Главная > Сексуальная жизнь в Древнем Риме > Но в наши дни этот учебник любви оставляет…

Но в наши дни этот учебник любви оставляет…

Но в наши дни этот учебник любви оставляет неприятное впечатление, невзирая на множество содержащихся в нем поэтических шедевров и его неподдельную человечность. Это неприятное впечатление вызывается всем духом книги, ее фундаментальной идеей, что мужчина – исключительно сексуальное существо, и полным нежеланием признать, что женщина обладает духовностью и является соратником мужчины на жизненном пути. Все, что говорит о женщинах Овидий (возможно, исходя из обширного личного опыта), было бы верно, если бы женщины были всего лишь существами, созданными для ублажения мужчин, вещами, с которыми следует правильно обращаться, чтобы получить максимум удовлетворения. Поэт не подозревает, что женщина – независимое духовное существо, в равной доле разделяющее сексуальную жизнь мужчины.

И в этом виновато не только то, что римляне видели в сексуальной деятельности лишь чувственное удовлетворение, а в женщине – только игрушку для мужчины: описанное нами отношение принадлежит и лично Овидию. Здесь мы видим пропасть между трезвой и преданной семейной жизнью Овидия и его личностью фривольного и утонченного сластолюбца – личностью, которую он демонстрирует нам в «Любовных элегиях» и «Науке любви». Можно представить, что его семейная жизнь была менее удачной и приятной с сексуальной точки зрения, чем он надеялся, и поэтому он был вынужден написать эти книги, чтобы хоть отчасти воплотить мечты своей ярко выраженной чувственной натуры. Можно также вслед за учебниками по истории римской литературы сказать, что многие другие поэты писали аналогичные поделки и что две эти поэмы не представляют собой ничего иного. Но столь удобное объяснение лично меня оставляет неудовлетворенным. За этими поэмами мне представляется живой поэт, которого собственная натура и одаренность вместо унылых философских трактатов вынудили сочинять «Любовные элегии» и «Науку любви».

«Науку любви» не раз переводили на все современные языки. Здесь мы не можем рассматривать эту книгу подробно, но приведем из нее большие цитаты, чтобы дать читателю некоторое представление о ее масштабе и характере. В первой книге даются инструкции, как завоевать любовь женщины. Вот несколько строк (i, 93 и далее):

Как муравьи вереницей спешат туда и обратно, Зерна держа в челюстях, пищу привычную впрок, Или как пчелы летят по своим облюбованным рощамИ по душистым лугам вскользь от цветка и к цветку, Модные женщины так на модные зрелища рвутся:Толпы красавиц текут, в лицах теряется глаз. Все хотят посмотреть и хотят, чтоб на них посмотрели, —Вот где находит конец женский и девичий стыд.

Дальше поэт приводит живую, но легковесную версию легенды о похищении сабинянок (более серьезно изложенную Ливием). Приведем ее всю в качестве важного примера того, как Овидий обращается с мифами, освященными древностью:

Ромул, это ведь ты был первым смутителем зрелищ, Рати своей холостой милых сабинянок дав! Не нависали тогда покрывала над мраморным склоном, А на подмостки внизу рыжий не брызгал шафран, —Сценою был безыскусный развал наломанных сучьевИ густолистых ветвей из палатинских дубрав, А для народа кругом тянулись дерновые скамьи, И заслоняла листва зной от косматых голов. Каждый глазами себе выбирает желанную деву, Каждый в сердце своем страстью безмолвной кипит. Вот неумелый напев из этрусской дуды вылетает, Вот пускается в пляс, трижды притопнув, плясун, —И под ликующий плеск еще неискусных ладонейЮношам царь подает знак к похищению жен. Все срываются с мест, нетерпенье криками выдав, Каждый добычу свою жадной хватает рукой. Словно голубки от клюва орла летят врассыпную, Словно овечка бежит, хищных завидя волков, Так под напором мужчин задрожали сабинские девы:Схлынул румянец с лица, трепет объемлет тела. Страх одинаков во всех, но у каждой по-своему виден:Эта волосы рвет, эта упала без сил, Эта в слезах, но молчит, эта мать призывает, но тщетно, Эта нема, эта в крик, та цепенеет, та в бег. Вот их ведут чередой, добычу любовного ложа, И от испуга в лице многие даже милей. Если иная из них отбивалась от властного друга —Он на руках ее нес, к жаркому сердцу прижав. Он говорил: «Не порти очей проливными слезами! Чем для отца твоя мать, будешь и ты для меня».Ромул, ты для бойцов наилучшую добыл награду;Дай такую и мне – тотчас пойду воевать! Как же тут не сказать, что красоткам опасны театрыС тех знаменитых времен и до сегодняшних пор?

Овидий полагает, что в целом девичью любовь завоевать легко («Наука любви», i, 271):

Комментировать