Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ПЛОТНИК

ПЛОТНИК

Традиционная мужская профессия в русской деревне.

Представители ее, как и другие «неземледельцы»: гончар, кузнец, мельник, пастух и др., — считались наделенными особыми, тайными знаниями. Верили, что, строя дом, П. повторял те операции, которые, создавая мироздание, мог выполнять только Бог, поэтому домостроительство приравни­валось к космогоническим актам (ср., например, выражение: «Господь наипервый строитель»).

Плотницкие термины «строить», «рубить», «ладить», «ста­вить» в широком смысле означают упорядочивание, придание формы, гармонизацию — идеи, лежащие в основе творения мира, космоса. Показательно использование технической тер­минологии для описания процессов или явлений социального характера, например: «государственный строй», «военный строй», «музыкальный строй», «домостройничать» (то есть управлять хозяйством дома), «строй Божьих дел» и т. д.

По представлениям русских крестьян, П., благодаря своей связи со сферой «чужого», обладали магической силой, кото-

Плотник 454

Рая могла быть как положительной, так и вредоносной. Наи­большей силой обладали «чужие» П., из других губерний (особенно славились мастера из Владимирской, Ярославской, Костромской, Вологодской губ.), представители других этно­сов, например коми — у русских, а для украинцев — рус­ские П. Считали, что П. могли обеспечить хозяевам счастли­вую жизнь, выполняя при строительстве дома определенные ритуальные действия. При укладывании первого венца П. закладывали в углы дома немного денег — «для богатства», шерсть — «для тепла», зерно — чтобы хлеб не переводился. Когда П. поднимали матицу (основную балку, поддерживаю­щую потолок), они привязывали к ней каравай хлеба и соль или осыпали ее зерном и хмелем, чтобы жизнь была сытой.

Но наибольшее распространение получили представления о вредоносной магической деятельности П. В случае нару­шения хозяевами условий договора (например, недоплатили или потребовали дополнительных работ) или недостаточно обильного угощения П. могли отомстить хозяевам, устроив так, чтобы построенный ими дом оказался непригодным для житья. Считалось, что П. насылают в дом чертей, кикимору, Червей. На Русском Севере они могли поселить в доме чужого домового или «мертвеца», который затем тревожил бы хозяев по ночам. По народным представлениям, черти в доме заводятся оттого, что П. под матицу подложили сви­ную щетину или поставили избу на месте захоронения неотпетого покойника. Также они прятали под один из сру­бов избы деревянную куклу, чтобы «наводило временами на хозяина» (то есть чтобы ему мерещилась нечистая сила). По свидетельству из Новгородской губ., П. «наколдовали так, что кто из семьи ни войдет в новую избу, всякий в перед­нем углу видит покойника».

Как правило, П., желая расквитаться с хозяевами, исполь­зовали не магические приемы, а «технические». Например, недовольные П. втайне от хозяина вставляли между брев­нами клин или камень, в результате чего в избе были постоянные сквозняки и холод. Часто делался «свисток»: в паз между бревнами вставляли длинный ящичек без пе­редней стенки, набитый берестой, или берестяные дудочки, камышинки, горлышко от бутылки и т. д. На ветру они издавали звуки, похожие на плач, стоны, свист.

Чтобы избавиться от неприятных видений, ощущений или последствий, хозяева вынуждены были возвращать оби­женных П., доплачивать им и угощать. Таким образом, обла­дание профессиональными секретами не только повышало статус П., но и служило гарантией соблюдения условий договора между ними и хозяевами.

Литература:

1. Байбурин А. К. Жилище в обрядах и представлениях восточ­ных славян. Л., 1983; 2. Щепанская Т. Б, Неземледелец в земледель­ческой деревне: Обрядовое поведение // Этнокультурные традиции русского сельского населения XIX — начала XX в. М., 1990; 3. Ще­панская Т. Б. Мужская магия и статус специалиста // Мужской сборник. Мужчина в традиционной культуре. М., 2001.

Д. Баранов

Комментировать