что я со всеми флиртую, вот. Что мне теперь де-е-ла-а-ть?! – Она снова зашлась плачем.

Я гладила ее по жестким локонам, шептала слова утешения и меняла платки. Я думала о том, что Сережка ее ревнует, а значит – любит. Что мне в этой ситуации ничего не светит, и надо обо всем забыть. Вот тебе и день рождения! Вот тебе и шестнадцать лет!

– Все устроится, – обещала я подруге, – все будет хорошо…

Я попросила Ромку, чтоб он сначала отвез Натку, мол, она себя плохо чувствует. На самом деле не могла же я ее оставить в таком состоянии. Что подумает Ирина?

У своего дома Натка выскочила из машины и убежала, не попрощавшись. Ирина испугалась.

– Может, надо было с ней пойти? – предположила она.

– Не волнуйтесь, с Наткой все в порядке, – соврала я. Ирина покачала головой.

Вскоре и меня высадили у подъезда. Я поблагодарила, попрощалась, пожелала ребятам спокойной ночи, в общем, проделала весь ритуал за себя и за подругу. Потом надела на лицо счастливую маску и пошла домой рассказывать родителям о чудесно проведенном вечере.

Комментировать