Главная > Мужики и бабы в русской культуре > СМЕРТНАЯ ОДЕЖДА (СМЕРТНЫЙ УЗЕЛ, СМЕРТНОЕ, НА СМЕРТЬ, КОТОМКА НА СМЕРТЬ)

СМЕРТНАЯ ОДЕЖДА (СМЕРТНЫЙ УЗЕЛ, СМЕРТНОЕ, НА СМЕРТЬ, КОТОМКА НА СМЕРТЬ)

Комплект погребальных при­надлежностей, приготовленный пожилым человеком для своих похорон.

В состав С. о. женщины входили рубаха, обычно льняная, сарафан домотканый (теперь халат или ситцевое платье простого покроя), «штанцы», чулки, белый платок. Мужчине приготавливали штаны «коленкоровые» (кальсоны), штаны льняные, в наше время — костюм не ношеный или мало ношенный, темного цвета, головной убор. Для мужчины и женщины в «смертный узел» клали поясок, изготовленный из крученой нитки или узкой полоски холста, онучи, лапти (теперь тапочки), носовой платок, чтобы при обряжении вложить его в руку, «молитву бумажную» «на лоб», крестик

«в руку», а также холст для покрывания — саван. Цвет белья (теперь часто покупного) — белый; предпочтительнее льняная рубаха, старинного покроя, тщательно выстиранная. В народе верили, что человек воскреснет в том самом одея­нии, в котором его предали земле, а потому каждый покой­ник должен быть одет хорошо и чисто, когда предстанет перед Богом. Одежда должна быть новой, простой, легкой, летней, по материалу и покрою повторять повседневную, ее отличало только бережное отношение к ней владельца, старались сохранить ее нестираной и могли надевать только к причастию. В «смертном узле» хранили также заготовлен­ные заранее подарки — «на помин души».

Для С. о. изготовлялся специальный мешочек, сшитый из ткани белого цвета простым стежком, без узелков, или все собиралось в узел — кусок ткани, оторванный руками. «Смертное» убирали от посторонних глаз на дно сундука, но о существовании его могли знать все близкие. Старая жен­щина, приготовившая себе «смертный узел», сообщала об этом, когда считала нужным, дочери или невестке, указывая, где он лежит, во что и как ее нужно будет обряжать. Таким образом, следующее поколение женщин училось у старух, которые знают, как надо правильно готовить погребальную одежду. В какой-то степени, С. о. составляла гордость людей пожилого возраста. Многие охотно показывали свое «прида­ное», говорили: «Домой в новом пойду». Для них было важно, чтобы окружающие видели, что сделано все правиль­но, по обычаю, не нарушен традиционный порядок, ибо со­знание старшего поколения в большей степени ориентиро­вано на прошлое.

Повсеместно принято было сохранять «на смерть» вен­чальную одежду, хотя бы рубаху. Если же венчальная одеж­да не сохранялась, то С. о. шили. Обычно женщины начи­нали ее готовить, переходя в разряд старых (см. Старуха), И собирали ее для себя и мужа.

Приготовление С. о. несложно, но тянется часто продол­жительное время, а так как хранится она иногда годами, ее постоянно проветривают и пересматривают. В С. о., как правило, отсутствуют какие-либо знаки половозрастных от­личий, окончательно они скрываются саваном, куском холс­та или полотенцем. При ее изготовлении придерживались некоторых правил: одежду нельзя шить в праздничные дни. При шитье погребального костюма холст разрывали руками, без использования металлических предметов. Шили вруч­ную, направляя острие иголки от себя, простым стежком, без узлов, не заделывая швов. С. о. носила как бы незавер­шенный характер, что должно было подчеркнуть незакон­ченность жизненного пути. Женщины говорили: «Раз приго­товила, то сразу не умру». Данное высказывание вполне со­относится с поверьем, существовавшим в Новгородской губ.: «Чем чаще будешь говорить, что умрешь, тем дольше не умрешь».

СМОТРЫ НЕВЕСТ

Пожилые женщины рассматривали С. о. как свою по­следнюю долю. Как невеста готовила себе приданое в пред­дверии перемены социального статуса, так и старуха стара­лась загодя приготовить одежду и холсты себе и мужу.

Литература:

1. Маслова Г. С. Одежда сельского и заводского населения // Материальная культура сельского и заводского населения При — уралья XIX — начала XX в. // Сб. ТИЭ. Т. 57. М, 1960; 2. Минен — ко Н, А. Старики в русской крестьянской общине Западной Сиби­ри. XVIII — первой половины XIX в. // Культурно-бытовые про­цессы у русских Сибири. XVIII — начало XX в. Новосибирск, 1985; 3. Смирнов В. Народные похороны и причитания в Костромском крае. Второй этногр. сб. костромского науч. об-ва по изучению местного края. Вып. XV. Кострома, 1920; 4. Архив РЭМ, ф. 10, on. 1, д. 92; ф. 7, on. 1, д. 841.

Н. Прокопъева

Комментировать