Главная > Мужики и бабы в русской культуре > ЧДЦОРОДИЕ

ЧДЦОРОДИЕ

Способность женщины рожать детей, воспринималась в народе как Божья милость. В детях видели основное бо­гатство семьи, а материнство считалось главной ценностью женщины, смыслом и содержанием ее жизни. Деторожде­ние осмыслялось, с одной стороны, как способ самовоспро­изводства коллектива родственников, а с другой — опре­деляло статус «полноценного» человека, как женщины, так и мужчины. Общественное мнение гласило: «У здорового человека дети должны быть у всякого, а то какой же это человек, который детю не имеет».

Самое распространенное пожелание молодоженам на Свадьбе звучало так: «Дай Бог вам, Иван Иванович, богатеть, а вам, Марья Ивановна, спереди горбатеть». Повсеместно для пожелания потомства во время свадебного ритуала мо­лодых осыпали зерном и хмелем (символизирующими пло­дородие); в Псковской губ. новобрачных секли гороховыми плетями после венчания. Перед венчанием невеста грызла церковный замок или ключ со словами: «Мне брюхатеть, а тебе прихоти носить». Характер некоторых обрядовых действий позволяет видеть в них имитацию родов: во Вла­димирской губ. в первый день после свадьбы соседки при­носили молодой в коробе ребенка пяти лет (диалектное выражение: «ходить коробом» означает быть беремен­ной); на Русском Севере сваха пропускала под подолом не­весты пирог с рыбой, который тут же съедался молодыми. В Нижегородской губ. молодых из-за свадебного стола выво­дили с той же стороны, с какой они зашли, чтобы избежать кругового обхода стола, иначе «молодая не будет родить».

В Вятском крае жених и невеста брали с собой сыр на свадьбу, чтобы не остаться бездетными; если «сыр забыли в церкви, молодушка безребятница будет». В центральных губерниях второй день свадьбы назывался «сырный день» или «сырный обед»; в свадебных песнях младенец сравни­вался с сыром: «Роди ты мне сына, / Как белого сыра».

Действенным средством обретения Ч. считалась молитва, соответственно бесчадие объяснялось нерадивостью в мо­литве: «Мало и плохо Бога молили, потому и детей не роди­ли». О рождении мальчиков молились св. Иоанну Воину, а девочек — Роману Чудотворцу. Тем не менее в некоторых локальных традициях так называемым вымоленным детям приписывались отрицательные качества. Так, в Орловской губ. считали, что вымаливать детей у Бога нехорошо, из них выйдут разбойники или распутные: «Вымоленный сын — не сын, из него все равно толку не будет».

Бесплодие считалось одним из самых страшных наказа­ний Божьих за грехи супругов. Чаще в бесплодии обвиняли женщину, которую считали «пустой», «неплодкой», «комо — ницей», «нетелец», а иногда и мужчину — его называли «комолый», «безукладный» (ср. таьсже традицию приглашать другого мужчину, если у мужа «силы не хватает»). По сви­детельству из Пензенской губ., в случае бесплодия «жены сознательно дают волю своим мужьям». Там же обществен­ное мнение оправдывало «распутство» жены с целью родить ребенка.

Избавление от бесплодия являлось одной из самых разра­ботанных областей народной медицины. Значительная часть магических действий репродуктивного характера связана с заглатыванием различных субстанций, обладающих семан­тикой плодовитости. Так, женщину-«неродиху» кормили за­печенным в пироге пупком новорожденного или запаривали пуповину в кипятке и «эту срамну воду пььот»; ели загово­ренный хлеб, лягушьсу, кровь и половые органы зайца, пету­ха, пили разведенный пепел из кадила, чтобы «брюхо приль­нуло». Чтобы иметь детей, брали из лаптя пятое лыко с по­дошвы, высушивали его, стирали в порошок и пили натощак двенадцать зорь. Повсеместно была распространена тради­ция пить настои трав и ягод, для чего использовали нутрец, чир, можжевельник, мускатный орех, белый имбирь.

У кубанских казаков бесплодная женщина брала несколь­ко зерен гороха или ячменя, мочила в течение двух-трех дней в холодной воде, в которой предварительно мылась рубаха после регул, и затем сажала их в горшок с землей, той же водой поливала, пока не появятся ростки. Сколько проростков съест женщина, столько детей у нее и родится. Символом детородной силы считался «росной ладан», кото­рый нужно было пить на дворе, на открытом воздухе. От бесплодия съедали таьсже корень в виде «ладошки, имеющей пять отростков, пальцев, если левую «руьсу» съесть, то и у бездетной будут дети».

Лечение бесплодия осуществлялось с помощью массажа живота. У кубанских казаков женщину предварительно па­рили в горячей воде, в которую опускали железняк, нехво­щу, душицу, семижильник, подорожник. Потом поили вод­кой с калганом, настоем из можжевельника.

Некоторые магические приемы для достижения плодови­тости были основаны на контакте с многодетной женщи­ной или беременной. Бездетная носила сорочьсу многодетной

Матери, садилась на то место, где сидела роженица, брала через изгородь у беременной изо рта в рот пучок хлебных злаков. Заметную роль в лечении бесплодия играли хрис­тианские мотивы. Водой, которой мыли икону «Всех Свя­тых», поили бездетную женщину. Также действенными счи­тались обеты святым, совершение паломничества к святым местам, источникам, чудотворным иконам, дарение вотив (предметов, посвященные Богу) в храмы.

В Сибири, по народным представлениям, появлению своих детей способствует усыновление чужого ребенка: бес­плодным женщинам советовали взять приемного мальчика, чтобы рождались собственные сыновья.

Идеалом супруги в общественном сознании была много­детная мать. В семьях крестьян дети являлись главной на­деждой и опорой в хозяйстве, дополнительной рабочей силой. Бездетным в случае старости и болезни грозила ни­щета и разорение. Именно поэтому общественное мнение поощряло многочадие, заботясь, таким образом, о благопо­лучии всей крестьянской общины.

Литература:

1. Баранов Д. А. «Незнакомые» дети (к характеристике образа новорожденного в русской традиционной культуре // Этнографи­ческое обозрение. 1998. № 5; 2. Демич В. Ф. Педиатрия у русского народа. СПб., 1892; 3. Мазалова Н. Е. Состав человеческий. Человек в традиционных соматических представлениях русских. СПб., 2001; 4. Покровский Е. А. Физическое воспитание детей у разных наро­дов преимущественно России. Материалы для медико-антропологи­ческого исследования. М., 1884; 5. Попов Г. Русская народно-быто — вая медицина. По материалам этнографического бюро кн. В. И. Те — нишева. СПб., 1903; 6. Архив РЭМ, ф. 7, on. 1.

Д. Баранов

Комментировать