Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ПРЕДОХРАНЕНИЕ ОТ ЗАЧАТИЯ

ПРЕДОХРАНЕНИЕ ОТ ЗАЧАТИЯ

Комплекс приемов, направленных на предупреждение беременности. Оценивалось в народе негативно и нередко приравнивался к детоубийству, так как считается, что еще до зачатия в женской крови могут нахо­диться души детей. Эти представления лежат в основе ма­гических действий, направленных на вызывание бесплодия. Так, в Смоленской губ. клали рубашку с месячными очище­ниями на горячую печь со словами: «Как эта кровь на печке попекается, так чтобы и дети попеклись в моей утробе». В Калужской губ., чтобы сделать женщину бездетной, кол­дунья лила ее менструальную кровь на горячую каменку, и тогда «дети, которые должны были родиться, закричат на каменке разными голосами». Либо наливали кровь с водой в бутылку и закапывали под печной столб; если женщина снова хотела родить, то бутылку пускали в реку. Другой субстанцией, на которой замешивается жизнь ребенка, счи­талось материнское молоко. Поэтому, чтобы избежать новой беременности, долго кормили грудью ребенка, иногда до че­тырех лет: «Как кормишь титькой ребенка, то не скоро за — брюхатишь».

Важное значение в процессе регулирования деторожде­ния имеет обращение с плацентой («детским местом», «по­следом», «постелькой»), которая воспринимается как двой­ник новорожденного, его замена на «том свете» (ср. диалект­ное «друго» — плацента). Так, если не хотели больше иметь детей, плаценту закапывали пуповиной вниз. Также пола­гали, что детей не будет, если на сороковой день выкопать послед или закопать на дороге (см. Роженица).

Многие магические приемы, направленные на преду­преждение беременности, были связаны с глотанием раз­личных субстанций. Так, в Пензенской губ. ели с хлебом шерсть яловой коровы или овцы, пили воду, в которой были обмыты яйца, или воду, собранную из сорока различных ключей. На юге России пили настой конопляного семени (мужского растения — посконы); в Сибири пили отвар из корня травы, по форме напоминающего правую руку.

Другие способы входили как в свадебный ритуал, так и представляли собой самостоятельные обрядовые действия. В Вологодской губ. верили, что если во время венчания за­гасить свечи в церкви, то детей у молодых не будет: «огня нет — и детей нет»; в Пензенской губ. женщина в полночь должна была обойти с черной курицей вокруг осинового кола, вбитого посредине двора; у терских казаков женщине несколько ночей необходимо было спать под «холостым» (неплодоносящим) деревом. В Нижегородской губ. полагали, что если новобрачные обойдут вокруг свадебного стола, то останутся бездетными.

Следование определенным правилам в сфере половых от­ношений также предохраняло от зачатия. Считали, что ре­бенок не зачнется, если совокупление произошло непосред­ственно перед или сразу после месячных очищений, если женщина в этот момент держала калган под языком или супруги «не дышали» во время соития.

В традиционной магии к тому же практиковалось дости­жение временного бесплодия. Считали, что корень «лягуша­чьей лапы» имеет свойство делать женщину бездетной на определенный срок: «Сколько корешков съест, столько лет женщина не будет носить ребят». Кроме того, было извест­но, что «если 3 дня не хоронить послед, то 3 года не будет детей». В свадебном обряде невеста садилась во время вен­чания, подкладывая под себя столько пальцев, сколько лет не хотела рожать.

Литература:

1. Баранов Д. А «Незнакомые» дети (к характеристике образа новорожденного в русской традиционной культуре) // Этнографи­ческое обозрение. 1998. № 5; 2. Демич В. Ф. Педиатрия у русского народа. СПб., 1892; 3. Мазалова Н. Е. Состав человеческий. Человек в традиционных соматических представлениях русских. СПб., 2001; 4. Покровский Е. А. Физическое воспитание детей у разных наро­дов преимущественно России. Материалы для медико-антропологи — ческого исследования. М., 1884; 5. Архив РЭМ, ф. 7, on. 1.

Д. Баранов

Комментировать