Главная > Мужское и женское. Исследование полового Вопроса в меняющемся Мире > Семь тихоокеанских культур

Семь тихоокеанских культур

В следующих разделах я представлю в возможно сжа­той форме этнографический очерк культур семи племен, кото­рые я описала выше. При этом будут использованы некоторые специальные термины, потому, что любые другие способы пред­ставления материла потребуют слишком много места. Эти при­ложения предназначаются для студентов и для тех читателей, которые интересуются такими вопросами, как численность описываемого племени или народа, природные условия насе­ляемой ими территории, время проведения наблюдения и тому подобное. Я расположила очерки в порядке исследования мною культур и дополнила библиографией из собственных публика­ций, публикаций моих коллег по исследованиям, а также наи­более значимыми публикациями, которые последовали за мо­ими работами в этих областях. Расширенная библиография более ранних работ имеется в моих публикациях.

А. Самоа

Мои материалы были собраны в течение девятиме­сячной экспедиции 1925—1926 годов в качестве стипендиата по биологическим наукам Национального Исследовательского Совета, в рамках исследовательского проекта, направленного на изучение девушек-подростков.

На островах Самоа проживало в 1926 году 40 229 человек, относящихся к полинезийской группе, цвет кожи самоанцев светло-коричневый, волосы черные и волнистые, говорят ме­стные жители на языке полинезийской группы. Эти острова были христианизированы в первой половине девятнадцатого века и административно поделены под эгидой Лиги Наций на две подмандатные территории: Западное Самоа под управле­нием Новой Зеландии, состоящее из островов Уполу и Савайи, и Американское Самоа, которое управляются командовани­ем морского флота США. Военные действия, также как и взя­тие голов в качестве военных трофеев, смертная казнь, при­водимая в исполнение главой семьи или деревенским сове­том, убийство детей, полигамия и публичная демонстрации знаков лишения девственности запрещены. Местное населе­ние знает грамоту на языке Самоа в европейской орфографии, преподаваемую миссионерами, кроме того, оба правительства обеспечивают начальный уровень образования на английском языке. Копра является основным экспортным продуктом, на доходы от ее продажи самоанцы покупают ткани, которые вытесняют местный похожий на ткань материал из отбитого лыка и плетеные покрывала, используемые только в ритуаль­ных целях, а также покупают фабричные москитные сетки вместо плетеных из лыка. Керосиновые лампы и керосин, мыло, крахмал, железные ножи и ведра уже вошли в обиход. Бумагу, ручку, чернила наряду с карандашами широко исполь­зовали для ведения записей и для активной корреспонденции между островами. Налоги платили с выручки по операциям с копрой, и только очень небольшое число самоанцев работали по найму за деньги. Отчуждение земли было запрещено, по­этому ни плантаторство, ни колониальная торговля не про­цветали. Уровень медицинского обслуживания населения высокий, благодаря компетентности медицинского персона­ла морского флота США. Персонал морской базы состоял примерно из двухсот человек, каждые три недели ходят рейсы на Сан-Франциско и Сидней и обратно. Церковь являлась уже частью каждой деревни, там же располагалась местная шко­ла. Пасторская семья содержится на средства деревенской общины, на местных церемониальных торжествах ей оказы­вают знаки почтения. Умеренная форма конгрегационализма (Лондонского миссионерского общества) является преобла­дающей религией, но имеются также и римско-католические миссии и школы на Татуиле и, кроме того, небольшая мор­монская миссия.

Основной объем моих работ был сделан на отдаленном ост­рове Тау архипелага Мануа, главным образом в деревне Тау, и те комментарии, которые последуют дальше, относятся имен­но к этой группе островов, хотя большинство моделей семей­ного поведения являются такими же и для всего данного ареа­ла. Тем не менее опыт общения с европейцами на больших цен­тральных островах, особенно в вблизи Уполу, где уже длитель­ное время проживало европейское население, без сомнения, внес некоторые отличия в манеры поведения и образ жизни, по сравнению с теми местами, где сохранились нетронутые ус­ловия жизни аборигенов.

Самоанцы живут в достаточно самостоятельных деревнях, объединяемых церемониальными взаимосвязями и управля­емых собранием носителей наивысшего титула от каждой де­ревни — Большим Фоно. В каждой деревне существовало мно­жество внутрисемейных титулов, отражающих место челове­ка по отношению к родовой линии и создающихся совместно членами семьи с учетом пожеланий изредка при вмешатель­стве со стороны деревенского совета, который состоит из глав всех семейств. Титулы делятся на две группы — титулы вож­дей и ораторов, взаимодополняющие по отношению друг к другу. По форме деревенский совет дублируется в рамках груп­пы жен, внутри группы не имеющих титулов молодых людей и такой же — девушек и жен мужчин без титулов. Эти четыре группы и определяют каждая свою долю общественной жиз­ни в деревне. Каждая деревня имеет одного или нескольких главных вождей, которые имеют право даровать особый ти­тул таупоу девушке из своего семейства и манайя — юноше. Каждое семейство во главе с мужчиной-носителем титула со­стоит из большого количества родственников, и работа внут­ри него распределяется в соответствии с возрастом и стату­сом; глава этой семьи решает, кому конкретно следует рабо­тать в поле, кому ловить рыбу, сколько следует запланировать сплести циновок и т. п., причем все произведенное считается общей собственностью семьи. Семейные пары редко прожи­вают отдельно, авторитет принятия решений оставляется у Матаи (титул главы семейства), а не у биологического отца. Как личности самоанцы сохраняли территориальное право проживания по обеим родительским линиям и пользовались правом вето на советах семьи матери. Система родства про­стого двустороннего типа, с сильным табу на общение между братом и сестрой. Социальный статус в значительной степе­ни определяется титулом, сыновья вождей по социальному статусу относились к людям без титула.

