Главная > Мужики и бабы в русской культуре > КРОВОСМЕШЕНИЕ

КРОВОСМЕШЕНИЕ

Общее обозначение различных типов нарушения норм семейно-родственных отношений. Выражалось в недо­зволенных половых отношениях, возникающих при кровном родстве: отца с дочерью, матери с сыном, брата с сестрой; при отношениях свойства: свекра с невесткой (см. Сноха­чество), а также зятя с тещей, деверя (брата мужа) с не­весткой, мужа с его свояченицей (сестрой жены); при духов­ном родстве кума с кумой. В традиции к К. не относили сожительство свойственников, а также при кровном родстве связь двоюродных, троюродных брата и сестры, сводных детей, если один из них или оба незаконнорожденные. По материалам этносоциологического опроса, проведенного в 1890-е гг. Бюро В. Н. Тенишева, факты коллективного реагирования на К. при кровном родстве или кумовстве зафиксированы в ряде губерний: Вологодской, Казанской, Новгородской, Орловской, Пензенской, Ярославской.

Тяжким грехом (происходившим редко, что отмечено корреспондентами) считалось сожительство близких кров — . ных родственников, а также в некоторых местностях свекра со снохой, особенно тяжким — кумовьев. Прочие ситуа­ции, относимые в народе к К, признавались менее грехов­ными и подвергались меньшему осуждению. Например, связь зятя с тещей, никак не одобряемая, была основана на материальном расчете зятя и могла определенным образом упрочить семью; сожительство со свояченицей, если жены уже не было в живых, могло оправдываться в обществен­ном мнении необходимостью «упрочить» заботы тетки о племянниках.

Кровосмесителей — при кровном или духовном родстве — называли «самыми безобразными развратниками», считали извергами, совершившими грех перед Богом и преступление перед людьми. О К. близких родственников сообщалось влас­тям. Кровосмесителей презирали, избегали общения с ними; в некоторых местностях им запрещали посещать обществен­ные сходки, гульбища; неохотно их принимали и в наемные работники. В народных представлениях общественное осуж­дение объяснялось тем, что «две родные крови соединяются», и говорили, что кровосмесители «не умрут обыкновенной человеческой смертью, а при страшных судорогах во всем теле и истязаниях чертями».

В Казанской губ. считали, что оба кровосмесителя будут сохнуть, худеть, хворать; женщина непременно погибнет при родах, которые будут сопровождаться страданиями и большой продолжительностью, или мужчина окажется не­способным к деторождению. В Орловской губ. строго осуж­далось сожительство с родной дочерью, и если такое обна­руживалось, то следовало общественное наказание: отца и дочь заставляли пробежать через горящий костер, остригали им обоим волосы наголо, а отцу — также бороду и усы. При встрече им плевали в лицо, высказывали проклятия, называя прихвостнями сатаны. В Ярославской губ. также считали, что кровосмесители — вступившие в сожительство сын с матерью, брат с сестрой, кум с кумой — продали свои души дьяволу. В Вологодской губ. сохранилось мифо­логическое предание о последствии К.: некогда «очень давно сотворили между собою кровосмешение брат и сестра; когда об этом стало известно всему селению (так как заста­ли их на месте преступления), то, по народному самосуду, их зарыли в землю живыми, где они и померли. Когда тела их стали разлагаться, то на этом месте на земле выросло табачное растение».

Из всех грехов К. наиболее тяжким повсеместно счита­лось попрание духовного родства, что объясняли так: «…ведь кум с кумой стояли у общей купели перед Богом, поруча­лись за младенца и отрекались за него от сатаны, а вместо этого они и сами идут в лапы сатаны, и младенца туда тащат… такой грех непрощеный, потому как он оскверняет и невинного младенца». В Орловской губ. было известно предание о том, как некогда кум с кумой ехали вместе в гости, не вытерпели и согрешили, за что тут же провали­лись под землю, отчего образовалась и поныне сохраняется Кумья яма. В Ярославской губ. бытовала притча, объясняв­шая, какой из грехов К. является самым тяжким: «Один человек продал дьяволу душу и совершил грех с матерью, с сестрой и с кумой. Потом этот человек раскаялся и пошел к отшельнику узнать, могут ли ему проститься его грехи. Отшельник велел ему сжечь костер и оставшиеся от этого костра три головешки положить за пазуху, затем каждый день поливать их холодной водой. Когда эти головешки отродятся у него за пазухой, тогда ему простятся и его три греха. Через несколько лет две головешки отродились у этого человека, а третья нисколько не изменилась. Тогда он снова пошел к отшельнику, и последний объяснил ему, что грех его с матерью и сестрой простились ему, но грех с кумой не простится ему ни в сей век, ни в будущий».

В Казанской губ. полагали, что в случае брака кумовьев детей не будет или что от такого брака дети родятся урода­ми, калеками, слепыми, глухими, судьба их будет несчастной и они непременно умрут на глазах родителей.

Таким образом, различные ситуации, характеризуемые в народе как К., обнаруживали, причем с градацией степени

Общественного осуждения, совокупность недозволенных по­ловых отношений. Наиболее тяжкие грехи К., считалось, не только разрушали устои родства, но и являлись нравствен- но-религиозным прегрешением, антихристианским деянием

Литература:

1. Архив РЭМ, ф. 7, on. 1, д. 473, 241, 1815.

А. Островский

Комментировать