Главная > Мужики и бабы в русской культуре > МОЛОКО

МОЛОКО

В народных представлениях символ материнства и плодо­родия, связанный с понятием о дающем жизнь начале.

М. — аналог воды, оно символизирует причастность жен­щины к зарождению жидкости в теле человека. Грудное М. осознавалось той основой, на которой «замешивалась» жизнь младенца. Об этом свидетельствовало мнение о том, что до тех пор, пока женщина кормила грудью ребенка, у нее не наступала новая беременность, поэтому в прош­лом нередко и двухлетние дети сосали материнскую грудь. В Вологодской губ. М, которое продолжало выделяться у женщины и после прекращения кормления ребенка грудью, называли «сырым» и считали, что на него быстро «при­станет» новая беременность. «Сырое» М. (молозиво) осмыс­лялось как результат «створаживания» и являлось призна­ком зарождения новой жизни. В загадке беременная жен­щина сравнивается с кринкой М.: «Под полом, полом стоит кринка с творогом».

Грудное М. воплощает связь младенца с матерью и его неотделенность от мира природы. Кормить ребенка грудью начинали на следующий день после рождения или после его крещения, или после обряда «размывания рук», который проводился для очищения роженицы (см. Новорожденный), А также для того, чтобы у нее увеличилось количество М.

Кормление ребенка следовало начинать с левой груди, иначе он вырастал левшой, что считалось признаком связи с нечистой силой.

Отнятие ребенка от груди происходило, как правило, в полтора-два года. Обряд совершали на пороге дома — границе «своего» и «чужого» мира, он символизировал даль­нейшее отделение ребенка от матери, ее тела, его постепен­ное превращение в собственно человека. Во время обряда мать кормила ребенка грудью через порог и произносила заговор, в котором говорилось о том, что ребенок должен «переходить на свои хлеба», после чего она закрывала дверь, и ребенок некоторое время оставался за ней. Сущест­вовали и другие способы отлучения ребенка от груди. Так, мать сцеживала грудное М. на пороге дома, или на грудном М. замешивалось тесто, из которого она пекла шанежки, их затем следовало в полночь разбросать в разные стороны на перекрестке дорог. Чтобы окончательно «уничтожить» материнское М. для ребенка, его сцеживали на раскаленную печь, однако этот способ, по поверьям, был опасным, потому

Что в результате его использования у женщины в дальней­шем при рождении детей могло уже не быть М.

После отлучения ребенка от груди начинался процесс формирования его как самостоятельной личности, о чем свидетельствовало употребление им пищи, прошедшей кули­нарную обработку, вместе с другими членами семьи.

Существовали запреты повторно начинать кормить ребен­ка грудью. Верили, что нарушение их приводило к тому, что ребенок наделялся сверхъестественными способностями — сглаза, наведения порчи. Восстановление прерванной физио­логической связи с матерью, а через нее — с природой явля­лось причиной того, что младенец оказывался связан с нечис­той силой.

В переносном значении кормление грудью означает самый малый возраст человека: «У него молоко на губах еще не обсохло».

Литература:

1. Баранов Д. А.. Мадлевская Е. Л. Образ лягушки в вышивке и мифоиоэтических представлениях восточных славян // Женщина и вещественный мир культуры у народов Европы и России. Сб. МАЭ. Т. XLVII. СПб., 1999; 2. Мазсшова Н. Е. Человек в традиционных соматических представлениях русских. СПб., 2001.

Н. Мазалова

Комментировать