Главная > Половая жизнь > Как меняется характер девочек в период полового созревания от 12 до 15 лет?

Как меняется характер девочек в период полового созревания от 12 до 15 лет?

Девочки в эти годы порой сверхимпульсивны. До этого спокойные и ровные в общении, они становятся замкнутыми, боятся рассказать родителям о своих вожделениях, мечтаниях, фантазиях – все носят в себе.

Некоторые проявляют невероятную агрессивность, направленную преимущественно на домашних. Родители не понимают, что творится с детьми. А происходит половое созревание. Девочки нуждаются в понимании сверстников, родных. В семье же к ним как ко взрослым, не относятся, что их нередко обижает.

В этом же возрасте подростки нуждаются в кумирах. Кумиром может стать знакомая или знакомый, литературный или киногерой. Помогите дочери найти его! Это сделает ее лучше.

Проявляется и интерес к сексуальным отношениям. Рассказывая правду, вы достигнете двух целей: раскроете ей глаза на жизнь и объясните, что с ней происходит, а с другой стороны, воспитаете правильное отношение к себе, к окружающим.

Девочки, бывает, влюбляются в юношей значительно старше себя – на пять, даже на десять лет. К этому чувству надо относиться трепетно, уважительно. Ни в коем случае не высмеивать девочку и не доказывать безнадежность любви. Наоборот, всегда внушайте своим детям уверенность в собственных силах.

В 14–15 лет девочка способна родить. Но это лишь показатель ее физиологического развития. Понимаю чувство матери, узнавшей, что 15‑летняя дочь потеряла невинность, мало того вот‑вот родит. Иногда девочки умело скрывают беременность, и родители узнают о положении дочери, когда делать аборт уже поздно. Но говорила ли мать со своей дочерью о физическом влечении и о том, почему его все‑таки надо сдерживать?

Приведу несколько писем от девочек именно этого возраста. Право, над ними стоит задуматься!

«Не знаю почему, но мне сейчас хочется читать только про любовь.

Я хочу в будущем иметь любящего мужа, квартиру, жить в достатке. Моя же мама меня неправильно воспитывает. Она кое‑как тянет от получки до получки и, убедившись на своем горьком опыте, не желает мне того же.

Она предлагает мне выйти замуж по расчету. Иначе говоря, чтобы у «желанного» была и квартира, и машина, и деньги, и даже хорошая профессия. Но я выйду за того, кого полюблю. Хорошо, конечно, если он к тому же будет и богатым.

Сейчас меня очень интересует, как надо вести себя в брачную ночь. И еще: как защитить себя от изнасилования?»

(Жанна Д., 13 лет, школьница)

«Я вам пишу, Владимир Владимирович, втайне от мамы с папой. Я постоянно читаю ваши статьи про „это“, тоже втайне от родителей. Я их стесняюсь, а может, и боюсь. Сейчас вот пишу и все оглядываюсь, как бы они не вошли.

Продолжайте вашу рубрику! Не бойтесь рассказывать об «этом». Нам у взрослых спрашивать неловко, а в газете читать сподручнее. И пишите понятным для нас языком».

(К., 13 лет, школьница)

«Учусь я в восьмом классе, ударница, симпатичной наружности. Но внутри – гниль, червоточина.

Дело в том, что я – онанистка. В одной из книжек, не помню какой, я наткнулась на описание онанизма. И решила испробовать. Ну и теперь, два года спустя, не могу от него отстать. Это своеобразный наркотик. Я не могу от него отвыкнуть, отучиться, не могу!

В шестом классе не осознавала, что делала. А теперь я много мучаюсь. Вреден ли онанизм для организма девушки? С мамой не советуюсь, стыдно. А как быть, не знаю.

Пишу после очередного «сеанса». Мне гадко, стыдно, противно…»

(И. С. 14 лет, школьница)

«Сейчас мне уже 17, но все про „это“ я знаю. Да и первое издание вашей, г‑н Шахиджанян, книги читала.

А тогда мне было 14. Воспитывали меня как примерную девочку. Разговаривали со мной на темы любви и дружбы, не более. Вечером выпускали погулять на часик‑полтора перед сном.

Однажды ко мне подошел мальчик (ему было почти 17) и предложил погулять вместе. Это был первый парень, который обратил на меня внимание. В этот же день мы пошли к нему в гости. Родителей не было, но я ничего не боялась. Мне просто не говорили никогда, что я должна чего‑то бояться!

Мы немного поиграли. И он неожиданно спросил: «А ты девочка?» Я с удивлением ответила, что на мальчика я вроде не похожа. Он долго смеялся, а потом разделся сам и раздел меня. Я не испугалась, а удивилась. Мне было интересно, что он хочет делать.

Дальше вам понятно, что он сделал… По дороге домой он сказал, чтобы я никому не говорила и ничего не боялась.

Больше я его не видела. И только через полгода поняла, что я потеряла. Привет тем, кто печется о нашем целомудрии, запрещая разговоры с детьми о сексе. Я их ненавижу!»

(К. К., школьница)

– Марусенька, что бы ты стала делать, если бы я сейчас тебя поцеловал?

– Закричала бы: «Мама! Мама!»

– И что бы было?

– Ничего, потому что никого нет дома.

(Из невыдуманных рассказов)

Комментировать