Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ЗИМНИЕ МОЛОДЕЖНЫЕ ИГРЫ И ЗАБАВЫ

ЗИМНИЕ МОЛОДЕЖНЫЕ ИГРЫ И ЗАБАВЫ

Способы развлечения молодежи на открытом пространстве в зимнее время года, представляющие собой ритуальные или ритуализованные действия, которые соотносились с такими важными кален­дарными вехами, как Святки и Масленица, а также игры, не связанные непосредственно с обрядовой сферой. И пер­вые и вторые развивали у молодых людей физическую силу, выносливость, ловкость, терпение, определенные навыки и умения, а кроме того — нравственные, психологические, интеллектуальные качества: смелость, внимательность, сме­калку, инициативу.

Более активной в играх была мужская половина моло­дежного коллектива, представители которой обычно орга­низовывали развлечения. Наряду с совместными (общими) существовали и сугубо мужские игры, относящиеся к типу состязательных. Главные их составляющие — азарт, жела­ние отличиться, выиграть, продемонстрировать силу и пре­восходство. Победа в игре влияла на повышение автори­тета подростка, парня или мужчины в глазах товарищей и общества в целом.

Игры и развлечения молодежи во время праздников про­ходили при большом стечении народа. В ходе игрового действия девушки и парни получали возможность проде­монстрировать свои достоинства общине, в том числе ровес­никам противоположного пола и их родителям, что имело важное значение для формирования общественного мнения и, соответственно, брачных пар.

К излюбленным зимним развлечениям относились ката­ния с гор и на лошадях. Они представляли собой спор­тивные состязания на скорость, ловкость, дальность пробега

ЗИМНИЕ МОЛОДЕЖНЫЕ ИГРЫ И ЗАБАВЫ

Зимние забавы

И умение управлять лошадьми и санками. Кроме того, во время катаний молодые люди могли познакомиться, лучше узнать друг друга, показать себя.

Наиболее важными признавали катания в Святки и на Масленицу. В народе их рассматривали как смотрины не­вест и женихов. Эти развлечения позволяли окружающим оценить материальное благосостояние и поведение молодых людей, их качественные характеристики, а также отметить и обсудить возможные пары (см. Смотры невест). Масле­ничные катания проходили на фоне широко распространен­ного и характерного для этого праздника обычая чество­вания молодоженов (см. Молодожены). Смотр невест и же­нихов как бы открывал новый сезон предсвадебных игр. Не случайно именно в этот период проходили публичные осмеяния и «наказания» тех, кто не женился и не вышел замуж в предшествующем году. Катаниям с гор и на лоша­дях во время Масленицы приписывалось и магическое зна­чение: с ними связывали будущий урожай льна.

Для катаний с гор использовали естественные скаты — спуски с возвышенностей или спуски к водоемам, и те и другие заливали водой. Занимались этим дети и молодежь. В некоторых русских деревнях и в городах предпочитали строить катальные горы — катушки. Их возводили парни и молодые мужчины: они заготавливали бревна и устанавли­вали конструкции катальных гор. При заливке гор парни обливали друг друга водой. В больших деревнях и селах, особенно там, где молодежь разделялась на территориаль­ные группы, сооружали несколько горок. Парни старались украсить их как можно лучше: высаживали елочки, устанав­ливали фонари и даже ледяные скульптуры. Делали это для того, чтобы на горку приходило как можно больше народу, особенно девушек. В ряде мест среди богатого крестьянства существовал обычай, по которому парни, имевшие сестер «на выданье», строили катушки специально для них. За по­рядком на горах также следили парни.

В местных традициях были установлены свои сроки для катания с гор. В некоторых районах катание проходило в Рождество, в Крещение и продолжалось в течение зим­него мясоеда. Во Владимирской губ. на мясоеде молодежь собиралась на горки каждое воскресенье, а в Сургутском крае — каждый день. Начинали кататься в 3—4 часа дня и заканчивали затемно. Во многих местах в этот период катались только дети и подростки, а молодежь выходила на горку только на Масленице. Масленичные катания прово­дили в течение всей недели или только в течение двух пяти дней.

