Главная > Мужики и бабы в русской культуре > СВАДЕБНЫЕ ЧИНЫ

СВАДЕБНЫЕ ЧИНЫ

Персонажи свадьбы.

Свадебный ритуал, представлявший собой развернутое драматизированное действие, имел постоянный состав дей­ствующих лиц, поведение которых строго регламентиро­валось общерусской и местной традицией. Каждый из его участников имел свое название, которое иногда менялось по ходу действия (например, девица — невеста — княгиня — Молодуха; парень — жених — князь молодой — молодой; крестный отец — тысяцкий — посаженный отец), мог отли­чаться особой одеждой или каким-либо дополнительным ритуальным элементом. Роль каждого персонажа в сценарии свадьбы была строго определена, а их речи представляли собой или точные формулы, передававшиеся из поколения

СВАДЕБНЫЕ ЧИНЫ

Свадебные чины

В поколение, или импровизации на тему, разыгрывавшуюся в том или ином обряде свадьбы.

Главными персонажами, вокруг которых развивалось все свадебное действо, были жених и невеста. Однако их роль на протяжении всей свадьбы была в достаточной степени пассивной. Они лишь исполняли то, что требовал от них обычай. Жених давал родителям согласие на вступление в брак, регулярно посещал с подарками невесту и ее подруг, принимал подруг невесты у себя в доме, катал их на санях, одаривал родственников невесты, выражал расположение к невесте и демонстрировал свою мужскую власть над ней. В день венчания приглашал родственников на свадьбу, ехал за невестой и ритуально выкупал ее у брата или девушек. При этом многие обряды, необходимые для развития сва­дебного действия, выполнялись за него другими С. ч. Наиме­нование «жених» парень сохранял вплоть до венчания, на Свадебном пиру его называли «князем молодым», а после Брачной ночи — «молодым», «молодиком», «новоженом», «новобрачным». Отличительными знаками жениха были искусственный цветок (букетик) на головном уборе или груди, платок (полотенце) на плечах, а также ширинка, при­колотая к шляпе.

Невеста имела более разнообразный круг утилитарных и обрядовых функций. В предсвадебный период она заготав­ливала приданое и дары для жениха, его родителей и участ­ников свадьбы, вручала им подарки. Проводила обряды про­щания с девичеством, с родным домом и деревней, совер­шала ряд обрядовых действий, направленных на вступление в семью мужа. Невеста должна была выказывать покорность родителям, благодарность за то, что они ее воспитали, вспои­ли и вскормили, оплакивать в специальных причитаниях рас­ставание с девичеством, выражать свое нежелание разлучать­ся с девичьей волей, а поэтому проявлять нерасположение к жениху. Ритуальное горе невесты достигало кульминации к моменту венчания, а затем шло на убыль. После брачной ночи ей необходимо было понравиться свекру, свекрови и всей родне мужа, показать себя хозяйственной и растороп­ной, послушной женой и невесткой. Название «невеста» (сго — воренка, испрошельница, запорученная, просватанная) девуш­ка утрачивала после венчания, получая взамен звание «княги­ня молодая», а после брачной ночи — «молодуха», «молодка», «молодушка», «новобрачная». В течение свадьбы невеста не­сколько раз меняла свой костюм: от «печального», то есть траурного, темного, на первом этапе свадьбы до яркого и пышного после брачной ночи (см. Скрута невесты).

