Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ИГРЫ ПОСИДЕЛОЧНЫЕ

ИГРЫ ПОСИДЕЛОЧНЫЕ

Форма общения молодежи — парней и де­вушек — на посиделках во время осенне-зимнего периода.

Помимо совместных игр существовали посиделочные игры отдельно для девушек и парней. Так, устав от работы и под­жидая ребят, девушки устраивали развлечения, носившие испытательный характер, что было связано со стремлением младших приобщиться к более взрослому кругу. В таких раз­влечениях использовали иногда обидные насмешки, заголе — ние тела, щипки, толчки.

К развлечениям относились, например, кувыркания через скамейку: девушки по очереди упирались в нее руками и переворачивались. Не менее сложные трюки лежали в осно­ве игр «лисицу в кряж (капкан) имать», «запрягать петуха», «коровушку доить». Быть «лисицей» уговаривали неопытную девушку, а «кряжем» становилась подруга постарше, ей свя­зывали руки и ноги и укладывали на полу на бок. «Лисица» садилась напротив «кряжа» и просовывала между ее руками и ногами свои ноги, которые оказывались «защемленными». Затем она клала голову на бок «кряжа» и захватывала паль­цы своих ног руками. Помощницы приподнимали «лисицу», отчего она еще ближе подвигалась к «кряжу», а затем ее резко опрокидывали на спину. При этом «кряж» перекаты­вался на другой бок, и «лисица» оказывалась в совершенно беззащитном положении прижатой к полу. Ее попытки как — либо освободиться вызывали веселье и смех окружающих. «Запрягали» «петуха» или «лисицу» несколько иначе. Для заглавной роли выбирали «девку, какая побестолковее». Ей велели присесть или нагнуться и связывали руки под ко­ленями, а затем просовывали между руками и коленями палку так, что руки уже невозможно было высвободить без чьей-либо помощи. Чтобы освободиться, испытуемой пред­лагали достать ртом пятак, который клали на ее колени. Кувырки и падения при попытке освободиться нередко при­водили к слезам под общий хохот окружающих. Другие варианты этой игры — в статье «Игровые испытания парня на посиделках».

В свою очередь парни, пришедшие на посиделку и ожи­давшие, когда девушки закончат свою работу и можно будет начать пляски и развлечения, затевали свои игры, обычно на полу посреди избы или около входа. Это были разнооб­разные игры в карты и лодыжки (овечьи косточки). Проиг­равшего наказывали щелчками в лоб, что называлось «кра­сить лоб»; в некоторых случаях дело доходило до «лукови­цы», то есть шишки.

Основными принципами совместных И. п. были выбор и перебор партнеров противоположного пола. Во многих играх выбор пары происходил на основе личных симпатий. Так, в широко распространенной игре в «столбушку», кото­рая относилась к типу «поцелуйных» (см. Поцелуйные игры), Начинал действие один из парней обычно по просьбе деву­шек. Он становился в углу избы или у печного столба и пел:

Я горю, горю, горю, На калиновом мосту, Кто меня полюбит, Тот и выкупит.

Остальные подпевали ему до тех пор, пока его не «выку­пала» одна из девушек. Она подходила к парню, кланялась ему и целовала, затем становилась на его место, еще раз целовала и просила, чтобы он прислал к ней кавалера. В по­добных играх партнера могли вызвать для беседы не только к печному столбу, но и к голбцу, за печь, в сени — «на мост», на крыльцо. Считалось, что пока между парнем и де­вушкой идет беседа, — «столб горит». Когда один из парт­неров возвращался, говорили: «Столб погашен». В некото­рых местах долго отсутствующую пару на самом деле обли­вали водой. Таким образом, пары сменяли одна другую иногда на протяжении всего вечера. Такая игра служила своеобразным фоном для других занятий: развлечений, игр, плясок.

В ряде игр выбор партнера был связан с бросанием жре­бия. Так, широкое распространение получили варианты игры «имками», то есть «в жмурки». Одному из участников завязывали платком глаза, раскручивали и отпускали, чтобы он ловил разбежавшихся по избе игроков. В зависимости от местной традиции, водящий должен был найти того, кто хлопнул его по спине или кто завязал ему глаза, свою девушку или парня, любого игрока противоположного пола, кроме того, игрока с двумя палочками в руках, стук которых привлекал водящего. В некоторых случаях водящий дол­жен был поцеловать пойманного, который затем становился водящим, и игра возобновлялась.

В ряде И. п., например «в солдатский набор» или «в же­нитьбу», выбор делался с помощью угадывания. Девушки садились на лавку и втайне от ребят назначали друг другу «женихов», после чего парни по очереди старались угадать свою «суженую». Парень подходил к девушке и кланялся; если он был назначен ей «женихом», то девушка вставала, кланялась и приглашала сесть к себе на колени. Если парень ошибался, то девушка в ответ на поклон вставала, но по­ворачивалась к нему спиной и снова садилась на лавку. Парень продолжал поиск своей «невесты». Когда все рас­пределялись по парам — одновременно целовались. Затем менялись местами: парни садились на лавку, а девушки угадывали. Когда последние усаживались на колени к ребя­там, снова все пары целовались, «женитьба» считалась оконченной.

Некоторые И. п. связаны с испытанием игроков. Дейст­вия испытательного характера должны были продемонстри­ровать «состоятельность» сложившейся пары. Так, в одном из вариантов игры «в женитьбу» парам предлагалось пры­гать через огонь, устроенный из поленьев, уложенных на печные заслонки на полу избы: «какая пара перепрыгнет, то говорят, что она со всеми достоинствами. Кто же заде­нет полено, того называют слепым и хлещут поводком» (1, с. 119). Аналоги этому имели место и в обрядовой прак­тике. Речь идет о типологически близком прыганье через огонь в праздник Ивана Купалы, а также катании парами с горы на Масленицу.

