Главная > Мужики и бабы в русской культуре > НАРЯД ЖЕНИХА (СНАРЯДА ЖЕНИХА, ОБРЯДА)

НАРЯД ЖЕНИХА (СНАРЯДА ЖЕНИХА, ОБРЯДА)

Костюм жениха.

Свадебный костюм мало чем отличался от праздничной одежды парня. Он состоял из рубахи-косоворотки, узких штанов, заправленных в кожаные сапоги. Рубаха выпуска­лась поверх штанов и подпоясывалась шерстяным пояском или кожаным ремнем. Щеголеватые женихи поверх рубахи надевали короткий жилет или модный городской пиджак — «пинжак», «спинжак». В зависимости от местности голов­ным убором жениха могли быть валенка — шапка полусфе­рической формы из валяной овечьей шерсти или гречне­вик — высокий цилиндр с маленькими полями. Женихи, следующие моде, отдавали предпочтение картузу, который сдвигали набекрень, так, чтобы был виден чуб — взбитые у виска волосы. Непременной принадлежностью костюма являлся суконный кафтан или шуба.

Строгой цветовой регламентации для одежды жениха не было. Рубаха — ситцевая, сатиновая, шелковая или хол­щовая — могла быть белой, розовой, голубой, кремовой, кумачовой, а также пестрядинной, то есть в мелкую крас­ную, белую, синюю клеточку. Штаны шились обычно из сукна темного цвета, кафтан мог быть серым, синим или коричневым.

Шляпу жениха во многих деревнях украшали лентами, Пряжками и букетами искусственных цветов. Пояс делали

Широким или узким, но обязательно ярким, с кистями. У каждого жениха должно быть несколько таких костюмов, чтобы появляться перед невестой и ее подругами каждый раз в новом. Это считалось необходимым для того, чтобы продемонстрировать богатый гардероб жениха, уважить невесту и ее родню красивым нарядом, наряду с этим и для того, чтобы запутать нечистую силу, готовую, по поверью, принести вред парню в самый ответственный момент его жизни.

Подвенечный костюм жениха несколько отличался от вышеописанного. Он включал в себя только те предметы что общественное мнение определяло как «прадедовские», Картуз, кожаный ремень, пиджак, галоши и прочие пред­меты, считавшиеся данью моде или щегольству, в подве­нечный костюм обычно не входили. В то же время в под­венечный костюм вводились детали, игравшие роль свое­образных «меток», «знаков» жениха. В одних местностях России таким знаком мог быть платок, в других полотенце, в третьих пояс. Платок, сложенный по диагонали, как шейное украшение жених повязывал спереди на узел или закалывал булавкой. Также платок повязывался жениху через плечо, опоясывался по талии или затыкался за пояс. На большей части территории России предпочтение отда­валось платку красного цвета, хотя могли быть и другие расцветки. Полотенца — длинные, до трех метров, полот­нища ткани, орнаментированные на концах, — использо­вались там, где платки в качестве атрибута жениха не по­лучили распространения. В некоторых северных губерниях Европейской России вместо платка и полотенца использо­вались ширинки — вышитые квадратные или прямоуголь­ные куски белой ткани, которые прикреплялись к шляпе жениха или спереди на кафтан.

Отдельные предметы подвенечного костюма жениха, по поверью, могли обладать магической силой: соединять жениха с невестой, увеличивать мужскую потенцию, предохранять от порчи и дурного глаза. Такие представле­ния, например, были связаны с поясом и шапкой. Жених не расставался с поясом даже на брачном ложе, считая, что, сняв его, он утратит мужскую силу. Полагали, что пояс, с подвешенными к нему богородичными молитвами и суровой ниткой с узлами, был наделен оплодотворяю­щими свойствами: «сколько узлов — столько сыновей», Таким поясом сваха связывала руки жениха и невесты, чтобы они «шли по жизни рука об руку». Шапка, которую не снимали даже в помещении, символизировала мужскую власть над женой. После венчания жених надевал ее на го­лову невесты, показывая тем самым присутствующим, что она находится под его покровительством. Пояс и шапка рассматривались также как своеобразная стена, о которую разбивалась вредоносная сила, стремившаяся принестиже — ниху вред.

