Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ПРИМАК (ПРИЕМЫШ, ПРИЕМНИК, БЛИННИК, ДОМОВИК, ЖИ — ВОТНИК, СНОХА)

ПРИМАК (ПРИЕМЫШ, ПРИЕМНИК, БЛИННИК, ДОМОВИК, ЖИ — ВОТНИК, СНОХА)

Зять, пришедший жить в дом родителей Жены, в отступление от обычного порядка, когда жена при­ходила жить в дом мужа. О П. говорили: «вошел в дом» или

«ушел на подворье». По своему статусу в патриархальной крестьянской семье П. сближался с невесткой-снохой и, с другой стороны, с работником-батраком. Зятя, живущего в доме родителей жены, называли «тестев работник», а во Владимирской губ. иногда именовали «снохой». Как пра­вило, П. брали в дома, где ощущался недостаток работни — ков-мужчин, зато было много дочерей, либо в дом вдовы, имевшей свое хозяйство. Нередко богатые семьи брали в зятья одного из работников, хорошо зарекомендовавшего себя трудолюбием и усердием. П. причислялся к роду роди­телей жены, хотя не обладал в доме реальной властью и вы­нужден был жить смирно, из страха лишиться имущества по завещанию тестя. По сообщениям, имеющимся в фон­дах Этнографического бюро кн. В. Н. Тенишева, зять-П. в одних случаях сохранял свою фамилию, в других — брал фамилию жены.

Обычай приходить в дом жены был связан также с одной из моделей освоения новых земель, которая нашла отраже­ние в исторических преданиях об основании многих селе­ний, в особенности на Русском Севере. В качестве примера приведем предание об основании Качема, группы деревень в верховьях р. Нижней Тоймы в Архангельской обл. Преда­ние гласит, что основателями Качема были молодые новго­родцы Савва и Борис, которые приплыли в эти края вместе с ушкуйниками (так называли новгородцев, которые пере­двигались по северным рекам на небольших судах — уш­куях, совершая набеги на прибрежные городки и деревни). Отстав от своих товарищей недалеко от устья Нижней Тоймы, в одной из чудских деревень Савва и Борис жени­лись на местных девушках и первые несколько лет жили в домах своих жен, фактически на положении работников. Затем решили выделиться, подыскали себе место выше по течению Нижней Тоймы, распахали там землю, построи­лись, перевезли семьи. На первых порах они имели статус работников в чужой семье, затем взятых в дом зятьев — П. и только после того как на новом месте выстроили собственные дома, перешли на положение полноправных хозяев, глав семейства и основателей деревни. В этом случае примачество было формой первоначальной адаптации пере­селенцев на новом месте и временной формой отноше­ний их с родом жены. Подобная модель возникновения новых поселений отражена в многочисленных фольклор­ных и исторических свидетельствах об основании деревень пришельцами: ушкуйниками, старообрядцами, бежавшими от преследования со стороны властей, от крепостной неволи и из царской армии, разбойниками (см. Разбойник), людьми из разгромленных отрядов Степана Разина, а позднее Емельяна Пугачева. В преданиях об основании поселений пришельцами обычно имеется и мотив их женитьбы на местных женщинах, то есть примачество, как один из эта­пов перехода к постоянной жизни на новом месте.

Литература:

1. Финченко А. Е. Качем в трудах северодвинского краеведа С. Г. Третьякова // Русский Север: Аспекты уникального в тради­ционной культуре / Огв. ред. Т. А Бернштам. СПб., 2002; 2. Фир — сов Б. М., Кисилева И. Г. Быт великорусских крестьян-землепаш — цев. Описание материалов Этнографического бюро кн. В. Н. Тени — шева. (На примере Владимирской губернии). СПб., 1993.

Т. Щепанская

Комментировать