Главная > Половая жизнь > Брат (ему 25 лет) моей подруги страдает комплексом неполноценности

Брат (ему 25 лет) моей подруги страдает комплексом неполноценности

Он не может или боится жить с женщиной. Подруга пробовала поговорить с ним, предлагала отвести к врачу. Но он все время отшучивается или переводит разговор на другую тему. Ему надо помочь, но как?

Первая реакция на вопрос: не дергайте его, оставьте в покое. Пусть он сам попросит помощи. Но я перечитал несколько раз записку и увидел подтекст вопроса. Это ведь подруга сестры хочет добрых отношений с парнем. Тогда ей надо спрашивать о себе, а не о нем.

И ей я отвечу так: можно проявить инициативу первой. Главное – стать интересной ему. Но помните о чувстве меры. Не переусердствуйте с приставаниями. Все должно проходить незаметно для него.

В то же время поставленный вопрос значительно шире. Стоит или не стоит обращаться к врачам, если ощущаешь страх перед женщинами, боишься знакомиться, теряешься: как говорится, природа требует, а психология не дает? Да, имеет смысл посоветоваться с психологом. Обратитесь к книгам Владимира Леви: «Охота за мыслью», «Искусство быть собой», «Искусство быть другим». Словом, окунитесь в мир психологии. Потерять ничего не потеряете, а приобретете многое. Приведу лишь одну, правда, довольно обширную цитату из книги моего друга В. Леви «Нестандартный ребенок».

«Старшие редко понимают, как трудно младшим, потому что не хотят помнить, какими были.

Хочу вспомнить свою любовь. Да, в твоем возрасте у меня была уже любовь. Вспомните, чего приходилось стесняться, бояться, тайно желать…

…Вспоминаю… Сначала только любопытство, еще непонятно к чему. Хотелось только узнать, выяснить… Но почему‑то уже было страшно, какое‑то волнение… Как будто спало внутри неведомое существо и стало потихоньку просыпаться…

Первый опыт: несвоевременно, неуместно, не так, как представлялось… Тревога: не так, как полагается, ненормально! Теперь‑то я знаю, что тревога эта обычна, что бывает она у всех, во всяком случае, у каждого, в ком растет не только животное. В тебе просыпается зов следующих поколений, быть может, несравненно более совершенных, чем ты, – как не бояться?.. Это была тревога за Тебя!

Но тогда эта причина, самая сокровенная, не сознавалась. Крутились неотвязно только самые пошлые глупости: «А что, если узнают? А как теперь я выгляжу, какое произвожу впечатление? Что сказать и что делать, если…?»

– А у тебя как? – хотелось спросить кого‑нибудь. – И у тебя тоже?..

Никто не объяснил, что эти желания чисты и святы, потому что это главное влечение жизни – жить, продолжаться, – влечение, без которого не было бы ни тебя, ни меня, никого. Зато более чем хватало внушений, что это стыдно. Если бы знать, что врачи считают ненормальным как раз отсутствие влечения. И что это тоже не так!

Если бы объяснили, что у каждого своя жизненная стезя, свое время, своя тайная мудрость, своя норма!..»

В доме отдыха один щуплый мужичонка поспорил с дородной женщиной, что удовлетворит ее за ночь двадцать три раза при таких условиях: все делается в полной темноте, через каждые полчаса он выходит за дверь на пять минут. После пятнадцатого раза женщина стонет:

– Все, больше не могу.

Она зажигает свет, видит – перед ней незнакомый здоровый мужчина.

– А где тот щуплый? – спрашивает женщина. – Это тот, что ли, который у входа билеты продает?

(Из записок авантюриста)

Комментировать