Подвенечную рубаху, штаны, пояс, а иногда и кафтан жениху дарила обычно невеста. Одним из ритуальных дей­ствий девичника было изготовление их невестой с подру­гами, что и называлось «кроить рубашку», «рубашку мерить жениху». После сговора девушки отправлялись в дом жениха «за меркой». Мать жениха выдавала им рубаху и штаны сына в качестве образца для шитья и угощала их обедом или чаем с пирогами. После этого, завернув одежду в пла­ток, они с песнями и плясками несли ее в дом невесты, где и усаживались за шитье. В старинной архангельской свадеб­ной песне об этом рассказывается так:

Я брала свои золотые ключи, Отмыкала окованы сундуки, Вынимала черно плисово сукно, Я кроила жениху кафтан, Чтоб ему не долог был, Чтоб ему не короток был, По подолу был раструбистый, По середке пережимистый, По подпазушкам перехватистый, Чтобы он легко на коничке скакал, Хорошенечко разъезживал.

Готовую одежду девушки от имени невесты или сама невеста торжественно вручали жениху. Обряд изготовления и передачи одежды для жениха являлся одним из многих обрядов соединительного характера, проводившихся в тече­ние свадебного ритуала.

Обряд одевания жениха к венцу был особым ритуалом, который проводился более или менее одинаково по всей России. Действие начиналось с чтения дружкой молитвы или заговора. Затем дружка ставил жениха под матицу, взмахи­вал крест-накрест кнутом, приговаривая: «Боже, кладу твой крест животворящий на прогнание всех врагов и супостатов нечестивых, неправедных, колдунов и волшебников: от кол­дуний и ведуний, от всех злых и лихих людей» (5, с. 113). Далее крестная мать умывала жениха водой, в которой ле­жала серебряная монета и хмель, и приступала к одеванию. Она подавала ему сначала рубаху, а за нею поочередно остальные предметы одежды. При этом каждый раз встря­хивала одежду, стараясь «вытряхнуть» из нее возможную порчу, обводила ею трижды вокруг головы жениха, шепча молитву. После этого жениха сажали на квашню для расче­сывания волос. Крестная мать подавала отцу жениха на под­носе гребень и масло. Он смазывал волосы и расчесывал их гребнем. Девушки при этом пели:

Родимый батюшко, очеши головушку, гладко гладенько.

У меня, у молодца, ручки не вздымаются, сердце

Ужаснулося.

Потом дружка предлагал всем присутствовавшим приче­сать жениха. В этот обряд в древности вкладывался тот же

Смысл, что и в обряд прощания девушки с косой. Он сим­волизировал переход юноши в разряд женатых мужчин.

В венчальной одежде жених сидел и на брачном пиру, в ней же его отводили на брачную постель. После брачной ночи он появлялся перед родственниками в другом, более красивом и ярком наряде.

Литература:

1. Ефименко П. С. Материалы по этнографии русского населе ния Архангельской губернии. М, 1878. Ч. 1. Описание внутреннего и внешнего быта; 1877. Ч. 2. Народная словесность; 2. Звонков А. П. Современный брак и свадьба среди крестьян Тамбовской губернии Елатомского уезда // Сборник сведений для изучения быта кре­стьянского населения России. М., 1889. Вып. 1; 3. Мансуров А. А Описание рукописей этнологического архива ОИРК. Рязань, 1928 Вып. 1; 1930. Вып. 3; 4. Поспелов М. М. Свадебные обычаи Ветлуж — ского края. // Нижегородский сборник. Н. Новгород, 1877. Т. 6′ 5. Смиречанский В. Д. Этнографический очерк из быта крестьян Псковского уезда // Псковский статистический сборник 1871 года. Псков, 1871; 6. Шейп П. В. Великорус в своих песнях, обрядах, верованиях, сказках, легендах и т. п. СПб., 1900. Т. 1. Вып. 2; 7. Шейн П. В. Материалы для изучения быта и языка русского насе­ления Северо-Западного края. СПб., 1902. Т. 3.

И. Шангина

Комментировать