С гор обычно катались на рогожах, шкурах животных, охапках соломы, обмолоченных снопах, соломенных коври­ках, обрубках дерева. Кроме того, изготавливали или при­водили в порядок к сезону специальные приспособления — болыпие и маленькие санки, салазки, скамейки, подсанки или полсанки, лодки, ледянки, чунки, козлики, коньки; вспо­могательным средством для катания на них могли служить палки для отталкивания. В Вологодской губ. на козликах — досках с круглым или заостренным концом и переклади­ной — катались только парни, а типично женским видом саней были лодки ИЛИ ледянки, выдолбленные в форме ко­рыта или лодки. В Рязанской обл. для парня и для девушки считалось недостойным спускаться с гор подобными спосо­бами, так катались только дети. Молодежь же скатывалась на ногах, надевая для лучшего скольжения лапти.

Собираясь на гору, молодые люди старались приодеться. В Рязанской обл. девушки и молодые женщины, а также дети перевязывались домоткаными кушаками и полотен­цами. Подростки, парни и молодые мужчины выходили на гору в начищенных сапогах, нередко надевали праздничные костюмы.

Катались по одному, по двое или большими компаниями. Каждый катающийся стремился продемонстрировать свою сноровку, ловкость, умение управлять санями или держаться на ногах. На глазах собравшегося народа старались проехать как можно дальше, с большей скоростью, а также не свер­нуть в сторону и не упасть. Крестьяне Рязанской губ. гово­рили: «Гора — удаль наша» (6, с. 23).

Особенно внимательно следили за катанием девушек и женщин, так как будущий урожай льна ставился в прямую зависимость от их ловкости и умения управлять санками. Крестьяне Вологодской губ. верили, что у той девушки или женщины, которая удачно скатится с горки, «в этот год вырастет лен длинный и прямой». Ритуально-магическим значением обладали и скатывания девушек и женщин на донцах прялок; они способствовали хорошему урожаю льна, а по рязанским представлениям — и проса. Во Владимир­ской обл. на донцах прялок должны были кататься только лучшие пряхи. В Калужской обл. катание девушек с гор на донцах являлось формой гадания: по длине пробега судили, как далеко от дома они выйдут замуж.

Не меньше внимания уделяли взаимоотношениям деву­шек и парней. Во время катаний подтверждались уже состо­явшиеся пары и формировались новые. В Вологодской губ. во время одиночных катаний парни на козликах подлетали к лодкам с девушками и, сталкиваясь с ними, пытались сбить лед у лодков, чтобы те хуже скользили. Такое пове­дение на горке считалось не только особым ухарством, но и способом ухаживания, проявлением симпатии к девушке.

Совместные катания парами предполагали выбор парт­нера: парень приглашал понравившуюся ему девушку. В ряде мест традиция требовала, чтобы парень катал одну и ту же девушку не более трех раз.

Обычно девушки выстраивались около горы, ожидая при­глашения прокатиться, после которого молодые люди подни­мались на ее вершину. Скатываясь на маленьких саночках, парень усаживал девушку себе на колени, а она обнимала его за шею, при этом он демонстрировал свое умение управлять санками: проехать плавно и не перевернуться. Иногда во время катания парень сам усаживался на колени подруги. Если катались на рогожах или шкурах, девушка вставала на колени, а перед ней усаживался парень, которо­го она обнимала за шею. В Рязанской обл. парень с девуш­кой скатывались на ногах, ухватившись один за другого.

Катания парня с девушкой, как правило, заканчивалось поцелуем. Считалось, что только в случае удачного заверше­ния катания парень «пользуется правом в награду за это по­целовать девушку», иначе «он лишается права на поцелов». В ряде местных традиций разрешалось целоваться после каждого спуска, в других — только в последний день мас­леничного катания.