Напротив, активными участниками свадьбы были роди­тели жениха и невесты, которые в ходе свадебного ритуала принимали решения и воплощали их в жизнь. Особую активность проявляли родители жениха. Они были инициа­торами женитьбы сына, выбирали невесту, засылали сватов, старались убедить родителей невесты в хозяйственной состоятельности и добропорядочности своей семьи, решали множество хозяйственных дел, связанных с организацией свадьбы и приемом гостей. При этом роли отца и матери жениха на свадьбе были различными. Отец проявлял свою энергию на первом этапе свадьбы, когда решались хозяйст­венные вопросы: он определял размер «кладки», показывал свой дом и хозяйство родителям невесты (см. Сватовство), Вел переговоры с отцом невесты, «бил по рукам» (см. Сго­вор), то есть принимал окончательное решение, договари­вался со священником о дне оглашения брака и венчании. На втором и третьем этапе свадьбы отцу жениха отводилась пассивная роль. Он вместе с женой встречал жениха и не­весту после венчания (см. Свадебный поезд), а на свадеб­ном пиру проводил ритуал «вскрывания молодой», снимая закрывавший ее в течение свадьбы платок. Разнообразной была деятельность матери жениха: она подыскивала сыну невесту, принимала участие в сватовстве, играла активную роль во время смотрин невесты (см. Сватовство), поддер­живала постоянную связь с домом невесты и с самой невес­той, готовила подарки для нее, после венчания провожала молодых в брачную комнату, объявляла утром о «честности невесты» (см. Девственность), совершала обряды, означаю­щие прием молодой женщины в семью, организовывала все свадебные застолья.

Родители невесты выполняли следующие функции: давали согласие на брак дочери, решали вопрос о приданом, дарах жениху и его родственникам, благословляли дочь во время сговора и перед отъездом в церковь. Отец в венчальное утро передавал невесту жениху или, как говорили крестья­не, «сдавал с рук на руки». Обрядовые функции матери были более широкими, чем отца. Мать встречала жениха и поезжан (см. Свадебный поезд), кормила жениха яични­цей перед брачной ночью, принимала похвалу за «честность дочери», организовывала застолье во время «хлибин», при­нимала зятя с невесткой на Масленице.

Активной фигурой свадебных действий признавали также Дружку (дружко). Он был главным распорядителем свадьбы со стороны жениха и его семьи, следил за тем, чтобы вы­полнялись все необходимые обряды, осуществлял посредни­чество между семьями жениха и невесты, сопровождал же­ниха во время посещений невесты, в некоторых ситуациях мог заменить жениха, кроме того, веселил свадьбу, осущест­влял магическую защиту жениха, невесты и всех участников свадьбы от порчи и дурного глаза. Во время венчания друж­ка держал над женихом брачный венец. Символом дружки служило полотенце, повязанное через правое плечо, а также ширинка, прикрепленная к шапке, и бант на рукаве. Друж­ка мог иметь одного или двух помощников — поддружьев, которые выполняли все его распоряжения (см. Дружка).

Почетным участником свадьбы считался тысяцкий. Этот чин предоставлялся обычно крестному отцу жениха, кото­рый выступал как представитель семейно-родового коллек­тива, покровитель и наставник своего крестника. Во время поездки за невестой и при венчании он заменял жениху отца, который, согласно существовавшим брачным нормам, не мог присутствовать на венчании. Тысяцкий вместе с дружкой обходил свадебный поезд, чтобы защитить его от порчи, ехал с женихом в одних санях, сидя по правую руку от него, и вез в церковь икону, которой благословляли же­ниха перед отъездом. На свадебном пиру его считали почет­ным гостем, и вместе с тем он угощал с дружкой гостей вином, собирал дары в пользу молодых. Присутствовавшие на свадебном пиру девушки величали тысяцкого в песнях, называли его «славный тысяцкий бохатый», «большой чест­ной человек», прославляя его родовитость, богатство и ум. Помощник тысяцкого назывался «старший боярин».

Необходимыми участницами свадьбы были также две свашки (свахи): одна со стороны жениха, другая со стороны невесты. Обычно эту роль выполняли крестные матери всту­павших в брак молодых людей. Особенно заметную роль играла свашка невесты, которая выступала в роли наставни­цы невесты и отвечала за «правильность» ее поведения на свадьбе. Свашка присутствовала фактически на всех обря­дах, проводившихся в доме невесты в предсвадебный пе­риод, зачастую руководила причетами невесты, сопрово­ждала ее в церковь, вместе со свашкой жениха «окручивала по-бабьи» невесту после венчания (см. Окручивание моло­дой), помогала застилать брачную постель молодых, участво­вала в церемонии отправления жениха и невесты в брачную комнату и их пробуждении. Функции свашки жениха были менее выразительные. Она могла участвовать в выборе не­весты для парня, в сватовстве, следила за выполнением всех положенных ритуалов, проверяла девственность новобрач­ной, сообщала о «честности» молодухи всему селу.

