Главная > Мужики и бабы в русской культуре > КРОВЬ (РУДА, КРАСКА)

КРОВЬ (РУДА, КРАСКА)

В народных представлениях важнейшая субстанция человеческого тела, ей отводилась главная роль в жизнедеятельности организма. К. считалась квинтэссен­цией жизненной силы человека. «Из больной сила идет, кровь», — говорили о людях, у которых открывалось сильное кровотечение. К, как и жизненная сила, ассоциировалась с жаром, огнем или теплом. Для фольклорных текстов пока­зательно выражение «горячая» или «кипучая» К, вместе с тем словосочетание «кровь горит (кипит, играет)» означает, что кто-либо ощущает в себе избыток сил. В былинах физи­ческая сила выступает синонимом К: она «переливается по жилам» героя. У К, жизненной силы, огня (жара) еще один общий признак — красный цвет, причем у здорового и силь­ного человека — К. алая, у больного — темная (бурая). Счи­тали, что от состояния К. зависел и внешний облик человека. «Кровь с молоком», «у него горячая кровь» — говорили о фи­зически сильных и здоровых людях. К. являлась показателем возраста человека: у молодых — горячая К, у стариков — холодная. На Русском Севере существовало представление о «черной» и «белой» К, внешними признаками которых был цвет волос, глаз и кожи. «Белая» К. характерна для светло­волосых людей со светлыми глазами и белой кожей, «чер­ная» — для темноволосых людей с темными (черными) глаза­ми и смуглой кожей. Люди с «черной» К. наделены большей жизненной энергией, чем те, у кого «белая» К, Противопо­ставление «черная — белая» играет важную роль в ритуаль­ной практике. Так, лечение заговорами будет успешным лишь в том случае, если у знахаря и больного одинаковая К, по на­родной терминологии, они должны быть связаны «под кровь» или «по крови». В Архангельской обл. утверждали: «Ты белая, от черного человека не пристанет, по крове, говорят». Лечить испорченного человека должен знахарь, у которого такая же К, как и у колдуна, наведшего порчу. Полагали, что у некото­рых людей могла быть особая К, например ребенок, родив­шийся в семье последним, имел «чистую» кровь, был наделен даром целителя.

К. в переносном значении означает «похоть», «страсть» — распространенный образ любовных заговоров, в которых героиня «сердцем кипела, кровью горела», то есть умирала от страсти к заговаривающему.

К. являлась одним из компонентов родинного обряда, что нашло свое отражение в выражении «кровь от крови», озна­чающее «родной». Существовала точка зрения, по которой ребенок зарождается из К. матери, причем «горячей». Для предупреждения беременности женщины ходили босиком по снегу, чтобы «застудить кровь»; с этой целью молодая сжигала рубашку, в которой она была в первую брачную ночь. Однако в народной концепции зачатия основным эле­ментом зарождения человека считалась не просто К. матери, а ее менструальная К. (см. Месячные). При этом состояние К. обоих супругов, ее «температура» определяла, будут ли у них дети. Так, если у них «горячая» кровь, произойдет зачатие, Если «холодная» (больная) — их брак будет бесплодным.

К. — одна из древнейших метафор воды. В традиционной системе мироздания представление о тождестве К. и одного из важнейших элементов вселенной — воды основывалось на внешних признаках. В заговорах на К. необходимость остановить ее сравнивалась с остановкой течения рек, клю­чей и т. д.

В народной среде понятие о системе кровообращения и ее связи с сердцем не было распространено, считалось, что К. ходит по жилам сама собой. Причину многих болез­ней (порчи, испуга и др.) видели в том, что в тело человека через естественные отверстия (уши, глаза, рот и др.) втор­гается болезнь, которая затем проникает в кровь. В резуль­тате этого К. у больных «дурная», «порченая». Болезнь по жилам движется к сердцу, и если достигает его, человек умирает. Наиболее распространенный способ лечения болез­ней в народной традиции — «словами», то есть заговорами. Знахарка шептала заговоры на воду, вино, различные про­дукты, которые должны попасть в К. В Архангельской обл. говорили: «Слова по крове идут, тогда и пристает (оказыва­ется действенным лечение заговорами. — Н. М.)». Лечение больных нередко заключалось в том, что у них выпускали «дурную» К. Так, в Вологодской губ. кликуше во время при­ступа разрезали пятку, так как считали, что вместе с К. выйдет и бесенок, вселившийся в нее. Дух болезни сосредо­точивался в К. и «крал» жизненные силы больного, воспол­нить эту утрату можно было К. здорового человека, поэтому кликуше, бившейся в конвульсиях, смазывали губы К. из мизинца здорового человека. Кровопускание также исполь­зовали при головных болях, высоком давлении у пожи­лых людей. В Архангельской обл. считалось, что оно очень эффективно: «Ходили коневалы [коновалы], кровь кидали и здоровье поправляли». К. следовало пускать весной, по­скольку полагали, что возрождение природы усиливает и ток К. у человека.

По поверьям, К. у людей могла портиться также в резуль­тате их сексуальных контактов с мифологическими персона­жами. Так, на Русском Севере верили, что если лесорубов, живущих в лесу, посещают жены леших, приняв облик их

Жен, то после этого у лесорубов «сменяется кровь», они чах­нут и вскоре умирают.

В древности К. была неизменным атрибутом жертво­приношения. Это отразилось в поверье о том, что во время посвящения колдун пишет черту расписку собственной К., чтобы получить взамен колдовскую силу.

По поверьям, на теле убитого выступает К., если к нему приближается убийца.

Считалась, что К. была местом расположения души одним из них. Перед смертью человека его близкие ста­вили на окно стакан с водой, чтобы душа, выходя из тела «обмылась от крови» и чистой предстала перед Богом.

Литература:

1. Mas ало в а Н. Е. Состав человеческий: Человек в традиционных соматических представлениях русских. СПб., 2001; 2. Штрак Л. Г. Кровь в верованиях и суевериях человечества. СПб., 1911.

Н. Мазалова

Комментировать