Парами скатывались и девушки на санках, на лодках, на ногах. Некоторые из них, научившись хорошо управлять санками, с удовольствием показывали свое мастерство, при­глашая подруг прокатиться вместе с ними.

При катании компаниями наиболее часто использовали большие сани. Особым удальством считалось запрыгнуть в сани, когда те уже скатывались с горы. Группа молодежи ка­талась на ногах «юзом» или «юром», то есть цепочкой, обхва­тив друг друга руками. Такие катания были испытанием не только личных качеств, но и умения человека действовать в коллективе. В Вологодской обл. они принимали иную форму: расшалившаяся молодежь группой в десять человек валила кого-нибудь на лед и съезжала на нем вповалку с горы.

Более сложным считалось катание с гор по «шестам». На естественной возвышенности или на катушке клали парал­лельно друг другу в виде рельс «шесты» — бревна, верхняя часть которых была очищена от коры, и заливали их водой. По таким заледенелым «шестам» катались парами: парень с девушкой, мужчина с женщиной. Они становились каж­дый на свой шест лицом друг к другу и, крепко взявшись за руки или за плечи напарника, съезжали вниз. Таким же образом катались и компаниями — человек по шесть на каждом шесте. В Вологодской губ. такое катание называлось «долгий лен».

На лошадях катались в Крещение и на широкую Масле­ницу. В Вологодской губ. на Крещение кавалеры возили деву­шек, как правило сестер или близких родственниц, от церкви до водоема с иорданью. Катания на Масленицу принимали невиданный размах; недаром в некоторых местах Масленицу называли «катальным заговеньем». В этих катаниях — съезд — ках — принимало участие население всей округи. Начи­нались они с середины дня. Катались одним рядом или не­сколькими, вдоль или вокруг поселения, обычно централь­ного, а также между поселениями или на ярмарках.

Молодежь готовилась к этим выездам заранее. Девушки и парни одевались в лучшие одежды: меховые шубы и шапки.

Вышитые рубахи, яркие сарафаны из дорогих тканей и шали, новые валенки. Девушки непременно белили и румянили лица. Парни готовили к выезду лучшие расписные или рез­ные сани, застилали их коврами или меховыми накидка­ми, начищали конскую сбрую, вытаскивали самые хоро­шие дуги — тяжелые, раззолоченные, раскрашенные, кроме того, чистили и украшали лошадей. Два-три парня победнее объединялись и готовили один праздничный экипаж или занимали его у более состоятельных, обещая отработать. В Вологодской обл. при подготовке к крещенским выездам украшать лошадей и сани должны были девушки. Они привя­зывали к конской упряжи банты и ленты, а в сани стелили простыни огромного размера с окантовкой из вышивки, кру­жева, нередко выполненных собственноручно, а также кума­ча и разноцветного яркого атласа, устраивая таким образом, чтобы эти узоры были видны.

В дни масленичных катаний девушки в праздничных одеждах выходили на улицу и выстраивались вдоль дорог или собирались на площадях. Подъезжавшие на санях парни приглашали приглянувшихся им девушек прокатиться. Иног­да катали двух-трех девушек; подобное происходило и в том случае, если кавалеров в санях также было двое-трое. При катании парами приглашенную усаживали на колени, либо парень сам пристраивался на колени подруги. Правила не­которых местностей предписывали катать одну девушку не более одного круга, а затем приглашать другую. Зрители внимательно наблюдали, кто кого и сколько раз катает. Большим уважением и почтением в обществе пользовалась та девушка, которая в течение праздника не покидала саней.

Такие катания позволяли парню использовать их для на­казания подруги за измену. В Вологодской обл. парень мог завести изменившую ему девушку в лес и сбросить ее там в снег. Возвратиться обратно пешком считалось большим позором для девушки, поэтому она не всегда принимала приглашение и садилась в сани к тому парню, которому доверяла.

