Главная > Мужики и бабы в русской культуре > КИКИМОРА (ШИШИМОРА)

КИКИМОРА (ШИШИМОРА)

Женский мифологический персонаж, известный преимущественно в северно-русском регионе. По поверьям, являлся в облике маленькой девочки-бродяж — ки либо старушки, но чаще обнаруживал себя необъясни­мыми звуками, слышимыми в доме (воем, свистом, плачем, скрипом, звуком крутящегося веретена), а также пропажей и падением с полок, печи, полатей разных предметов (лука, подушек и пр.) или спутанной пряжей, которую хозяйка оставляла на ночь на прялке. Следствием появления в доме К. считались ссоры и внезапное разорение хозяев, пожар, болезни и гибель кур.

В народных верованиях К. связана с комплексом пред­ставлений о детях, умерших некрещеными или проклятых матерью (см. Материнское проклятие). Всех новорожденных Принято было крестить, а слабых, нежизнеспособных крес­тила сама бабка-повитуха сразу после появления на свет. Некрещеными хоронили младенцев, вытравленных из утро­бы или тайно умерщвленных матерью сразу после родов. Как правило, это были внебрачные дети, сам факт появле­ния которых мать старалась скрыть. Души некрещеных детей долго не находили упокоения, превращаясь в К. и яв­ляясь людям, в первую очередь матери. Появление К. в доме считалось результатом материнского греха (изгнания плода, детоубийства или проклятия ребенка), совершенного одной из женщин. Не обязательно это была сама хозяйка, так как К. могла наслать в чужой дом соседка или другая недобро­желательница.

Места появлений К. совпадают с традиционными места­ми захоронения некрещеных детей, которых нельзя было хоронить на кладбище, а потому их зарывали под порогом дома, под печью, в подполье, курятнике, в огороде, у пере­крестков дорог или бросали в болото. По поверьям, К. являлись не только в доме, но и бродили в облике детей у дорог, пугая путников. Люди дорог — странники или пришлые плотники — могли «подсадить» (наслать) К. в дом, если хозяйка им чем-то не угодила: не напоила про­хожего водой, плохо угостила плотников, пожадничала при расчетах.

Чаще всего К. проявляла себя как домовой дух (иногда считается женой домового), ей приписывали влияние преж­де всего на женскую сферу деятельности: она спутывает оставленную неубранной на ночь кудель, бьет посуду, го­няет и ощипывает кур. На севере Костромской обл. этот персонаж, известный под именем «шишимора», по мест­ным верованиям, ощипывает шеи курам. В других местах Костромской обл., а также в соседних районах Вологод­ской обл., на Вятке, в Заонежье (Карелия) подобная актив­ность приписывалась К. Для защиты от нее у входа в ку­рятник вешали камень с отверстием, известный как «кури­ный бог» или «урочный камень», а также горшок без дна, горлышко от разбитого кувшина (в наши дни — от бутыл­ки). В Заонежье цыплят, чтобы предохранить от К, про­пускали сквозь хомут, железный обруч или под расстав­ленными лезвиями ножниц для стрижки овец. Оберегами от К. служили вещи с отверстиями или «пронимание» (протаскивание, прохождение) через отверстие, которые в народных верованиях служили устойчивыми символами материнства (см. Материнская защита).

В Никольском у. Вологодской губ. были отмечены пове­рья о К. как помощнице прилежных хозяек, которым она по ночам будто перемывала посуду и баюкала маленьких детей. Нерадивым же хозяйкам она всячески мешала и вредила: портила горшки и кринки, так что молоко в них приобре­тало неприятный запах, щекотала и пугала детей. В этом случае нужно было вымыть горшки и кринки горьким кор­нем папоротника.

К. сближали иногда с другим мифологическим образом — лихорадкой, являвшейся в виде растрепанной, страшной ста­рухи, либо девицы, либо двенадцати страшных сестер, бро­дивших по дорогам и напускавших болезни. В ярославских говорах болезнь лихорадка прямо называлась «К.». Приме­чательно, что оберегами против лихорадки, как и против К, служили предметы с отверстиями и «пронимание» сквозь отверстие: больного лихорадкой пропускали в «воротца», образованными двумя березовыми сучками и связанными над его головой; протаскивали также между ребер палой ско­тины. У русских в Эстонии оберегом против лихорадки слу­жил свиной пятачок — высушенный кусочек кожи с двумя отверстиями.

Литература:

1. Забылин М. Русский народ: его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М, 1992; 2. Логинов К. К. Материальная культу­ра и производственно-бытовая магия русских Заонежья. СПб., 1993. 3. Максимов С. В. Нечистая, неведомая и крестная сила (Этногра­фическое бюро кн. В. Н. Тенишева). СПб., 1903;

Т. Щепанская

Комментировать