Жители Самоа живут в круглых и овальных жилищах без стен с высокими соломенными крышами и полами, мощен­ными галькой и устланными циновками, на которых можно сидеть или спать. Основной пищей является таро (колоказия), ямс, плоды хлебного дерева, бананы, кокосы, в дополнение едят кушанья из рыбы, ракушек, свинины и птицы. Пищу го­товят на семейном или деревенском земляном очаге и подают на свежесорванных зеленых листьях. У самоанцев нет кера­мической посуды. В церемониях используют нетоксичный на­питок, приготовленный из корней Piper Methysticum. Одежда состоит из короткого саронга, называемого туземцами лава — лава и в настоящее время изготавливаемого из ткани, матер­чатой повседневной блузки для женщин и рубашки для муж­чин, которую они надевают при посещении церкви. Некото­рые из молодых людей имели татуировку, но татуирование людей на Мануа запрещено уже в течение двух поколений. И мужчины, и женщины постоянно ходят босыми. Самоан­цы спали еще на циновках, но уже клали под голову твердые капковые подушки и использовали современные москитные сетки. Европейская утварь, посуда и ножи присутствуют, но используют только для угощения редких представителей вла­стей. В жилищах вождя и пастора имелось по столу и стулу для такого рода посетителей; во всех остальных случаях жизнь протекает на полу.

Домашнее хозяйство каждой семьи носит натуральный ха­рактер и самодостаточно, но некоторые члены сообщества специализируется на рыбной ловле, и затем эта рыба обме­нивается в качестве подарков между близкородственными се­мьями. Строительство домов и каноэ также являются осо­быми ремеслами, за них полагается особая оплата. Торговли как таковой не существует, есть постоянные различные мены продуктами труда и услугами, причем циновки и тканепо — добные материалы из луба становятся женским вкладом, а пиша, деревянные миски и каноэ — мужской вклад. Семьи участвуют в общих работах и вносят вклад в деревенские пиры, часто называемые обряд перехода (Rite De Passage) для членов семьи вождя. Отношения внутри семьи в общей фор­ме переносятся и на социальную организацию всего племе­ни в целом, таким образом, вся деревня живет и действует как семейство кровных родственников вождя, а институт главных ораторов имеет положение, сравнимое с матрили — нейными родственниками. Родовые прерогативы включают: титулы земли, участки для постройки дома, а также некото­рые специальные прерогативы, предусмотренные по статуту определенному титулу.

Самоанцы выделяются среди других полинезийских народ­ностей имерно преобладанием социальной организации над верой в сверхъестественное и важности именно обществен­ных санкций, т. е. санкций, налагаемых от имени всей обще­ственной группы. «В старые времена у нас было два бога — Танголоа и Деревня, но всегда Деревня была главнее». Мест­ное деревенское сообщество остается центром и источником власти; структура титулов с одной стороны, и система вели­ких богов и родовых богов с другой — воспринимаются менее серьезно. Ораторское искусство и танцы у самоанцев развиты хорошо, в отличие от декоративного искусства, за исключе­нием разукрашивания полученного из коры похожего на ткань материала втиранием в него узоров из красителей, несложных узоров на циновках и палицах. Литература также неразвита. Приемы ведения войны стилизованы и представлены как часть взаимоотношений между деревнями, которые выступа­ли ритуальными противниками, при малом количестве потерь. Враждебность между отдельными личностями выражалась завуалированно, в основном в форме наговоров и интриг, а не прямых схваток и столкновений. Рассматриваемое сообщество демонстрирует экономику достатка, гибкую и работоспособ­ную форму социальной организации, в которой каждый от­дельный человек приспособлен в соответствии со своим воз­растом, полом и статусу, от каждого не требуют большего, чем то, на что он способен, а также данный социум вполне спосо­бен обеспечить удовлетворение набора представлений о же­лательных условиях жизни: вознаграждение за труд, потреб­ности в пище, крове, половой жизни, удовольствиях, соци­альном статусе и безопасности. Самые серьезные из встреча­ющихся заболеваний — это тропическая гранулема и конъюн­ктивит, которые поддаются лечению современными метода­ми, и на сегодняшний день показатель прироста населения на Самоа — наивысший в мире. Вплоть до Второй мировой вой­ны и, возможно, на протяжении ее (за этот период времени мы еще не имеем полных данных) самоанцы являлись приме­ром наиболее успешного и безболезненного культурного при­способления среди всех социумов, по которым велись наблю­дения и собирались материалы. Это успешное приспособле­ние может быть отчасти отнесено на счет гибкости данной культуры, отчасти — экономическому демпфированию, что предотвратило отчуждение земель и внедрение критериев цен­ности европейской конкурентной экономики, отчасти — сча­стливому соответствию между некоторыми сторонами англий­ского конгрегационализма и социальной организацией само­анцев и в равной степени счастливому совпадение между са­моанской системой рангов и титулов с аналогичной системой на морском флоте США.

Комментировать