Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ХМЕЛЬ

ХМЕЛЬ

Растение, которое благодаря специфическим природным свойствам: быстрому росту, опьяняющему воздействию в ка­честве составной части пива — обладает семантикой плодо­родия, любви, зарождения жизни. В фольклорной тради­ции X. связан со сферой любовных отношений молодежи. В игровых хороводных песнях он выступает в качестве средства сближения полов.

Что же ты, хмелюшка, не родишься? Без тебя бражка да не водится, Без тебя молодцы не женятся, Красны девицы замуж нейдут.

X. символизировал также определенную свободу любов­ных отношений: в игровых песнях популярен мотив срыва­ния X. девушкой и затем совместного ночевания ее с пар­нем. Иногда эта свобода принимала крайние формы, X. сни­мал брачные запреты и приводил к инцесту, следы которого в виде снохачества наблюдались в «пивных песнях» Смо­ленской губ.:

Сарву я, малода, пивну-ивну ягоду, — Стаплю я ягоду, я в салоденьком мдлу, Скушаю я ягоду, я на блюде на столе. С этой мне ягоды пахмяляна разняла, Скинуся, сброшуея я к свекару на кровати.

Традиционные представления о способности X. возбуж­дать любовь и тем самым содействовать зарождению новой жизни реализовались в обрядовой практике. На свадьбе же­ниха с невестой осыпали X. и житом со словами: «Хмель на веселье, жита на житье». Связь X. и веселья, семантика которого — зарождение, оживление, красота, достаточно устойчива и наиболее ярко выражена в обряде приготовле­ния свадебного пива: выражение «веселить пиво» означает опускание X. в пиво, которое после этого начинает «жить». На брачное ложе в изголовье молодым клали X, им же умы­вали невесту в бане. О X. как непременном атрибуте сва­дебного обряда свидетельствует загадка: «Ноги на морозе, кишки на дереве, голова на свадьбе (хмель)». В Великий чет­верг до восхода солнца девушки бежали во хмельник и умы­вались со словами: «Как хмель любят добрые люди, так бы и меня любили». Отваром из X. поили роженицу, чтобы быстрее восстановила свои силы. В Тульской губ., умывая роженицу водой с X, повивальная бабка говорила ей: «Как хмель легок да крепок, так и ты полней». Этой же водой умывали новорожденного. X, положенный в сапог, предо­хранял от порчи. О месте, которое занимает X. в жизни рус­ского человека, свидетельствует «Песня о хмеле», записан­ная на Русском Севере, где есть такие слова:

Что не хмелюшко по высадам гуляет, Что про хмелюшко Государь-царь знает, Все князья и бояре его почитают,

Холостяк

Все священники-попы благословляют, Без хмелюшка свадьбы не играют, Без хмелюшка крестин не подымают, Кто подерется, побранится, И тот ведь без хмеля не мирится!

В игровых и хороводных песнях X. наряду с хреном выступал как растение, символизирующее мужское начало. В таком понимании приготовление пива осуществлялось через соединение мужского начала (хмеля) с женским (сус­лом). В Новгородской губ., когда хозяин «кладет хмель в сусло, говорили: — Ну, хмелюшко, принимайся за сусло, — и сам, приплясывая, обойдет 3 раза чан, приговаривая: — Будь пиво пьяно! Будь гоже весело!»

Семантика X. характеризовалась колебанием от положи­тельных значений до отрицательных. С одной стороны, в фольклорных текстах X. имеет устойчивые эпитеты — золотой, яровой, иногда ему приписывались черты космого­нического характера: венки золотые, серебряные листья. С другой — X. в мифологических представлениях обнару­живал хтоническую, дьявольскую природу. Так, в апокрифе, повествующем о строительстве Ковчега, дьявол знакомит жену Ноя с хмельной травой для того, чтобы она напоила мужа пивом и выведала тайну строительства Ковчега. В дру­гой легенде «нечистота» X. объясняется тем, что он произ­растает из тела погребенной блудницы.

Литература:

1. Баранов Д. А. Хмель (из мифологического досье) // Живот­ные и растения в мифоритуальных системах (Материалы научной конференции). СПб., 1996. 2. Новичкова Т. А. Хмель — всему голо­ва // Живая старина. 1994, № 2.

Д. Баранов

Комментировать