Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ХЛИБИНЫ (ОТВОДИНЫ, ОТГОСТКИ, ПЕРЕГОСТКИ, ПЕРЕЗЫВКИ, ХЛЕБИНЫ)

ХЛИБИНЫ (ОТВОДИНЫ, ОТГОСТКИ, ПЕРЕГОСТКИ, ПЕРЕЗЫВКИ, ХЛЕБИНЫ)

Приезд молодоженов с родственниками мужа и гостевание в доме новобрачной.

Гости (двадцать — тридцать человек) приезжали обычно вечером на второй день свадьбы, после того как погуляли на княжом столе, но в отдельных случаях могли приехать и в первое воскресенье после свадебного пира, а иногда и дней десять спустя. Возвращались домой на следующий день или через два-три дня, в зависимости от местной традиции. Молодожены, проводив родню, могли прогостить у родите­лей молодухи еще несколько дней. На X. собирались также и гости со стороны молодухи, а во многих местах и ее дере­венские подруги.

Гости со стороны мужа приезжали все вместе обязательно на подводах: впереди ехали новобрачные, за ними свекор со свекровью, а затем остальная родня. Родители новобрачной встречали гостей с хлебом-солью, в северных и центральных губерниях Европейской России еще и с пивом. Братину с пивом сначала подавали молодому, он, отпив глоток, пере­давал ее молодухе, та — свекру, он — своей жене и так по кругу всем приехавшим. Каждый должен был отпить из нее хотя бы по глотку. В некоторых северных деревнях молодых обсыпали овсом, хмелем, а в казачьих станицах Дона и Урала приветствовали их появление пальбой из ружей.

Молодая привозила с собой пироги, витушки, хворост, пряники и, едва войдя в дом, угощала ими присутствующих, начиная со свекра и свекрови. При этом кланялась всем низким поклоном. Затем приступали к застолью. Родствен­ники новобрачного усаживались за главный стол, стоящий в красном углу — парадной части дома, за которым сидели новобрачные. Этим выражалось уважение к приехавшей на X. новой родне. Родственники невесты и ее подруги зани­мали второй стол, расположенный ближе к печи.

ХЛИБИНЫ (ОТВОДИНЫ, ОТГОСТКИ, ПЕРЕГОСТКИ, ПЕРЕЗЫВКИ, ХЛЕБИНЫ)

Трапеза на X. проходила так же, как на княжом столе — пиршестве второго дня свадьбы. Гости много ели и много пили, веселились, плясали, пели песни, заставляли целоваться

Молодоженов и всех присутствовавших на застолье мужчин и женщин. Молодуха и молодой веселились вместе со всеми. X. собирали большое количество зрителей из деревни моло­дой: женщин, мужчин, детей. Мужики приходили к дому, где проводились X, требовать выкупа за молодуху. Они выбирали из своей среды старосту, который и вел переговоры с моло­дым. Получив деньги на водку, угостившись поданным пивом, они пели новобрачным и гостям «Многие лета» и уходили пи­ровать в трактир. Девушки, как и во время свадебного пира, подавали гостям на блюде зайчика, сложенного из платочка, а гости за величание платили угощением и деньгами. В Воло­годской губ. девушки приносили на X. красоту-«елочку», украшенную цветами, бусами, лентами, горящими свечками. Ее ставили на стол и пели песню, в которой упрекали молоду­ху за измену: «Уж ты такая изменщица, / Уж ты такая лице — мерщица». На X. от молодухи требовалось быть внимательной к своим бывшим подругам, угощать их, стараться развлечь.

По широко распространенному обычаю на X. зять дол­жен был благодарить тещу за хорошую жену, которую он получил из ее рук. Его благодарность преподносилась обыч­но в игровой форме. Вот как это было в деревнях по сред­нему течению Волги. Теща угощала зятя за столом блинами или яичницей: «Кушай, зятек, кушай!» Зять откусывал блин или брал ложкой с края яичницу, показывая тем самым теще, что доволен своей женой, сохранившей до свадьбы Девственность. Окончив еду, новобрачный разбивал тарелку из-под блинов, яичницы или горшок с маслом о матицу — потолочную балку, подтверждая тем самым еще раз, что ее дочка, была «честная». В ответ она гладила зятя по голове, мазала волосы маслом, чтобы он сильнее любил ее дочь, и приговаривала: «Баран, баран, не ходи по чужим дворам, люби свою ярочку» (1, с. 100). Если же молодая оказалась «нечестной», то есть не сохранила целомудрия до свадьбы, зять проедал блин посередине, переворачивал яичницу и вы­сказывал претензии за плохое воспитание дочери. В послед­нем случае молодые сразу же уезжали домой.

X. были последним обрядом в ходе свадебного действа и являлись выражением благодарности со стороны родствен­ников невесты родне жениха за хорошее угощение на свадь­бе, а таьсже данью уважения новобрачным и их родителям.

Литература:

1. Зорин Н. В. Русский свадебный ритуал. М., 2001; 2. Мака­шина Т. С. Русская свадьба // Русский Север. Этническая история и народная культура. XII—XX века. М., 2002.; 3. Морозов И. А, Слепцова И. С. Духовная культура Северного Белозерья. Эгнодиа — лектический словарь. М., 1997.; 4. Морозов И. А., Слепцова И. С. Рязанская традиционная культура первой половины XX в. Шацкий этнодиалеьсгный словарь // Рязанский этнографический вестник. Рязань, 2001.

И. Шангина


Комментировать