Главная > Мужское и женское. Исследование полового Вопроса в меняющемся Мире > G. Бали

G. Бали

Жители Бали резко выделяются среди других народ­ностей и племен, обсуждаемых в этой книге. Они относятся не к примитивным племенам, а к индонезийцам, говорящи­ми на языке малайской группы, который в течение многих сотен лет был подвержен непосредственному влиянию высо­коразвитых культур юго-восточной Азии и Китая. Почти мил­лион человек на своем небольшом острове — площадью всего в 2905 квадратных миль к востоку от Явы живут в обществе, которое во многих отношениях сопоставимо со средневеко­вой Европой, по крайней мере до тех пор, пока Нидерланды не установили здесь свое правление в начале XX века. Сама страна состоит из маленьких королевств, в которых правите­ли из касты кшатриев нежестко главенствовали над брахман­ским жречеством и взыскивали умеренную дань с многочис­ленного, не разделенного на касты сельского населения, про­живающего в деревнях. Каждая была образцово организована в самодостаточную социальную структуру, регулировавшую вопросы землеотвода, ирригации и все типы социальной орга­низации, за исключением тех немногих, которые царствую­щие правители выделили для себя. Индуизм глубоко проник в структуру их религиозных верований, но также заметны и черты древнего буддизма. Кастовая система, которая, как счи­тается, принесена была сюда с Явы, откуда яванцы-индуисты бежали от притеснений магометан, установилась на Бали в слабой форме: мужчина из высшей касты мог жениться на женщине из низшей касты и передать своим детям принад­лежность к высшей касте.

Экономика базируется на комбинации общинно-родового и феодально управляемого сельского хозяйства, в котором ве­дущей культурой является рис, а также на системе торговли, когда на рынках ремесленные изделия отдельных производи­телей или групп и продукты питания покупают и продают за деньги — китайские медные монеты. Дома у них — относитель­но небольшие, но красивой архитектуры и образуют из-за вза­имного соответствия упорядоченную застройку, а храмы состоят в основном из расположенных террасами огороженных двори­ков и небольших храмовых построек, в которых индуистские и доиндуистские боги почитаются в те или иные дни согласно очень сложному календарю. Жрецы и писцы умеют делать за­писи на древнем алфавите на листах из пальмовых листьев. Кузнецы и ювелиры обрабатывают железо, золото и серебро, на ткацких станках изготовляются изысканные ткани, в том числе и цветные двойного плетения.

Искусства, в особенности музыка, танцы и театр, чрезвычай­но развиты, и большую часть времени у людей, чья дремотная про­винциальная манера поведения заключает в себе большой запас потенциальной энергии, занимает практически непрерывное при­готовление к очередной театрализованной церемонии. Азартные игры на деньги в основном вокруг петушиных боев весьма рас­пространены, но пьянство, несмотря на доступность относитель­но очищенной от вредных примесей выпивки, встречается редко. Практики вхождения в транс и прорицания, ритуалы, приурочен­ные к определенным календарным датам, представляет большую и важную часть религиозной жизни, которой пронизана вся жизнь балийцев: от небольших жертвоприношений после каждого при­ема пищи до пиров, устраиваемых правителями, стоимостью в сотни тысяч гульденов. Несмотря на видимое различие между правителем и крестьянином, между брахманским жрецом и мест­ным служителем деревенского храма, между простым ремеслен­ником из горной местности и искусным мастеровым с равнин — символика ритуалов понятна для каждого жителя Бали. Таким образом, хотя мы обнаружили крайние и детальные различия меж­ду группами балийцев и между формальным поведением различ­ных каст или жреческих сект, структура характера оказывается в высшей степени однородной, с небольшими отличиями между де­ревнями, где обитатели никогда не входят в состояние транса и где почти каждый практикует вхождение в транс.

Исследование такого развитого общества, несомненно, пред­ставляет совершенно отличную задачу от регистрации данных дву­мя исследователями при описании только что открытых, но уже почти исчезающих примитивных культур. В течение двух лет, с 1936 по 1938 год, а также при повторном посещении в 1939 году, когда мы с Грегори Бейтсоном работали в тесном сотрудничестве с Джейн Бело, которая провела до этого там несколько лет (с при­знательностью к профессиональным глубоким познаниям Коли- на Макфи в музыке, а позже Уолтера Спайза, который посвятил несколько лет интенсивному исследованию всех видов балийс — кого искусства, и Кэтрин Мершон, которая специализировалась на исследовании танцев и проявлениях религиозности в поведе­нии балийцев), мы могли исследовать углубленно лишь отдель­ные аспекты социума: наблюдать за группами детей, или группой танцоров, двигающихся в состоянии транса, или группой моло­дых художников, календарными праздниками отдельной дерев­ни, фиксируя происходящее на бумаге, фото — и кинопленке. Име­ется, конечно, обширная литература по Бали, как специальная, так и популярная. Голландские студенты изучали право, а также выстраивали хронологическую последовательность событий на ос­нове тщательного изучения археологических находок. Ниже я приведу библиографию только наших работ и тех работ наших коллег, которые привлекались нами в качестве источников.

Комментировать