Главная > Половая жизнь > Насколько верно, что многие писатели, композиторы, ученые были гомосексуалистами?

Насколько верно, что многие писатели, композиторы, ученые были гомосексуалистами?

Можете ли вы назвать их имена?

Мне кажется, бестактно забираться в постель как к великим, так и к обычным людям: интимная жизнь каждого – это интимная жизнь каждого. Тем более, если это касается тех, кто уже ушел из этой жизни и ценен не своей сексуальной направленностью, а тем, какие книги, музыкальные произведения, живописные полотна нам остались. Поэтому называть фамилии не буду.

Многим гомосексуалистам приятно осознавать, что такой‑то композитор, такой‑то писатель, актер тоже были гомосексуалистами. То есть человек как бы соотносит себя с великими: он – как я, я – как он.

Другое дело – художественная литература. В 1990 году в Испании вышло 700 произведений на эротическую тему. Гомосексуализм, педерастия, половая истома, обнаженные тела – все это есть в произведениях испанских писателей. Например, Кристина Росси рассказала о лесбиянке, проповедующей отвращение к мужчинам. А повесть Луиса Виленьи раскрывает сложный мир гомосексуалистов. В новелле Хавьера Санчеса (сам автор эту новеллу называет «свинской и с точки зрения морали грязной») смакуется сцена, где женщина, разговаривая из окна с мужем, в то же время отдается любовнику.

Лоурдес Ортис, описывая любовные отношения между взрослым мужчиной и школьницей, дает сверхнатуралистическую картину изнасилования. Произведения этого писателя изобилуют вульгарными подробностями постельных сцен.

Писательница Анна Россекти считает, что изображение рта, откусывающего ягоду земляники, куда эротичнее, чем обнаженные тела в кровати. Некоторые писатели утверждают, что порнография и эротика качественно отличаются друг от друга, по мнению других, они составляют неделимое целое. Насколько художественны эти произведения, покажет время.

Но во все времена писатели создавали эротическую литературу и рассказывали о тех или иных перверсиях человека.

Популярный в прошлом конферансье Алексеев как‑то представлял публике артиста Театра сатиры Владимира Хенкина – замечательного, остроумнейшего мастера, любимца Москвы. Реприза, с которой он вышел, получилась такой: «А сейчас, дорогие зрители, перед вами выступит артист Владимир Хренкин… ой, простите, Херкин… ой, простите… ну, вы же меня поняли!»

Хенкин выбежал на сцену, как всегда сияя улыбкой, и сообщил залу: «Дорогие друзья, моя фамилия не Херкин и не Хренкин, а Хенкин! Товарищ конфедераст ошибся!»

(Из актерских приколов)

Комментировать