Главная > Мужики и бабы в русской культуре > МУЖ

МУЖ

Женатый мужчина.

В русском традиционном обществе статус М. придавал человеку большой вес. Пребывание в браке считалось важ­нейшим условием его порядочности, материального благо­состояния и общественной значимости. Мужчины, достиг­шие брачного возраста, но все еще неженатые, вызывали подозрительное и пренебрежительное отношение окружаю­щих, уверенность в наличии у них каких-либо скрытых пороков.

М. являлся главой семьи, ее хозяином. В его обязанности входило управлять хозяйством, распоряжаться имуществом, которое, однако, считалось общей собственностью семьи, кроме того, самостоятельно решать все экономические про­блемы, «нести тягло», то есть платить подати и налоги, пред­ставлять семью на общинных сходках, нести ответствен­ность за ее благополучие. Забота о «хлебе насущем» для Жены и детей была главной для женатого мужчины — М. и отца. Это никогда и никем не оспаривалось, считалось естественным, закономерным: «Муж есть кормчий, а жена судно». Даже если семьей в силу каких-либо причин фак­тически руководила женщина, М. в сознании общества все равно воспринимался ее главой.

Главенство М. в семье — черта, характерная для куль­туры многих народов, не только русских. Оно обусловлено множеством обстоятельств как экономического, так и идео­логического порядка. В традиционном русском быту это объяснялось совокупностью причин, среди которых боль­шую роль играло преимущественное право мужчины на вла­дение землей. По русскому законодательству женщины не могли владеть пахотной землей. Община наделяла ею только мужчин, достигших восемнадцатилетнего возраста, а после женитьбы надел земли увеличивался в два раза. Женщина, не имевшая права на землю, находилась в полной зависи­мости от М., в доме которого она жила и который считался ее кормильцем.

Власть М. в семье была освящена православной религией В поучениях церкви говорилось, что М. глава семьи, как Иисус Христос глава церкви. Считалось, что М. эту роль предназначил сам Бог по признаку первородства и предоста­вил ему прекрасный сад — рай, чтобы он возделывал и хра­нил его. Еву же Бог дал для помощи Адаму в его трудах а также для того, чтобы они могли «плодиться и размно­жаться, наполнять землю и владеть ею». Кроме того, главен­ство мужчины рассматривалось как следствие первородного греха. Священники объясняли: «Со времени падения праро­дителей жена, как первая грешница, подчинена господству мужа, увлеченному ею во грех» (5, с. 55).

М. обладал большими правами относительно своей жены, которая находилась в полном его распоряжении. Он мог, как говорилось, «казнить ее или миловать» по собствен­ному усмотрению. Необходимость повиноваться М. подкреп­лялась словами апостола Павла, которые часто использовали Священники в своих проповедях: «Жены, своим мужьям по­винуйтесь, якоже Господу». При этом считалось, что жена должна подчиняться М. без всяких размышлений именно потому, что это ее М. В поучениях священников начала XX в. говорилось: «Каков бы ни был муж, хорош или не хорош, ласков или жесток в обращении с женою, она долж­на оставаться в повиновении ему, и как бы ни было горько ее житие, не должна искать разлучения с ним за исклю­чением случаев супружеской неверности» (5, с. 55). М. мог наказать жену за непокорность, и общественное мнение всегда было на его стороне, потому что «бьют не ради мучения, а ради учения». В то же время, по народным представлениям, он должен стараться быть терпимым к ней, снисходительно относиться к недостаткам: «Замахнись, да не ударь! Подыми руку, да опусти!»; «Не все таской, можно и лаской!» В проповедях священники внушали М., «Жена — сосуд слабый, а ты — муж. Ты для того постав­лен начальником и главою, дабы сносить слабость жены, которая должна повиноваться тебе» (5, с. 55} Однако, стре­мясь терпимо относиться к слабостям жены, М. не дол­жен был, по общераспространенному мнению, позволять ей командовать собой, ходить у нее «по ниточке». Рус­ская пословица о таких М. говорит: «Не скот в скоте — коза, не зверь в зверях — еж, не рыба в рыбах — рак, не птица в птицах — нетопырь, не муж в мужьях, кем жена владеет».

М. должен был нести ответственность перед своими ро­дителями и обществом за провинности и дурные поступки жены. Например, если безнравственное поведение жен­щины выходило за рамки семьи и становилось известным всему деревенскому сообществу, то ответ перед сходкой держал М., которого обязывали жену привести в поря­док. Если невестка была непокорна свекрови, то наказы­вали не невестку, а сына за то, что потакал жене в ее дурных делах.

Вместе с тем в обязанности М. входила защита чести жены, особенно если ее ложно обвинили в прелюбодея­нии. Русские мужчины считали, что «смерть лучше бес­честья», и не смирялись с оскорблением до тех пор, пока не добивались публичного восстановления справедливости. В большинстве случаев М. с помощью кулаков заставлял оскорбителя принести извинения, устраивая драку в люд­ном месте. Если оскорбление было нанесено женщиной, то ответственность за это нес ее М. Если позор был не­смываем, то М. оскорбленной обращался за помощью к «миру» — общине. Созывалась сходка всех взрослых Мужиков деревни, на которой у оскорбителя требовали доказательств бесчестного поступка женщины. Если он не мог их привести или они были не убедительными, то честь оскорбленной считалась восстановленной, а клеветник наказывался штрафом, изгнанием из деревни, негласным разрешением на избиение или подвергался какому-либо более жестокому наказанию.

Вообще, в русском быту было распространено убежде­ние, что М. должен любить и беречь свою жену, а жена — М., так как: «Муж да жена — одна душа»; «Муж с женой что вода с мукой (сболтать сболтаешь, а разболтать не раз­болтаешь) .

Литература:

1. Александров В. А. Семейно-имущественные отношения по обычному праву в русской крепостной деревне XVTII — начала XIX века // История СССР. 1979. № 6; 2. Громыко М. М. Традици­онные нормы поведения и формы общения русских крестьян XIX в. М., 1986; 3. Даль В. И. Пословицы русского народа. М, 1994; 4. Ефименко А. Исследования народной жизни. Обычное право. Вып. 1. М, 1884; 5. Лещенко В. Ю. Семья и русское православие: XI—XIX вв. 1999; 6. Миронов Б. Н. Социальная история России. СПб., 1999. Т. 1.

И. Шангина

Комментировать