После катания парню разрешалось поцеловать девушку. Девушки по традиции должны были отблагодарить за ката­ние. Они вешали на лошадь полушалки — небольшие пла­точки, которые заготавливали заранее. Чем больше полушал­ков, тем больше чести было парню. Кое-где, чтобы отблаго­дарить парня из чужой деревни за катание, от девушки требовалось «напоить его допьяна и угощать гостинцами» (3, с. 360).

В некоторых местах было принято катать на лошадях сестер и ближайших родственниц. Иногда девушки для праздничных катаний специально нанимали какого-нибудь Мужика, который готовил для них сани и вывозил их на съездки.

Во время съездок парни нередко устраивали состязания. Соревнования в скорости происходили обычно в том случае, когда в одной линии оказывались сани с ездоками из сосед­них деревень, мужская молодежь которых традиционно враждовала друг с другом. Некоторые, демонстрируя сме­лость и ловкость, на ходу запрыгивали в сани. Молоде — ческую удаль и умение управлять упряжкой лошадей де­монстрировали во время проезда с чучелом Масленицы. В псковских деревнях, ожидая санный поезд с Масленицей, объезжавший округу, дети поджигали на дорогах солому. Проехать через это препятствие считалось доблестью для любого парня.

Известным зимним развлечением была самодельная кару­сель, называемая «кружало» или «самокат». Ее устраивали в городах и селах, как правило на Святки и Масленицу. В центре очищенной площадки на льду водоема укрепляли столб. На вершину столба надевали старое тележное коле­со так, чтобы оно могло вращаться. К колесу прикрепляли жердь, к длинному концу которой привязывали санки, они вмещали до пяти человек. С помощью другого конца пятеро парней или молодых мужчин крутили колесо. Катание на «кружале» требовало большой смелости и выносливости, так как «разгоняющие» могли сильно раскрутить его, а сидящие в санях могли из них выпасть.

Другую группу праздничных зимних увеселений состав­ляют игры, основными участниками которых были только парни и молодые мужчины. Иногда развлечения принима­ли форму обрядовых бесчинств. Характерной особенностью Святок были шутки, шалости, забавы, не вписываемые в об­щепринятые нормы. Некоторые шуточные забавы приуро­чивались к Масленице, а также к Чистому понедельнику. Среди них — катание (купание) девушек в снегу, известное в ряде мест под названием «девок солить», «девок моро­зить». В начале XX в. эти магические по происхождению действия уже потеряли свое былое значение и практически представляли собой «грубовато-шутливую форму ухажива­ния или месть за измену».

Важной частью мужских игр был состязательный эле­мент, который характеризовал конные соревнования, состя­зания на тройках, лазание по столбу, игру в мяч, кулач­ные бои и драки, а также военно-спортивные игры «взятие снежного городка» (см. Состязание, Кулачный бой, Драки). Эти развлечения святочных и масленичной недель давали возможность парням, наряду со взрослыми мужчинами, показать свои физические возможности и смекалку.

В казачьих поселениях Сибири, Урала, Красноярского края, а также в Симбирске, Псковской, Пензенской и Туль­ской губ. на Масленицу проходила военно-спортивная игра «взятие снежного городка». На льду рек и озер, на площа­дях крупных сел и городов парни с молодыми мужчинами возводили из снега (иногда и дерева) крепости и городки — которые затем поливали водой, превращавшейся на морозе в ледяное покрытие. В последний день Масленицы к снеж­ному городку собирался празднично одетый народ. Участ­ники игры разбивались на две группы: защитники крепо­сти, размещавшиеся внутри нее, и атакующие. Обе группы вооружались ружьями с холостыми патронами, метлами, кольями, снежками и пр. Вторая группа, в отличие от пер­вой, имела в своем составе не только пеших воинов, но и всадников.

