Главная > Мужики и бабы в русской культуре > Мужские и женские сообщества

Мужские и женские сообщества

Мужская и женская части традиционного общества суще­ствовали не только как теоретический конструкт, но и как реальные группы, объединявшие людей одного пола и, как правило, близких по возрасту в так называемые половоз­растные группировки.

Группы играющих детей до определенного возраста обычно не разделялись по полу. Разделение зримо проявля­лось в отрочестве, примерно в 7—9 лет, когда мальчики начинали ориентироваться и копировать формы поведения взрослых парней, а девочки — старших девушек и своих матерей. В этом же возрасте дети осваивали трудовые функ­ции: девочки нянчили младших детей, учились прясть и помогать матери по хозяйству, мальчики сопровождали отца в поездках, участвуя в заготовке дров, полевых работах и ремесленных занятиях. Именно в отрочестве становились заметными расхождение мужских и женских ролей и обра­зование отдельных сообществ мальчиков и девочек.

Еще ярче это проявлялось в молодости, в период пред- брачных гуляний и ухаживаний, когда наблюдалось наиболь­шее различие во внешности и поведении: парни и девушки как бы демонстрировали свое соответствие идеальным пред­ставлениям о «мужественности» и «женственности». В это время девушки собирались в своем кругу на супрядки, ве­черки, игрища, водили хороводы. В среде парней формиро­валась особая организация — ватага (партия, компания, шатия, артель), основой функцией которой являлось участие в коллективных побоищах. Их устраивали обычно во время праздников, чтобы в состязаниях показать свои возможно­сти. Эти компании имели устойчивую структуру: атаман возглавлял группу в пять — десять человек своих ближ­них «товарищей», постоянных участников драк; периферию объединения составляли прочие взрослые парни, не прояв­лявшие в драках энтузиазма, а также подростки, роль кото­рых сводилась к провоцированию драки и наблюдению за приемами борьбы и отношениями парней. Такими компа­ниями парни посещали и собрания девушек, развлекая их играми, имевшими нередко эротический, а иногда и жесто­кий характер. Сообщества девушек и парней были по-раз — ному локализованы в пространстве. Девушки собирались в доме, летом — на холме, лугу, где устанавливались качели или устраивался хоровод. Парни гуляли или, как говорили, «шлялись» по улицам, наведывались в другие деревни. Девичье пространство стационарно, мужское — подвижно, и когда девушка дружила с парнем, о них говорили: «гуля­ют», «ходят», то есть она перемещалась в мужское подвиж­ное пространство. Подвижными были и формы игровых взаимодействий между группами девушек и парней: хоро­воды, пляски, игры «в горелки» и т. п.

В зрелом возрасте большинство мужчин и женщин жили в семейных коллективах, объединявших представителей обоих полов. Однополые сообщества на этом фоне теряли свое значение, однако продолжали существовать. Бабье со­общество сплачивало живших по соседству замужних жен­щин, имевших детей. В их среде были приняты некоторые формы взаимопомощи (коллективная опека во время бере­менности и после родов; поочередная помощь в трудоемких сезонных работах: жатве, засолке капусты, вывозе навоза на поля и т. п.). В некоторых из этих работ участвовали также молодухи и девушки, как правило на правах помощниц. Единство бабьего сообщества подкреплялось участием в сов­местных пивных праздниках, которые устраивались в опре­деленные дни церковного календаря, а также после оконча­ния коллективных работ, а иногда и по другим поводам, на­пример принятия молодухи в свой круг.

Взрослые мужчины объединялись на время совместных работ, производимых вдали от дома: рыбаки во время сезон­ного лова — в лодочную артель, плотники — в плотницкую и т. д. Нищие, профессионально занимавшиеся своим ремес­лом как сезонным промыслом, группировались в артели во­круг воза, на который складывали собранное подаяние, чтобы продать в городе. Правда, в такие артели брали женщин, старух и детей, но не как полноправных участников промыс­ла, а скорее как тех, кто в традиционном понимании наибо­лее достоин жалости, на роль символа постигшей семью безысходной бедности и несчастья. Руководящие функции в нищенских артелях исполняли мужчины, как и в других разновидностях артельного устройства. В рыболовных и дру­гих промысловых артелях женщина иногда присутствовала в качестве стряпухи; эту роль мог исполнять также старик или мальчик-подросток. Артельная организация в основных чертах воспроизводила структуру боевого объединения пар­ней: во главе стоял атаман или старшина, участники именова­лись «товарищами», наряду с полноправными членами в арте­ли, как и в группе парней, были участника!, осуществлявшие подчиненные и служебные функции.

Комментировать