Главная > Мужики и бабы в русской культуре > Пол и социализация

Пол и социализация

По представлениям русских, родители должны были ду­мать о формировании качеств ребенка уже в момент зача­тия. Считалось, что время зачатия и появления младенца на свет, а также поведение женщины во время беременности определяли нормальное физическое, умственное и нравствен­ное развитие ребенка, что, в свою очередь, позволяло в даль­нейшем «правильно» выстраивать его мужское или жен­ское начало. Если родители не следовали правилам, приня­тым в обществе, то у ребенка, по поверью, не проявлялись черты, характерные для соответствующего пола; девочка могла стать безнравственной или мужеподобной, а парень не иметь данных к мужской работе или обладать женским характером.

В течение первых лет жизни ребенка стремились «утвер­дить» его пол, подчеркнуть мужскую или женскую суть. Этот процесс начинался с первого мига рождения дитя. Повитуха, приняв младенца от матери, сразу же оповещала всех о том, какого пола родился ребенок, а затем желала мальчику быть хорошим пахарем, а девочке — хорошей пряхой. Этим она как бы ставила новорожденного в извест­ность о роли, которую он должен будет исполнять в своей взрослой жизни. Мужская или женская сущность младенца закреплялась и специальными ритуалами, в которых исполь­зовали соответствующие полу вещественные символы. Так, ритуал обрезания пуповины осуществляли на прялке в слу­чае рождения девочки и на топоре, если родился мальчик. Девочке пуповину перевязывали нитками, приготовленными из женских стеблей конопли, мальчику — из мужских стеб­лей, первый раз их заворачивали соответственно в женскую рубаху и мужскую.

В период младенчества постоянно проводились обряды, в которых символически закреплялась половая принадлеж­ность ребенка. Например, при появлении у младенца пер­вого зуба или при отнятии его от груди совершали спе­циальный ритуал подтверждения мужской или женской сути ребенка. Для мальчика на полу раскладывали символы муж­ского труда: топор, рубанок, стремя, уздечку, ремень, кнут, для девочки — атрибуты женской судьбы: платок, веретено, нитки, ножницы, пяльцы, челнок. Ребенку разрешали взять ту вещь, которая ему приглянется, по ней определяя его будущее призвание. В дальнейшем процесс ритуального «закрепления» за ребенком определенного пола происхо­дил также активно: в переходный период, от младенчества к детству, ему давали для игры материнскую пуповину, бережно хранившуюся до того на божнице. Он должен был развязать ее, чтобы раскрыть, по поверью, свой ум, то есть уяснить свою половую принадлежность.

На пороге отрочества, наступавшего в шесть-семь лет, происходил наиболее ответственный в половой идентифика­ции ребенка момент, который сопровождался специальным ритуалом: в присутствии родственников мальчику делали прическу, аналогичную той, что носили парни, и впервые ему надевали штаны; девочке заплетали косу, вставляли в уши серьги, а поверх рубашки надевали сарафан. Костюм и новая прическа (одежда и волосы детей до семилетнего возраста не указывали на их пол) не только отражали поло­вую принадлежность ребенка, но и окончательно соединяли его с женской или мужской половиной населения.

С этого времени начиналось воспитание ребенка, в про­цессе которого формировались качества, необходимые соот­ветствующему полу. Освоение мальчиками трудовых навы­ков, мужских правил поведения, обрядовых функций шло под присмотром отца и старшего поколения мужчин в семье. Девочки получали воспитание под руководством ма­тери, бабушки, старших сестер и невесток. В этот период одновременно и мальчики, и девочки начинали осознавать сопричастность со своей половозрастной группой. Это при­водило к объединению детей по полу, складыванию своего рода компаний девочек и мальчиков. Групповое единство мальчиков закреплялось совместным выпасом лошадей в ночном, типично мальчишескими играми, носившими состя­зательный характер, выполнением некоторых календарных обрядов, таких как святочное «обсевание» изб, чтобы буду­щий год был удачным, обход дворов в Пасху для сбора кра­шеных яиц и др. Девичьи группы сплачивались для того, чтобы нянчить младших братьев и сестер, во время «малень­ких посиделок», когда девочки собирались вместе для выши­вания или прядения, а также в период святочных и пасхаль­ных обходов дворов, совместных трапез и гуляний в Троицу, Иванов и Петров день. Компании мальчиков и девочек обо­соблялись, каждая жила своей жизнью, стараясь усвоить и опробовать мужское или женское поведение.

Комментировать