Главная > Мужики и бабы в русской культуре > БРАЧНАЯ НОЧЬ

БРАЧНАЯ НОЧЬ

Один из главных обрядов свадьбы, символизирую­щий переход жениха и невесты в новую социовозрастную группу.

Переходный характер обряда обусловил жесткую регла­ментацию поведения новобрачных и их окружения. Б. н. обычно происходила после венчания в доме жениха в нача­ле, середине или в конце свадебного застолья. Как исклю­чение отмечен обычай во Владимирской, Псковской губ. и в селах по берегам Белого моря устраивать первую Б. н. в доме невесты перед венчанием. Место брачного ложа: холодная горница, подклет, сени, чулан, баня, амбар, хлев, летняя постройка — характеризуется «пограничностью» рас­положения (не изба, но и не улица), что отражает и свое­образие положения молодых — уже муж и жена, но Б. н. еще впереди.

Постель, привезенную невестой в дом жениха вместе с приданым, стелила обычно свекровь, золовка или сваха невесты — постельная сваха. В постель подкладывали расте­ния, обладающие семантикой плодородия, — ржаные снопы, солому, овес, хмель. Чтобы уберечь молодых от сглаза, обходили брачное ложе с рябиновой веткой, под постель в Архангельской губ. помещали ухват и кочергу, в Вят­ской — сковороду, в Новгородской губ. в изголовье клали кнут. На Пинеге в постель прятали кирпичи, палки или по­ленья. Иногда новобрачные смотрели, нет ли «порчи» под постелью — сломанных иголок, собачьей и кошачьей шер­сти и т. д.

Во время свадебного угощения молодых уводили спать, в Архангельской губ. это делали женщины, в Симбир­ской губ. — дружка, в западнорусских землях — крестная. На Русском Севере при этом разметали веником дорогу перед новобрачными, в Новгородской губ. дружка ударял Плетью по дверям и постели. В Ярославской губ. сваха с дружкой провожали молодых с иконой, а в Вологод­ской губ. молодых сопровождали гости, которые плясали у брачного ложа и угощались. В Пошехонье дружка клал сваху на постель и сам ложился со словами: «Надо дорогу показать». В Вологодской, Новгородской, а также в южно­русских губерниях совершался обряд «обогревание посте­ли» — брачное ложе занимали золовка, брат невесты или жениха, счастливая пара молодоженов, дружка или девочки, у которых нужно было выкупить постель полотенцем, лен­тами, водкой, деньгами или выгнать их палками.

Как первая ночь, проведенная супругами вместе, Б. н. могла определить будущую семейную жизнь. Любой жест или произнесенное слово приобретали магическую силу. На Русском Севере перед укладыванием в постель молодая, признавая за мужем главенство в семье, должна была его разуть. За это она получала деньги, спрятанные в его сапоге. В Вологодской губ. иногда и муж за деньги должен был разуть невесту. Свахи и дружка раздевали сначала молодого,

Потом молодую и с пожеланием здоровья укладывали в по­стель. В Вологодской губ. жених в постели перекидывал через себя невесту, а в Костромской губ. тысяцкий и друж­ка перекатывались в постели друг через друга со словами: «Не раскатитесь, спите тесно». На юге молодым связы­вали рушником или поясом ноги, чтобы «дружно жили». В Архангельской губ. свахи клали между новобрачными запеленутое полено или сверток из тряпок и произносили: «Первая ночь — сына да дочь, двое — двойники, трое — тройники, семеро — погодки, да и все парники», при этом женщины «пищали и плакали по-ребячьи».

Супружеский акт происходил обычно в первую Б. н., которая считалась сакрально отмеченной. Так, в Западной Сибири полагали, что «при этом деле сам Христос присут­ствует и помогает неопытным». Но в некоторых регионах существовал запрет на половые отношения в первую ночь. В Вологодской губ. верили, что если «согрешить», то не будут водиться овцы. В Ярославской губ. также редко совер­шался половой акт в первые три ночи, так как считали, что если «на первую ночь невеста отдастся — не будет любить муж, если на вторую отдастся — не взлюбят свекор и све­кровь, а если на третью отдастся — не будут любить де­верья и золовки». Подчеркивает значимость первой ночи и распространенное представление о том, что кто первый заснет, тот раньше и умрет.

Повсеместно была распространена традиция охранять брачное ложе; на Алтае это делали дружка со свахой, в Нижегородской губ, у бани караулила одна сваха, на Рус­ском Севере — клетник или сторож. Во время Б. н. про­исходило проведывание молодых, чтобы выяснить, благопо­лучно ли завершился супружеский акт. В Симбирской губ. дружка спрашивал, здоровы ли они, а в Московской губ. свахи задавали вопрос: «Готово у вас дело-то?» Поведение новобрачных в это время могло определить характер их бу­дущих отношений. Так, примечали, кто первый разуется или ляжет в постель, а также кто первый встанет, тот и будет главенствовать в семье, в Ярославской губ. молодая клала на подушку серьги и просила мужа отнести их на стол. Если муж сделает, как она просит, то быть ей главной в семье.

Будили молодых обычно дружка, свахи или свекровь, при этом они гремели сковородками, кричали, звонили колоколь­цем, били горшки с горохом и деньгами, иногда произнося пожелание: «Сколько кусочков, столько и сыночков». После пробуждения молодая дарила свекрови полотенце. Чтобы узнать, состоялся ли супружеский акт, спрашивали, что при­нести: икону или горшок с углями. Если половые отношения были, то над головами ставили икону, а за столом не зажи­гали свечку. Брачную рубашку женщина хранила всю жизнь, никому, кроме мужа, ее не показывая. Встать моло­дые должны были сразу, чтобы «чирьев не было», чтобы «молодая не ленилась», чтобы «не болели». В Ярослав­ской губ. молодая, услышав, что их идут будить, сбрасы­вала с себя и мужа одеяло на пол, чтобы ей в этом году не болеть.

Важным моментом обряда являлась проверка девствен­ности невесты. Осматривали постель, сорочку, спрашивали молодого: «Лед ломал или грязь топтал?»; следили за тем, как ведет себя жених за столом. Например, во Владимирской губ. если он за столом опускал в стакан с вином вилку до дна или пил красное вино, то молодая была невинной, в противном — разбивал стакан или требовал белое вино.

После Б. н. следовали очистительные обряды. На Русском Севере устраивалась свадебная баня (см. Баня новобрачных), В Московской губ. молодоженов выводили в хлев, ставили их рядом спиной к спине и окачивали водой, в Ярославской губ. свахи выводили молодых во двор, где из ушата сначала умывались новобрачные, а потом и все родные. В Костром­ской губ. обряд умывания назывался «побелиться». После умывания молодая целовала родителей и кланялась им в ноги.

Литература:

1. Балашов Д. М., Марченко Ю. И., Калмыкова Н. И. Русская свадьба. Свадебный обряд на Верхней и Средней Кокшеные и на Уфпоге (Тарногский район Вологодской области). М., 1985; 2. Тура А. В. Брачная ночь // Славянские древности. Этнолингви­стический словарь. М., 1995. Т. 1; 3. Материалы по свадьбе и се — мейно-родовому строю народов СССР. Л., 1926.

Д. Баранов


БРАЧНАЯ НОЧЬ

Комментировать