Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ПОРЧА

ПОРЧА

Вред, причиненный человеку, животному и объекту приро­ды в результате злой воли колдуна ИЛИ его взаимодействия с нечистой силой. П. также называли заболевание, припи­сываемое колдовству, наговору.

Характер колдовской П. разнообразен, колдун мог вселить в человека бесов (см. Икота, Кликуша), отнять силу, иссу­шить до костей, вызвать тоску, паралич, родимчик, паду­чую болезнь, половое бессилие, сделать пьяницей мужчину, «отнять месячно» у женщины (см. Месячные), а также молоко У кормящей матери, украсть плод из чрева беременной жен­щины, «насадить килы» (опухоли), навести глухоту, слепоту и т. д. Среди «экзотических» болезней, насылаемых колду­нами, встречались «бабья мука» (родовые схватки) у мужчин, «хомут» (опоясывающие туловище боли, внешним проявле­нием которых являлась красная полоса на больном месте) и др. В Орловской губ. П. связывали с фазами луны: в пол­нолуние приступы усиливались, а при убывающем месяце уменьшались. В Вологодской губ. различали П. временную, от которой можно избавиться, или приобретенную навек, до смерти, которая считалась неизлечимой. Более всех подверга­лись П. младенцы и маленькие дети, жених и невеста, бере­менные женщины. Считалось, что колдуны были виновника­ми не только отдельных случаев заболеваний, но и эпидемий.

Колдун причинял вред человеку в результате возникшего между ними конфликта или по своей злой воле, а для того вступал в ним в контакт. Колдун мог испортить человека через прикосновение (например, потрепав жертву по плечу), а также взглядом, поэтому при встрече с колдуном стара­лись избегать соприкосновения с ним и совершали некото­рые предохранительные действия (держали фигу в кармане).

Колдун мог навести П. на человека через его так назы­ваемых заместителей; к ним, прежде всего, относили отдель­ные части и субстанции человеческого тела. Наиболее рас­пространенной была П. на волосы: колдун крал небрежно брошенные волосы и с наговором замазывал их глиной в печную трубу, после того как высохнут волосы, иссохнет и жертва. Чтобы навлечь на человека смерть, его волосы за­катывали в воск или глину и лепили подобие человеческой фигурки, которую затем укладывали в гробик и зарывали в землю. По поверьям, этот человек вскоре должен умереть. Поэтому крестьяне всегда осторожно обращались с вычесан­ными волосами, старались прятать их в укромное место.

Еще один способ наведения П. — вынимание следа чело­века. Колдун сушил землю, вынутую из отпечатка следа, на печке или относил ее на кладбище; в итоге этих магических действий человек начинал сохнуть. Если же колдун бросал эту землю в воду, жертва заболевала водянкой.

П. можно было навести через одежду человека, которая, по народным поверьям, являлась его продолжением, двой­ником. Так, колдун, стащив у женщины рубаху со следами месячных очищений, производил у нее «затворение кровей» и лишал генеративных способностей (см. Месячные).

Когда колдун причинял вред с помощью чертей и икот, Он посылал их с наговором на определенное имя по ветру, и они внедрялись в тело жертвы через естественные отвер­стия, чаще через рот (см. Икота, Кликуша). П., пускаемая по воздуху в виде заговоров, разыскивала жертву и все­лялась в человека через уши. Иногда случались ошибки, и испорченным оказывался человек, который носил такое же имя. Заговоры колдун мог наговаривать на еду и питье, которые предназначались для его жертвы. Произнося «чер­ные» заговоры, колдун отрекался от Бога и призывал на помощь нечистую силу. Эти заговоры, в отличие от лечеб­ных, начинались с зачина: «Стану, не благословясь, пойду, не перекрестясь…» — далее в них содержалась просьба на­нести вред определенному человеку.

Одним из видов П. являлось превращение человека в какое-либо животное (см. Колдун). В Нижегородской губ. бытовали рассказы об оборотнях — мужчинах, которые превращались в огненных коней и летали к вдовам, предста­вая перед ними в облике их умерших мужей.

Колдун мог навлечь на дом кикимору или чужого домо­вого, и тогда в семье начинались ссоры, несчастья. Если он закладывал под порог дома «падлую кость» — кость умер-

Шего животного с определенным наговором, в семье кто-ни — будь умирал.

Колдун мог причинить вред и домашним животным, на­пример «закрыть молоко» у коровы, ударив ее сухой вет­кой. Чтобы вызвать падеж скота, в хлев он подбрасывал ша­рики, свалянные из шерсти сдохших домашних животных (собак, кошек), закапывал на дворе кости и шкуру павшей скотины.

Колдун портил хлеба в поле с помощью заломов и про — жинов. Залом — это пучок колосьев ржи или другой зер­новой культуры, обвязанный человеческими волосами или шерстью животных и обсыпанный землей с кладбища или углем. Такой залом губил зерно на всей полосе. Человек, ко­торый брался срезать залом, вскоре умирал или долго болел. Прожины — узкие полоски, иногда длиной с целое поле, с которых исчезли колосья. Считалось, что они срезаны колдуном, который таким образом присвоил себе чужой урожай. Колдуны также одним взглядом могли превратить цветущее дерево в сухое.

Литература:

1. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1994; 2. Попов Г. Русская народно-бытовая медицина. СПб., 1903.

Н. Мазалова

Комментировать