Главная > Мужики и бабы в русской культуре > «ВЕШАТЬ КОЛОДКУ»

«ВЕШАТЬ КОЛОДКУ»

(ВОЛОЧЙТЬ/ТЯГАТЬ КОЛОДКУ). Способ нака­зания за безбрачие и форма стимуляции брака.

Обычай «В. к.» был адресован парням и девушкам брач­ного возраста, которые «засиделись», то есть упустили время для вступления в брак. Изредка он применялся к де­вушкам, которые, проявляя излишнюю разборчивость, отка­зывали в течение года нескольким сватавшимся парням, или к парням и девушкам, у которых по какой-либо причине со­рвалась свадьба. Это действие разыгрывалось обычно на Масленице, в ее первый или последний день, так как Мас­леница была временем подведения итогов брачного года (см. Смотры молодоженов).

Обычай заключался в том, что парню или девушке, не сумевшим вовремя вступить в брак, привязывали к ноге или вешали на шею колодку — небольшое бревно — и за­ставляли их ходить с ней по деревне. Вместо колодки на шею могли повесить более легкие предметы, символически указывающие на статус «засидевшихся». Например, веревку (или ленту) с нанизанными на нее баранками, конфетами, сухарями, искусственными цветами, которая вызывала еще больший смех, чем привязанное за ногу бревно. Иногда парня или девушку выставляли на всеобщее обозрение к столбу. В начале XX в. этот обычай был смягчен: парню или девушке прикрепляли к одежде искусственный цветок, лен­точку, которые они должны были носить примерно три дня. «В. к.» могли как замужние женщины, так и парни с девуш­ками, которые объединялись для этого в небольшие группы. «Засидевшиеся» могли откупиться от колодки деньгами, пирогами, колбасами, сырами, конфетами.

Общество рассматривало этот обычай как форму нака­зания молодых людей за неисполнение своего долга перед людьми и Богом и как способ осуждения родителей, не за­ботящихся о судьбе детей. Обычай «В. к.» был распростра­нен у русских только в западных и юго-западных губерниях

108

АТЬ КОЛОДКУ»

Европейской России, но осуждение ничем не оправданного безбрачия было характерно для всех русских. Молодых людей и девушек, упустивших возможность вступить в брак, обычно высмеивали в песнях и частушках, исполнявшихся на масляной неделе:

Масляна, белый сыр,

А кто не женился — сукин сын!

Масляна, белая мочка,

А кто замуж не шел — сукина дочка!

Масляная, грязь по вухи,

Остались наши девки вековухи!

Масляная, гололегье,

Остались наши девки да на летье!

На Урале, например, во время масленичного катания парню, не сумевшему найти себе невесту, или девушке, отказавшей посватавшемуся парню, в знак осуждения клали в сани сноп.

В то же время обычай «В. к.» — это не только возмож­ность осуждения молодых людей, но и способ провоциро­вания будущего брака. Привязывая колодку к ноге парня или девушки, тем самым им давали символическую замену отсутствующей у них парности. Это должно было, в свою очередь, привести к появлению реального жениха или невес­ты и к дальнейшему заключению брака. В Брянской обл., например, считалось необходимым во время Масленицы бросить собравшимся на улице девушкам бревно. Крестьян­ки это объясняли так: «то жениха вже вкидаем» (1, с. 234). Бревно использовали в случае отказа от сватовства, привя­зывая его к саням сватов, как бы возвращая тем самым предложенного девушке жениха. В Олонецкой губ. сущест­вовал обычай бросать бревно в красный угол, в надежде, что Бог даст девушке жениха. В некоторых случаях этот обряд выступал даже как обряд соединения девушки с уха­живающим за ней парнем. Парню и девушке, которые долго «игрались», но тянули со вступлением в брак, «вешали ко­лодку», то есть завязывали на руке каждого по ленте с цвет­ком, затем поздравляли их и говорили, что они теперь обя­заны пожениться. Крестьянки Брянской обл. говорили, что «калодку привязывають маладым, шоб жених привязался и замуж вышла деука!» (1, с. 237).

Стремление к своевременному брачному соединению парня и девушки, резкое осуждение безбрачия объяснялись нравственными воззрениями русского народа. В народе брак считали залогом благосостояния, самостоятельности и по­ложения в обществе, а также моральным долгом каждого человека по отношению к обществу и Богу. Брак и семья управляли воспроизводством населения, обеспечивали пре­емственность многовековых знаний, опыта, культуры для последующих поколений. Безбрачие поэтому задевало жиз­ненные интересы деревенского сообщества, и прежде всего репродуктивные. Плодовитость женщины (см. Чадородие)

Взятыш

Рассматривалась как добродетель, как Божье благословение, ведь Господь сказал: «Плодитесь и размножайтесь», а кроме того, как залог жизнестойкости общества. Бесплодность и в особенности нежелание или неумение вступить в брак при­знавались за большой грех и, более того, серьезную опас­ность, грозящую гибелью обществу. Безбрачие, по поверью, пагубно сказывалось и на других сферах воспроизводства: вызывало неурожай, голод, падеж скота и многие другие тяжелые для крестьянской жизни последствия.

Литература:

1. Агапкина Т. А. Мифопоэтические основы славянского народ­ного календаря. Весенне-летний цикл. М., 2002; 2. Востриков О. В. Традиционная культура Урала. Опыт этноидеографического словаря русских говоров Свердловской области. Вып. 1. Народный кален­дарь. Екатеринбург, 2000; 3. Соколова В. К. Весенне-летние кален­дарные обряды русских, украинцев, белорусов. XIX — начало XX в. М., 1979; 4. Сумцов Н. Ф. Культурные переживания // КС. 1889. Т. 26. № 8.

И. Шангина

Комментировать