Главная > Половая жизнь > Есть ли врожденный гомосексуализм?

Есть ли врожденный гомосексуализм?

Есть. Человек может ощущать потребность в особой мужской ласке с 5–7‑летнего возраста.

Но механизм передачи гомосексуальности по наследству во многом пока неясен. И к этой проблеме я еще вернусь, отвечая на подобный же вопрос, но чуть в другой редакции. А пока очередное письмо, которое должно помочь точнее понять проблему.

«Не обошла трагедия и нашу семью. Хотя мы так и не можем решить, только ли упущения в воспитании тому виной или была какая‑то предрасположенность.

Мы вырастили трех сыновей. Старшему сейчас 35, младшему 22 года. Ребята росли жизнерадостными, хорошо учились, помогали по дому. Когда сыновья служили в армии, от командования приходили благодарности. Сейчас все на хорошем счету на работе. Старшие поженились. Мы, одним словом, были счастливыми родителями. Но…

После возвращения из армии младшего мы стали замечать, что с ним творится что‑то неладное. Рос он ласковым, добрым, готовым поделиться последним, никогда (так нам казалось) не обманывал, но был часто очень задумчив. Мы на это, честно говоря, не обращали внимания. Теперь же он стал раздражительным, часто плакал. Девушки его раздражают. Я стала вести дневник его поведения и пришла к выводу, что он пассивный гомосексуалист, даже «вычислила» его партнера.

Показала дневник, он не стал отрицать. Плакали вместе. Он рассказал, что еще ребенком увидел ЭТО через щели в заборе воинской части, недалеко от которой мы живем, и потом мечтал именно о такой близости. Даже любовь и женитьба старшего брата вызывали у него только раздражение. В 15 лет в подростковом санатории такую «близость» он испытал. Приехав домой, сам начал искать партнера, и его «приручил» человек лет на 15 старше. Их встречи не были частыми, так как семейный распорядок все обязаны были соблюдать. И только иногда, проводив девушку (которая, оказалось, была «крышей»), он на полчаса забегал к партнеру. В армии это продолжалось, влечение так закрепилось, что теперь другой жизни сын и не мыслит.

Мы пытались уговорить его лечиться, всей семьей уехать – отказался. Говорит: «Мне ничего не поможет. Я никогда, даже в 5 лет, не думал, что полюблю девочку. Я такой родился, и от себя не уйдешь». Уговоры обратиться к сексопатологу и психиатру, строгий контроль за ним привели к тому, что он пытался отравиться. Если бы не девушка (она врач, любит его, зная все, готова выйти за него замуж), сына уже не было бы. Еще одна загадка для медицины: в 3 часа ночи она вызвала такси и приехала к нам, так как почувствовала, что он умирает.

Муж в порыве гнева как‑то сказал, что убьет его «друга», на что сын очень спокойно ответил: «Я переживу его не больше, чем на час. Он мне дорог, вы даже представить себе не можете, какой он хороший и как я его люблю. А жить с женщиной я никогда не смогу».

Девушку он свою уважает, предлагает быть ей братом, но психика его не выдерживает, когда она смотрит на него как на мужчину.

Конечно, мы виноваты, где‑то упустили, не заметили. Но не сказалось ли здесь то, что всю беременность врач предсказывал мне девочку и я была настроена на дочь?»

А. К.., 54 года, Нижний Новгород.

Ночь. Тишина. В темноте целуются двое.

– Я тебя люблю, – говорит один.

– Я тебя тоже.

– А как твое имя?

– Миша.

– Тьфу ты, черт! Мое… тоже.

(Из анекдотов читателей журнала «Студенческий меридиан»)

Комментировать