Главная > Мужики и бабы в русской культуре > РАСПЛЕТАНИЕ КОСЫ (КОСНИК, ПРОДАЖА КОСЫ, ПРОЩАНИЕ С КОСОЙ)

РАСПЛЕТАНИЕ КОСЫ (КОСНИК, ПРОДАЖА КОСЫ, ПРОЩАНИЕ С КОСОЙ)

Ритуал начального этапа свадьбы, один из ва­риантов обряда прощания невесты с добрачной жизнью.

В этом обряде коса рассматривалась как материальное воплощение девичества — девичьей красоты (см. Девичья красота). Р. к. могли проводить на девичнике, перед невес­тиной баней и непосредственно в бане, а также после ее по­сещения или утром в день свадьбы. Главным действующим лицом ритуала была невеста, которая сидела на лавке в пе­реднем углу избы в «печальном костюме» с распущен­ными по плечам волосами. В зависимости от места исполне­ния обряда, в нем участвовали девушки-подружки, сестра невесты, ее мать, все члены семьи по очереди, крестная, свахи как со стороны невесты, так и со стороны жениха. Церемония начиналась с того, что подружка невесты (или все подружки по очереди, реже мать) расчесывала ей воло­сы и заплетала их в одну косу — последний раз в жизни невесты. На мифологическом уровне это воспринималось как создание девичьей красы, подтверждавшей девичий ста­тус. При этом коса выступала и как девичья прическа, и как украшение девушки, и как признак «честности» — девст­венности невесты. В старинном свадебном причете об этом говорится так:

Заплети-ко, подруженька, Ты мою девью красоту, Девичье украшеньпце, Честное похваленьице, Украшение последнее, Пока есгь-то я во млатах, Во думах красных девицах, В честных сговореночках! Ты красуйся да л и куйся, Ты моя девья красота!

Коса плелась сложным образом из множества прядок, с вплетением в нее шнуров, тесьмы, лент, а также зака­лывалась булавками и даже зашивалась нитками. Эта про­цедура сопровождалась причитаниями невесты, которая, не желая расставаться с девичьей косой, просила у подружек:

Ты голубушка-подруженька! Потрудись-ко ты, пожалуйста, Причеши ты мне буйную головушку, Разбери-ка ты мне русу косу, Разбери мелко на мелко, Заплети-ко мне часто на часто. Посреди моей русой косы Вплети мне два ножичка булатные, Два замочка полужонные. Во конец моей русой косы Вплети ленту алую. Завяжи ее в три узла, В три узла немецкие: Не распалась бы моя руса коса, Не потеряла бы красу девичью.

После заплетания косы на голову невесте надевался празд­ничный девичий головной убор, характерный для той или иной местности, или венок из искусственных цветов.

Р. к. могло происходить сразу же после заплетания или на следующий день перед поездкой невесты к венцу. Р. к. во многих северных губерниях Европейской России пред­шествовал ритуал ее выкупа. Торговля за косу шла между семьей невесты, представителем которой был ее брат, и семьей жениха в лице дружки. Получив от дружки выкуп,

РАСПЛЕТАНИЕ КОСЫ (КОСНИК, ПРОДАЖА КОСЫ, ПРОЩАНИЕ С КОСОЙ)

Прощание с красотой

Свашка жениха или подруга невесты приступала к Р. к.: медленно снимала головной убор, все украшения и расче­сывала волосы, распуская их по плечам. Невеста старалась помешать: отталкивала подружку, призывала на помощь брата. Девушки в этот момент, сидя на лавках, пели:

Не трубушка трубит рано по зори — Аннушка плачет по русой косы, Ивановна плачет по девичьей красы: — Свет моя косынька, русая коса, Вечер тебя, косынька, девушки плели И золотом русую перевивали, Жемчугом русую перенизали. Как и Бог судить Николы Ивановича: Прислал ко мне сваху немилосливую, Не милосливу, не жалосливу; Взяла мою косыньку рвать, порывать, Золото на косыньке все изорвала, Жемчуг на русой весь рассыпала.

Это церемония проходила в разных деревнях России по — разному: мог отсутствовать, например, эпизод выкупа косы или она могла быть заплетенной уже до начала всего дейст­вия. Однако смысл всех манипуляций с волосами девушки везде одинаков. Во время этого ритуала происходила симво­лическая утрата девушкой ее девичьего статуса, что явля­лось необходимой мерой для перехода ее в разряд замуж­ней женщины. Если знаком девичьего состояния были рас­пущенные по плечам волосы, то для замужней женщины характерны волосы, уложенные на голове и закрытые голов­ным убором (см. Окручивание молодой).

Чрезвычайно высокое эмоциональное напряжение и тра­гизм, свойственный обряду Р. к., свидетельствует о том, что изначально ему, по видимости, соответствовало буквальное расставание невесты со своими волосами (см. Коса девичья), Являвшееся кульминационным моментом в архаичной струк­туре свадебного ритуала. С этой идеей соотносится и харак­терный для ряда локальных традиций обычай изготовления красоты — косы из льняного волокна.

Литература:

1. Бернштам Т. А. Обряд расставания с красотой: К семантике некоторых элементов материальной культуры в восточно-славян — ском свадебном обряде // СМАЭ. 1982. Т. 38; 2. Жекулина В. К, Розов А. Н. Обрядовая поэзия. М., 1989; 3. Костоловский В. И. Из свадебных и других поверий Ярославской губернии // Этнографи­ческое обозрение. 1911. № 1—2; 4. Обрядовая поэзия Пинежья. Материалы фольклорных экспедиций МГУ в Пинежский район Архангельской области в 1970—1972 гг. / Под ред. Н. И. Савуш — киной. М., 1980; 5. Шаповалова Г. Г., Лаврентьева Л. С. Обряды и обрядовый фольклор русских Поволжья. Л., 1985.

И. Шангина


Комментировать