Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ЗНАХАРЬ (ЗНАТКОЙ, ЗНАЮЩИЙ, ШЕПТАРЬ)

ЗНАХАРЬ (ЗНАТКОЙ, ЗНАЮЩИЙ, ШЕПТАРЬ)

Мужчина, обладаю­щий «тайным» знанием (см. Знахарка).

По народным представлениям, 3., как и женщины-знахар­ки, умели лечить, снимать порчу, ворожить, предсказывать будущее, отыскивать пропавшие предметы. Вместе с тем только 3., как и колдун, мог «налаживать» или «отпускать» Свадьбы. Цель обряда «отпуска свадьбы» — уберечь молодых от свадебной порчи (см. Свадебный поезд). 3. нередко пригла­шали на свадьбу в качестве дружки. Перед тем как повезти молодых к венцу, 3. наговаривал заговор — «отпуск» на воск, древу (крупный песок), иглы, кусок сети и другие предметы, которые затем надевали на тело молодых или крепили к их одежде, клали в обувь. «Отпуск» также наговаривали на замок, который молодые хранили в течение свадьбы, или на Плеть, которой били вдоль дороги, когда по ней проезжал Свадебный поезд, чтобы «отогнать» порчу. Некоторые 3. во время произнесения «отпуска» ставили молодых на какой — либо железный предмет (например, сковороду) и обходили их «по солнцу», очерчивая вокруг них железным предметом. В текстах «отпусков» обычно присутствовал мотив «желез­ной стены» и «огненной реки», которые должны оградить свадьбу от порчи.

3. мог помочь и в том случае, когда предохранительных действий не совершили и свадебная порча была наведена. Виды свадебной порчи многообразны. Если не мог двинуться с места отправляющийся к венчанию поезд, 3. в Вятской губ. сажал в соломинку блоху и клопа, произнося приговор: «Как блоха да клоп скачет, так и вы, кони, скачите». Или же 3. трижды обходил остановившийся свадебный поезд, произно­ся соответствующий заговор. Во время свадебного пира ему удавалось вывести из обморочного состояния (колдовских чар) жениха и невесту. 3. также способствовал возвращению утраченной половой способности жениха (см. Невстаниха) Он выдавливал кровь из гребня петуха (петух — символ муж­ской силы), поил ею жениха с приговором: «Как гребешок у петуха стоит, так чтобы и у (имя) стоял». Кроме того, за­ставлял жениха мочиться на раскаленное железо, чтобы он приобрел такую же силу, крепость и жар.

Если колдун вселял в молодых отвращение друг к другу используя наговоренные предметы, 3., чтобы снять порчу, должен был их отыскать. Например, если в подушку моло­дых была зашита кость мертвеца, принесенная с кладбища, 3. извлекал ее и бросал в реку.

Иногда свадьба становилась ареной своеобразного еди­ноборства колдуна и 3., один из которых вредил, а другой устранял порчу. 3., состязаясь в силе с колдуном, мог отнять у него способность к колдовству. Так, в заонежских былич — ках встречался мотив лишения колдуна силы: дружка чудес­ным образом поднимает колдуна под потолок и заставляет его выплюнуть зубы. По поверьям, потеря зубов приравни­валась к утрате колдовской силы.

3. также мог разоблачить колдуна и ведьму, заставив их явиться в определенное время и место, например помимо своей воли прийти за золой в избу, где жгли осиновые дрова в Чистый четверг. Кроме того, 3. мог наслать на них порчу, воткнув в их следы иголки, и т. д.

В некоторые обряды, которые проводили исключительно 3., присутствует огонь. По народным представлениям, огонь обладает очистительной силой; он также символизирует мужское генеративное начало. Об этом свидетельствует, на­пример, обычай молодежи прыгать через костры в ночь на праздник Ивана Купалы. Профессия кузнеца (по народным поверьям, он знается с нечистой силой и является «знаю­щим», колдуном), для которой характерна работа с огнем и металлом, считалась только мужским занятием. Причем 3. «работал» с природным огнем, а домашний, связанный с печью, был атрибутом обрядов знахарки.

Еще в начале XX в. с эпидемиями «боролись» с помощью так называемого чистого огня, который добывали путем тре­ния друг о друга деревянных брусков, причем имели право на это только мужчины, являющиеся первенцами в своей семье. Затем по всей деревне раскладывали костры: верили, что после этого болезнь уйдет. Предварительно в каждом доме гасили огонь; после того как добывали новый, его раз­носили по домам, а те, кто, не дождавшись, затапливал печь, подвергался жестоким наказаниям — его дом сжигался.

Преимущественно мужчины-3. также с помощью «чисто­го» огня лечили некоторые кожные заболевания, например «летучий огонь» (аллергию). Считалось, что причиной этой болезни могло быть непочтительное отношение к огню, когда в него плевали или мочились. В Архангельской обл. «летучий огонь» лечился искрами, которые 3. высекал крем­нем из огнива, при этом он говорил следующее: «Что секешь? — Огонь секу. — Секи, гора, чтобы век не было».

К числу 3. относили и коновалов (см. Коновал), которые врачевали не только скот, но и людей, они лечили от испуга, заговаривали зубы. Хорошими коновалами считались ладо — жане и егорьевцы — жители Рязанской губ., у которых был даже особый наряд, напоминающий шаманский. Эти люди похвалялись своими «тайными» знаниями и связью с нечис­той силой.

Литература:

1. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1994; 2. Попов Г. Русская народно-бытовая медицина. СПб., 1903.

Н. Мазалова


И

Комментировать