Главная > Мужики и бабы в русской культуре > СОИТИЕ

СОИТИЕ

Половой акт, отношение к которому в русской традицион­ной культуре характеризуется двойственностью.

С одной стороны, это «нечистое» и опасное занятие, а с христианской точки зрения и греховное. Поэтому оно относилось к табуированной сфере жизни человека. Для обозначения С. используются эвфемизмы, лексическое зна­чение которых содержит самые разные мотивы: «грешить», «кувыркаться», «познаваться», «чесать», «орать», «пороть», «ковать», в сказках — «делать схождение», «делать худо», «решетить».

Опасность и «нечистота» С. обусловили существование предписаний и запретов, регламентирующих половые отно­шения супругов. Так, во время полового акта занавешивали или отворачивали иконы к стене, снимали с себя крест, молились до и после совокупления. В некоторых районах Русского Севера не дозволялось половое общение в бане, иначе у детей долго не будут расти волосы на голове.

Существовала и временная регламентация супружеских отношений. Интимные отношения запрещались во второй половине беременности, в течение шести недель после родов или смерти ребенка, в канун двунадесятых празд­ников, среды, пятницы, воскресенья, а на Русском Севере

И субботы, в дни Великого поста. А если «поста проговеть не могут, то совершение акта допускалось днем, между обедней и вечерней». Также воздерживались от полового общения перед севом, дальней дорогой, перед выпечкой хлеба, иногда в первую брачную ночь, а в Вологодской губ. в течение первых трех ночей после свадьбы. После совокуп­ления мылись в бане, так как «нечистыми» нельзя было прикасаться к хлебу, иконам, лампадке, кормить грудью.

С другой стороны, С. наделялось генеративной симво­ликой, которая наиболее ярко выражена в специальных ри­туалах, совершаемых для обеспечения удачи, повышения плодородия. В Заонежье, перед тем как отправиться на даль­ний промысел, рыбаки и охотники, чтобы им сопутствовала удача, совершали в бане ритуальное совокупление с женой, которое называлось «взять/брать товару». В календарной обрядности на Святках и Масленице, купальских дней и петровского заговенья можно обнаружить следы обрядового совокупления или его имитацию, что имело продуцирующую семантику и было направлено главным образом на обеспе­чение урожайности.

В южных районах России в качестве магического оплодо­творения земли мужчины катались по вспаханной земле после окончания пашни, чтобы получить богатый урожай льна и хлеба.

Особняком стоит первое С, которое в традиционной культуре имеет знаковый характер, символизируя и телес­ное, и духовное перерождение человека. Весьма показатель­но представление, лежащее в основе народного определения целомудрия с помощью некоторых свойств тела человека. Повсеместно бытовало поверье, что носовой хрящ девушки Или парня, потерявших невинность до свадьбы, раздваи­вается на самом конце, если дотронуться до него пальцем. Значимость первого С. соответствовала уровню самых важ­ных событий в жизни человека, о чем свидетельствовал и тот факт, что аналогичным способом (по раздваиванию носа) старики определяли грядущую смерть. Наконец, язы­ковые данные говорят о первом С. как узнавании-познании, приобщении к тайне, переводя его из сферы обыденного, приземленного в область высокого, знакового. Так, в южно­русских говорах вступление в любовные отношения пере­дается термином «познакомиться», на Русском Севере и в западно-русских землях — «познаваться», в фольклорных текстах — выражением «положить знак»:

Хотя мы девушку не взяли, Мы знак положили — Косу растрепали, По плечам рас клал и.

В рассматриваемом контексте С. выступает как акт ком­муникации, обмена знаниями между мужчиной и женщи­ной, а будущий ребенок — как плод познания-зачатия.

О значимости первого С. для укрепления брачных уз свиде­тельствует поверье, распространенное во Владимирской губ., согласно которому если молодые в течение трех дней не совершат первого супружеского акта, то они будут жить в раздоре и несчастливо.

Литература:

1. Баранов Д. А. «Незнакомые» дети (к характеристике образа новорожденного в русской традиционной культуре // Этнографи­ческое обозрение. 1998. № 5; 2. Демич В. Ф. Педиатрия у русского народа. СПб., 1892; 3. Покровский Е. А. Физическое воспитание детей у разных народов преимущественно России. Материалы для медико-антропологического исследования. М., 1884; 4. Архив РЭМ, ф. 7, on. 1.

Д. Баранов

Комментировать