В ходе игры защитники крепости отбивали атаки конной группы, которая нападала с кольями наперевес. Обороняю­щиеся должны были как можно дольше продержаться, ата­кующие — прорвать оборону. Представители обеих групп проявляли и смелость, и отвагу, и смекалку. Сражение про­должалось до тех пор, пока нападающие не пробивали кре­постные ворота. Первого, кто вбегал в крепость, защитники подвергали испытаниям: его окунали в приготовленную ле­дяную полынью, не давая какое-то время выбраться из нее. Затем смельчака валяли в снегу, натирая лицо снегом и за­пихивая его под рубаху. После окончания игры все участ­ники разрушали снежную крепость и устраивали застолье с выпивкой в складчину.

Для русских участие девушек в подобного рода состя­заниях не характерно. Игры, в которых встречается проти­воборство девушек и парией, зафиксированы в единичных случаях, и как правило, у казаков на территориях, грани­чащих с местами расселения других народов. У гребенских казаков, проживающих на Северном Кавказе, такая игра на­зывалась «держание и взятие города». Девушки «держали город»: они вставали на скамейку в ряд с длинными копья­ми в руках. Мужчины, в числе которых были представите­ли всех возрастных групп без исключения, «брали город». Верхом на лошадях они нападали на «горожанок», а те от­бивались, безжалостно орудуя копьями. Сражение могло длиться долго и заканчивалось так же, как и «поцелуйные» игры: после взятия «города» нападающие получали право перецеловать всех девушек. На Алтае был зафиксирован обычай, заимствованный у казахов. Парень верхом на лоша­ди должен был догнать девушку, поднимавшуюся в гору.

Широко распространенная зимняя забава — лазание по столбу — характерна для ярмарочных развлечений. На пло­щадке вкапывали в землю столбы или тонкие прогибающие­ся жерди, на вершине которых укрепляли призы: отрезы ткани на порты или рубахи, сапоги, бутылку с вином и т. д. Для усложнения задачи столб обливали водой. Чтобы до­стать приз, требовались определенная сила, сноровка, терпе­ние и, несомненно, удача. Правила были жесткими и ника­кие уловки здесь не приветствовались. Человека, доставшего приз, так же как и смельчака, первого ворвавшегося в снеж­ный городок, купали в снегу и натирали лицо снегом.

Другой мужской забавой зимнего времени была игра в мяч. В Вологодской губ. эта игра проводилась на Мас­леницу. В последний день праздника парни и мужчины, собравшись на покрытой льдом реке, разбивались на две группы по двадцать — тридцать человек каждая. Затем чер­тили две линии, за которые необходимо забросить тяжелый кожаный мяч. Для достижения цели разрешалось пользо­ваться различными приемами: гнать мяч ногами, кидать руками, отпихивать и толкать противников. Когда кто-ни — будь из играющих завладевал мячом и с быстротой и лов­костью перебрасывал его за черту, начиналась драка, кото­рая заканчивалась настоящим побоищем с кровопролитием. Борьба за мяч — достаточно жесткая игра, так как про­игранная партия признавалась большим позором. Побежден­ных целый год называли «киловниками» — кличкой весьма обидной для любого парня или мужчины. Победители же пользовались всеобщим уважением, кроме того, им выстав­ляли угощение в виде водки. Девушки отмечали, вниманием победивших парней, а особенно того, кто принес победу. Для каждой из них было честью сидеть с ним на вечерке или прогуляться по улице.

Игрой в мяч сопровождался обряд выкупа молодой жены У мужского населения ее родовой деревни. Это обрядовое действие во многих местах было приурочено к Масленице. В Псковской губ. молодуха изготавливала мяч-«шелугу» из тряпок, иногда зашивая внутрь черепки. Когда молодожены Приезжали на масленичное угощение к ее родителям, она отдавала мяч парням и молодым мужчинам своей деревни. «Шелугу» пинали ногами, разрывали и трепали до тех пор, пока молодой муж его не выкупал. В Вологодской губ. муж­чины требовали с молодого деньги «на мяч», с которым затем и играли.