Кроме названных действующих лиц на свадьбе присут­ствовали и другие чины, функции которых определялись менее четко. Так, со стороны невесты в свадьбе участвовала дружка (любезная, воля, думница), которая олицетворяла девичью волю, руководила подготовкой бани невесты, отда­вала «красоту» и т. п. На свадьбе мог находиться колдун (вежливец, ворожец, сторож, опасный), охранявший вместе с дружкой свадьбу от порчи; провожатый, то есть тот, кто вел невесту в баню; плакальщицы (выльницы, плачеи) помо­гавшие невесте причитать, каравайницы (пирожницы), выпе­кавшие свадебный каравай, стряпухи (поварницы), готовив­шие свадебную пищу, позыватые, то есть те, кто ходил звать на свадьбу, перевозчицы — девушки, перевозившие приданое невесты в дом мужа.

Активными действующими лицами свадебного ритуала были родственники с обеих сторон. Они участвовали во многих обрядах, присутствовали в свадебном застолье, обме­нивались подарками, одаривали молодых и их родителей.

Особые группы участников свадьбы составляли подруги невесты и друзья жениха, которые санкционировали переход девушки и парня из категории холостой молодежи в группу женатых мужчин и женщин. На подруг невесты, называв­шихся почти повсюду «боярки», ложилась большая обря­довая нагрузка. Они включались, как правило, в свадебный ритуал сразу же после сговора и должны были в первую очередь оповестить всех о предстоящем вступлении подруги в брак. В течение предсвадебного этапа их деятельность была очень активной Они помогали невесте шить приданое и гото­вить дары для жениха и его родни, поддерживали контакты с женихом и его друзьями, приготавливали для нее «девичью красоту», участвовали во всех обрядах «прощания с красо­той», сопровождали невесту в баню. Во время собственно свадьбы, то есть на втором этапе свадебного ритуала, актив­ность девушек несколько снижалась. Они одевали невесту в венчальное утро, встречали свадебный поезд жениха, про­вожали невесту и жениха в церковь, перевозили приданое в дом жениха. Ряд их действий на этих двух этапах свадеб­ного ритуала носил характер некоторого противодействия жениху и самому браку их подруги Они препятствовали въезду жениха и поезжан на двор, запирая ворота, не пуска­ли на крыльцо, прятали невесту от жениха, корили его за то, что забирает их подругу в «чужую дальнюю сторону». На последнем этапе свадьбы девушки были участницами вече­ринок, застолий, катаний на лошадях, которые устраивали им Молодожены в благодарность за участие в свадебном ритуале. Все действия девушек сопровождались пением специальных свадебных песен, репертуар которых был очень богат и раз­нообразен. В песнях величались жених, невеста, их родители, поезжане и другие участники свадебных торжеств.

Роль парней — друзей и сверстников жениха — была менее значительна. Они сопровождали жениха во время его посещений дома невесты, принимали участие в прощальном пире, устраивавшемся женихом накануне венчания.

Литература:

1. Богословский П. С. К номенклатуре, топографии и хронологии свадебных чинов // Пермский краеведческий сборник. Кружок по изучению Северного края при Пермском университете. Пермь, 1927. Вып. 3; 2. Тура А. В. Поэтическая терминология действующих лиц северно-русского свадебного обряда // Фольклор и этногра­фия. Обряды и обрядовый фольклор. JL, 1974; 3. Тура А. В. О роли дружки в северно-русском свадебном обряде // Проблемы славян­ской этнографии (к 100-летию со дня рождения члена-корреспон — дента АН СССР Д. К Зеленина). Л., 1979; 4. Зорин Н. В. Русский свадебный ритуал. М„ 2001; 5. Макашина Т. С. Свадебный обряд // Русские. М., 1997; 6. Макашина Т. С. Свадебный обряд // Русский Север: Этническая история и народная культура. XII—XX века. М., 2002.

И. Шангина


Комментировать