Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ГОНЧАР (ГОРШЕЧНИК)

ГОНЧАР (ГОРШЕЧНИК)

Одна из традиционных мужских специали­заций; персонаж фольклора.

Занятие Г. олицетворяло власть над стихиями огня и земли, которую он превращал из природного, неоформлен­ного состояния (глина) в предметы, принадлежащие сфере культуры. Основная продукция Г. — глиняная посуда — на символическом уровне относилась к числу «женских» вещей (см. Бабий кут). Горшки, кувшины, глиняные подой­ники, посуда для заквашивания теста в народной магико — ритуальной практике связаны с символикой женского пло­дородия. Горшки и плошки били на свадьбе, желая моло­дым много детей («Сколько черепков, столько пареньков»), а женщина, не желавшая беременеть, прятала пустой гор­шок в чулан или под кровать, где его никто не мог тронуть. В обоих случаях горшок символизировал женское (материн­ское) лоно. Осколки разбитых на свадьбе горшков разбра­сывали в хлеву и на огороде (чтобы обеспечить плодови­тость скоту и плодородие земле), а горлышко разбитого кув­шина вешали в курятнике для плодовитости кур и как оберег их от кикиморы.

Фигура горшечника также связана в народных верова­ниях с темой брака и плодородия. Обычно Г. продавали свои изделия на ярмарках либо развозили по деревням. Ви­зиты горшечника в деревню были приурочены к Святкам — периоду свадеб либо к Великому посту. В Полесье приезд горшечника воспринимался как знак того, что в деревне скоро будет свадьба, а девушки старались украсть с его воза и разбить горшок — чтобы выйти замуж. Впрочем, сущест­вовала и противоположная примета: на улице, по которой

ГОНЧАР (ГОРШЕЧНИК)

Проехал Г., ни одной свадьбы не будет, и поэтому девки били у него посуду, «чтоб не сидеть, как горшки».

В фольклоре имеются следы поверий о связи Г. с нечис­той силой. В сказках встречается сюжет о черте, который нанимается к Г. в работники. Приведем сказку, записан­ную в Костромской губ. и опубликованную в 1920 г. Гор­шечник встречает на дороге парня, который напрашивается к нему в работники. Хозяин дает ему непосильное задание, заставляя делать горшки всю ночь. Работник справляется с заданием, хозяин продает тысячу горшков и обогащается. На следующую ночь он решает подглядеть за работником и видит сквозь щель множество собравшихся чертей, слепых и хромых, которые вместе с его работником (тоже чертом) лепят горшки. Один из чертей бросает ему в глаз комок глины. Наутро хозяин рассчитал своего помощника и продал оставшуюся посуду. Однако больше ему не удалось продать ни одного горшка: люди говорили, что купленная у него прежде (сделанная чертями) посуда сразу же лопалась, как только ее ставили в печь.

Рассказы о связи Г. с нечистой силой касаются, как прави­ло, его отношений с помощником — учеником-подмастерьем. В этих отношениях нередко возникали конфликты. У гор­шечников существовали профессиональные секреты, которые передавались в пределах одной семьи (и обычно только по мужской линии), а наемному помощнику-подмастерью не открывались. Особым спросом пользовалась продукция из­вестных Г., посуда которых отличалась прочностью, славилась тем, что в ней не скисало молоко, а сметана получалась осо­бенно густой и вкусной. За обучение этим секретам учению! платили довольно значительную сумму. Г. из д. Горка Шен­курского у. Архангельской губ. ездил учиться за несколько десятков верст в Верховажье, где освоил секреты изготовле­ния посуды из белой глины с цветной поливкой. За обучение заплатил 40 рублей, в то время — стоимость быка.

В приведенном выше сюжете о черте-помощнике, кото­рого нанял Г., подмастерье кажется более умелым, чем он сам (производит больше продукции); кроме того, Г. наказан за попытку подсмотреть, в чем состоят профессиональные секреты подмастерья. Возможно, здесь обыгрываются и от­ношения конкуренции среди Г.: в конце рассказа помощник, испортив репутацию нанявшего его горшечника, фактически устраняет конкурента.

Литература:

1. Зимин М. М. Ковернинский край // Труды Костромского на­учного общества по изучению местного края. Вып. 17. Кострома, 1920; 2. Топорков А. Л. Гончарство: мифология и ремесло // Фольк­лор и этнография. Л., 1984; 3. Архив МАЭ РАН, ф. К-1, оп. 2, д. 1569, 1570.

Т. Щепанская


Комментировать