В играх зачастую испытанию подвергались не только игровые пары, но и реальные привязанности в кругу моло­дежи. Если девушка во время игры «в суседушку», заклю­чавшейся в переборе пар, не хотела пересаживаться к дру­гому парню, то водящий стегал ее ремнем. Нередко ухажер девушки мог «выкупить» ее, то есть принять удары ремнем вместо нее. Так было и в играх, в которых девушка, ста­раясь узнать, у кого из игроков находится тот или иной предмет (платок, ремень, мяч, бумажка), ошибалась. Иногда упорство кавалера, не желающего расстаться со своей «со­седкой» по игре, доходило до более серьезных физических наказаний. За первый отказ его дважды били ремнем по ла­доням, за второй он получал два «горячих», то есть удары смоченным в воде ремнем «с оттяжкой». Если парень не отступался и в этом случае, его продолжали бить до тех пор, пока он не отпускал девушку или не уходил с поси­делки вовсе.

Темой большинства И. п. была свадьба, как в очевидной, так и в скрытой форме. Это прослеживается, прежде всего, в названиях игр: «в женитьбу», «в свадьбу», «свататься», «дружбу заводить», «невесту выбирать», «в пары» и т. п. Основным мотивом этих игр являлся выбор партнера — «невесты» или «жениха». Иногда в них в смеховой игровой манере совершались те или иные свадебные обряды: «выбор невест», «венчание», «угощение гостей пивом», «потчева — ние» девушками «суженых» с поклонами. Показательно и называние игроками друг друга по имени и отчеству. Обыч­но в играх предусматривалось, чтобы «переженивались» все присутствовавшие. В течение посиделки каждый парень и девушка встречались в игровой паре несколько раз, что помогало в результате случайного перебора игроков опре­делиться с выбором друга или подруги по душе. Атмосфера игры позволяла молодежи внимательнее присмотреться друг к другу, так как здесь достаточно ярко проявлялся харак­тер участников, что способствовало формированию мнения о парне или девушке, о соответствии их поведения обще­принятым нормам.

Игровое поведение на посиделках и игрищах характеризо­валось особым этикетом. Уклонение от игр, приглашений для беседы, поцелуев (в поцелуйных играх) считалось недопусти­мым, невзирая на личное отношение к игровому партнеру девушки, тем более если у нее не было постоянного уха жера. Такую наказывали: хлестали ремнем или выводили с беседы за руки. В результате она получала славу «гордёны», что непосредственно могло сказаться на ее судьбе. Девушке, по народным представлениям, следовало быть и в меру скромной, и в меру бойкой.

Взаимное уважение было характерно для поведения мо­лодежи. Называли друг друга по имени и отчеству не только в игре, но и в обычном общении. В этом сказывалась ориен­тация на нормы поведения старших, семейных взрослых и Стариков. Одной из форм проявления уважения к девушке считались комплименты парней. Так, в игре «по коленям ходить», или «ходить по кругу» (см. Посиделка), каждый парень обнимал всех девушек по очереди. Если он не мог подойти к занятой другим кавалером девушке, в конце свое­го «обхода» он все-таки обнимал ее и произносил слова, обозначающие похвалу: «Эдакую девку пропустить обидно!»

Игра все же давала возможность продемонстрировать свое отношение к тому, кто почему-либо не нравился, по­смеяться над ним и даже обидеть. Так, в игре «в столбуш­ку» могли пригласить к столбу не того, кого попросили. Подошедшую высмеивали: «Что тебе надо? Зачем пришла? Нешто тебя звали». В этой же игре над вызванным могли подшутить: стоящий у столба незаметно вымазывал руки сажей и гладил подошедшего по лицу, что вызывало смех окружающих и недоумение объекта розыгрыша. Обычно проделки такого рода устраивали парни над девушками, изменявшими своему ухажеру, или над теми, которых во­обще недолюбливали. В игре «в женитьбу», где «невеста» должна была потчевать «суженого» «пивом», называя по имени и отчеству, парень, решивший подвести девушку, не говорил своего настоящего имени. За ошибку ее ударя­ли жгутами, что сопровождалось дружным смехом. Еще более неприятным было положение девушки в играх, осно­ванных на перемене пар, когда ребята, договорившись, начинали вызывать эту девушку все по очереди: не успев усесться на колени к одному, она должна была идти к другому. «Иной раз девку до тово допроменивают, што юбку до дыр протрет» (1, с. 133).

Посиделки, на которых не только играли, но и пели, пля­сали, водили хороводы, обычно завершались выбором пары: водящий — «хозяин», «урядник», «вожак» — по просьбам ребят постепенно отсылал в сени или на крылечко деву­шек, и пары, если это устраивало каждого из партнеров, больше не возвращались на беседу. Парень провожал де­вушку домой.

Литература:

1. Морозов И. А., Слепцова И. С. Праздничная культура Вологод­ского края. Ч. 1. Святки и масленица // Российский этнограф, № 8. М, 1993; 2. Морозов И. А., Слепцова И. С, Гилярова Н. //., Чижикова Л. Н. Рязанская традиционная культура первой половины XX века. Шацкий этнодиалектный словарь. Рязань, 2001.

Е. Мадлевская


Комментировать