В целом ряде повседневных игр команды подростков, парней и молодых мужчин формировались по возрасту, и обычно их состав не превышал пятнадцати — двадцати человек. В основе игр лежало противодействие группы игро­ков водящему, который определялся по жребию, по уговору или в ходе игры. Ставший водящим должен был проявить необходимые качества, чтобы избавиться от этой роли. Он получал возможность отличиться, так как зачастую противо­стоял группе товарищей. Так, во время игры «льдинки» во­дящий внутри очерченного круга охранял собранные в цент­ре крупные куски льда. Целью водящего было не столько сохранить льдинки, сколько успеть в пределах круга ударить рукавицей желающего их достать, а целью игроков — полу­чить все льдинки и не быть запятнанными. Если водящему не удавалось выполнить свою задачу, ему приходилось во­дить еще раз. В игре «бабы» водящих было несколько, они определялись в процессе игры, к которой готовились за два — три дня: катали из снега большие шары, устанавливали их неподалеку друг от друга. В начале игры каждый участник старался занять один из шаров, оставшиеся без шара стано­вились водящими, задачей которых было спихнуть кого-ни — будь, освободив тем самым место для себя.

Правила игр предусматривали наказания за нерастороп­ность, неловкость, слабосилие и даже за невезение. Напри­мер, быть водящим не по жребию, а по ходу игры являлось своего рода наказанием. Другой распространенной формой наказания служили насмешки и побои со стороны товари­щей. Такие наказания становились испытанием на выносли­вость. В игре, известной в ряде мест под названием «юла», водящий, прыгая на одной ноге, другой старается послать льдинку так, чтобы ударить кого-нибудь из игроков. Тот, кто зазевается и примет удар, подвергался со стороны товари­щей по игре насмешкам, толчкам и тумакам. В игре «масло» один из водящих («масло») сидит на салазках, а другой («возница») эти салазки везет. Остальные участники ста­раются «отведать масла» — ударить сидящего на салазках. Задача «возницы» не допустить этого и самому постараться ударить кого-нибудь из нападавших. Тот, кого возница толь­ко слегка затронет, становится «маслом» и получает от товарищей тумаки. В игре «кондри», записанной в Рязан­ской губ., побоям подвергался игрок, на которого указал водящий, стоявший у ворот, спиной ко всем.

Игры, характерные для весенне-летнего периода, могли проводиться и зимой. К ним относится игра, известная в России под названиями «котел», «лунки», «шар-мазло», «дук» и пр. Ее считают прообразом хоккея, так как необ­ходимым инвентарем являлись деревянный шар или мяч и палки с загнутыми концами. Игра проходила на площад­ке, в центре которой делали углубление — «котел». Рядом в радиусе 1,5—2 метров располагались ямки поменьше — «лунки», возле которых стояли игроки с палками, опущен­ными загнутым концом в лунку. Водящий, оставшийся без лунки, с помощью своей палки подкидывает, а затем катит мяч к котлу. Игроки должны помешать ему. Если мяч ока­зывался в котле, то играющие менялись лунками. В это время водящий имел возможность занять чью-нибудь лунку, а игрок, оставшийся без лунки, становится водящим.

Литература:

1. Горбунов Б. В., Ефимов А. В., Ефимова Е. А. Традиционные на­родные игры и забавы Рязанского края // Рязанский этнографиче­ский вестник. Рязань, 1994; 2. Игры народов СССР. М.; Л., 1933.;

3. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1994;

4. Морозов И. А., Слепцова И. С. Праздничная культура Вологод­ского края. Ч. 1. Святки и Масленица // Российский этнограф. М., 1993. № 8; 5. Неклепаев И. Традиционные зимние увеселения взро­слой молодежи в районах среднего Приобья // Русская традицион­ная культура. 1996. № 1—2; 6. Носова Г. А. Масленица в селе Чер — нава Скопинского района Рязанской области 13—19 февраля 1961 года. Этнография и фольклор Рязанского края (первые Лебедевские чтения) // Рязанский этнографический вестник. Рязань, 1996; 7. По­кровский Е. А. Детские игры, преимущественно русские. СПб., 1994.

Т. Зимина


Комментировать