Главная > Мужики и бабы в русской культуре > КОЛДУН (ЕРЕТНИК, ВИРИТНИК, ЧАРОВНИК)

КОЛДУН (ЕРЕТНИК, ВИРИТНИК, ЧАРОВНИК)

В народных поверьях человек, обладающий «тайным» знанием, считалось, что он связан с нечистой силой и способен с ее помощью причи­нять людям вред.

К. мог быть «природным» — родившимся вне брака В третьем поколении внебрачных или от связи женщины с К, а также им мог быть проклятый матерью еще в утро­бе. Говорили, что у природных К. от рождения имелись осо­бые отметины. Так, в старину верили, что К. станет ребе­нок, родившийся «в рубашке» или с волосами и зубами.

Обычно К. становился человек, прошедший посвящение и получивший помощников — чертей и икот (см. Икота), От которых зависела его магическая сила. В Вологодской губ. обряд посвящения проводил старый К. в бане в полночь. Там появлялась лягушка, которая разрасталась до размеров

Бани, и посвящаемый должен был влезть в ее разинутую пасть. Обрядовое поглощение нового К. давало ему магиче­ские способности. В более позднее время считалось, что по­свящаемый должен продать душу черту и написать об этом расписку кровью (см. Кровь).

Колдовскую силу нельзя было передавать детям и под­росткам, потому что они не в состоянии будут справиться со своими помощниками, и нечистая сила их разорвет. Ско­рее ее отдавали людям в расцвете жизненных сил; напри­мер, в Заонежье предполагали, что колдовство следует пере­давать людям с хорошими волосами и зубами. По поверьям мужчина-К. сильнее женщины-колдуньи (см. Ведьма).

В некоторых губерниях считали, что К. можно отличить от обычного человека по определенным внешним призна­кам. Так, в Псковской губ. верили, что К. всегда одноглазый, в Вологодской — что у него глаза пылают огнем, его зубы похожи на клыки. В Заонежье считали, что у К. нос крюч­ком. В Архангельской обл. в 1989 г. записано поверье о том, что у К. в глазах перевернутое изображение человека или что они «пустоглазы», то есть вовсе не имеют изображения. В Тульской губ. К. определяли по тени, в отличие от обыч­ных людей у него их две. Если у К. не было особых отме­тин, то их распознавали с помощью магических приемов. Так, в Пензенской губ. говорили, что если взять в церковь рябиновую палочку, то во время светлой заутрени К. ока­жется стоящим задом к иконостасу.

Самыми сильными признавали темноволосых К. с тем­ными (черными) глазами и смуглой кожей, в северно-рус — ских поверьях — у таких людей «черная» кровь (см. Кровь). На р. Вашка в Архангельской обл. до настоящего времени бытуют рассказы об очень сильном К. Ваньке Сибиряке, который считался заклинателем дождя. Его описывали как физически сильного, огромного, смуглого, темноволосого человека.

По общему мнению, К. угрюмы, нелюдимы, замкнуты, хвастаются своей силой, демонстрируя ее окружающим. Живут К. большей частью бобылями на краю деревни, как правило, это старики, хотя встречаются и молодые семей­ные К.

Деятельность К. разнообразна: он обладал способностью портить людей, животных, а также неживые предметы (см. Порча), привораживать (см. Приворот) и отворачивать (см. Отворот). Кроме того, он мог ворожить, предсказывать будущее, лечить. Наиболее опасен К. для жениха и невесты (см. Свадебный поезд), а также для беременных женщин — В Сибири верили, что К. может выкрасть ребенка из чрева матери, подменив его головней, льдинкой, иногда одного его взгляда достаточно для того, чтобы у женщины родил­ся урод.

К. был способен превращаться в различных животных и обращать в них тех людей, кто ему не угоден. К. мог при­нимать образ птицы, волка, собаки, свиньи и др. Делал он это, «перекидываясь» через двенадцать ножей, воткнутых в землю. В образе животного ему легче приносить людям вред. Чрезвычайно популярными были былички о превраще­нии целых свадеб в волчью стаю. Охотники верили, что вполне вероятно обнаружить под шкурой убитого волка юношу в свадебном наряде.

В Сибири считали, что К. мог повелевать змеями: брать их голыми руками, уводить с покоса, ягодного места, из деревни или, наоборот, насылать их, мог заставить их сто­рожить свой дом и ребенка. К. также подвластны и домаш­ние животные: он мог сделать так, что корова или конь послушно пойдут за ним, стадо коров не будет разбредаться и пастись в одном месте.

К. мог сделать на поле прожин или залом, после чего урожай у хозяина значительно уменьшится, а у него, соот­ветственно, увеличится.

Довольно распространены в XIX—XX вв. представления о порче К. людей. Он напускал порчу одним лишь взгля­дом или через прикосновение, также насылал ее по воздуху, ветру. Мог послать порчу со своими помощниками, отправ­ляя их с наговором на определенное имя. Он «портил» с по­мощью наговора на вещи, пищу и питье.

К. мог вызвать тоску, параличи, родимчик, падучую бо­лезнь, половое бессилие, пьянство, «затворение кровей» у женщин, сухоту, куриную слепоту.

К. обладал огромной властью. Особенно боялись его жен­щины. Они не могли отказать ему в сексуальных домога­тельствах, в противном случае он насылал на них порчу, так у них могла отсохнуть рука или нога. К. приписывали способность лишать мужей этих женщин половой потен­ции, чтобы самому занять их место. В Нижегородской губ. считали, что от связи К. с женщиной у нее рождался ку­сок мяса.

Существовало множество способов лишить К. силы на некоторое время. Вот несколько из них: ударить К. на­отмашь до крови или сбрить ему бороду. В Нижегород­ской губ. считали, что при встрече с К. следует незаметно показать ему кукиш. Чтобы К. не вошел в избу, ее оку­ривали можжевельником или при входе вешали крапиву, в порог втыкали металлические колющие предметы.

Если у К. выпадали зубы, это приводило к тому, что он частично лишался магической силы, становился менее опасным для окружающих. Не мог справиться со своими помощниками ослепший К.; о нем говорили: «дьявола его жмут».

К. в конце жизни обязательно должен был передать свою Силу, в противном случае он очень тяжело умирал. Передав преемнику чертей-помощников, он переставал вредить. Если преемника не находилось, К. старался обманом вручить кол­довской дар, например на смертном одре протягивал кому-

Либо руку, в которой ничего не было, произнося при этом- «На!» Иногда для этой же цели К. шептал «черные» заго­воры на какой-либо предмет, например камень, который затем бросали в воду.

Если колдовскую силу все-таки не удавалось передать смерть К. была мучительной: его разрывали на части черти Домовой мог содрать с него кожу и т. д.

И после смерти К., не передавший силы, продолжал при­чинять людям вред: насылать болезни, мор, неурожай. В Нижегородской губ. считали, что К. не принимает земля и насылает на его односельчан неурожай, поэтому старые люди поливали могилы К. водой. Чтобы навсегда лишить К. силы, разрывали его могилу и вбивали осиновый кол в сердце.

Литература:

1. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1903; 2. Никитина Н. А. К вопросу о русских колдунах // Сборник МАЭ. Вып. VII. СПб., 1928.

Н. Мазалова

Комментировать