Главная > Любовь. Секс. Дети. Работа >  МУЖЧИНЫ – СОЗИДАТЕЛИ

 МУЖЧИНЫ – СОЗИДАТЕЛИ

 Как известно, каждый мужчина в своей жизни должен сделать три вещи: посадить дерево, построить дом, воспитать сына. Как отнесутся к этому высказыванию представители сильной половины человечества? Некоторые сочтут это слишком малым, другие посчитают нормой, третьи вообще не поймут, о чем идет речь. Мнений будет много, по справедливости – столько, сколько ответов. Однако никто не станет отрицать, что в их жизни найдется время для других дел. Например, для того чтобы уничтожить множество чужих сыновей, сжечь лес и подвергнуть стратегической бомбардировке несколько городов. Стоит лишь задуматься о деструктивных проявлениях мужского «я», как возникает множество примеров, на фоне которых слова о созидании покажутся детским лепетом.
 Слово «миф» в названии этой главы носит не случайный характер. Из школьного курса большинству читателей, наверное, известно, что мифы зародились в глубокой древности, когда первобытные люди пытались осмыслить непонятные им явления природы путем признания сверхъестественных сил. Позднее на этой почве зародились религия и мистицизм. И то, и другое имеют в нашей жизни огромное значение, а одним из элементов почти каждой религии и оккультной науки является признание мужского начала положительной стороной противостояния инь-янь и созидательным началом. Оно олицетворялось с солнцем, несущим тепло, дающим жизнь всему сущему, добром и благополучием.
 Многие мудрецы древности описывали женщину как порочное и греховное создание, способное принести пользу только в том случае, когда ее направляет мужская рука. Примеры подобного отношения мы можем найти и в Библии. Даже само слово «мужество» вызывает исключительно положительные ассоциации. Однако обо всем вышесказанном мало кто знает, а на собственном жизненном опыте, просматривая очередную программу новостей и изучая историю, убеждается совершенно в обратном. Первое, с чем мы сталкиваемся, – это бесконечная череда войн, от зарождения человечества и до конца наших дней. Каждая из них – это огромная пирамида, довольно сложный механизм, зависящий от множества факторов, тесно или косвенно связанных между собой и в конечном итоге направленных на одну цель: отправить на смерть сотни, тысячи, миллионы ни в чем не повинных людей.

 Многие мудрецы древности описывали женщину как порочное и греховное создание, способное принести пользу только в том случае, когда ее направляет мужская рука.

 И на верхушке этой пирамиды стоит одна или несколько сильных личностей. Это мужчины. Они руководствуются комплексами, понятиями о чести, даже любовью. Идея геноцида Гитлера окончательно оформилась, когда он внезапно исцелился от слепоты, вызванной временным нервным расстройством. Иван Грозный страдал манией преследования, а его опричники, пользуясь безнаказанностью, уничтожали целые деревни. Идеи чести и благородства шагали рука об руку с армиями, участвующими в крестовых походах на святую землю, но о том, что творилось в покоренных городах, в обычных книгах по истории, как правило, не пишут.
 В чем же здесь дело? Всмотримся еще раз в результаты и причины второй мировой войны. Причины во многом завязаны на «неординарной» личности Гитлера, а огромные человеческие жертвы в нашей стране не в последнюю очередь обусловлены упрямством Сталина, не хотевшего до последнего дня перед началом боевых действий признавать, что фашистская Германия готовит нападение. Когда ситуация зашла в тупик, оставался один выход – война, причем не последним фактором, приведшим наши войска к победе, был высокий моральный настрой в армии. Мы, конечно же, не будем отрицать заслуги нашего народа, отметим только, что мораль здесь лишь повышала «фактор силы», в конечном итоге и сыгравшая решающую роль.
 Это и есть исходная посылка, основа для развенчивания мифа. Чтобы лучше понять суть мужской склонности к разрушению, будем считать, что рассматривается наиболее приближенный к идеалу вариант. Этот идеал в первую очередь должен обладать силой – моральной, физической, духовной, любой из эпитетов, к которому применимо понятие силы, сослужит здесь хорошую службу. Не надо бояться наделять ею отрицательные качества, в конечном счете неординарность в превосходной степени всегда заслуживала уважения. А сила всегда требовала реализации, точки приложения, в противном случае грозя раздавить непомерной тяжестью своего владельца – это во многом обусловило закат и падение многих великих империй.
 Альтернативой же выступала непрерывная экспансия, захват новых земель, покорение других народностей. Здесь первопричинами служили и уже упомянутая власть единиц, воля отдельных личностей, недовольство огромного народа сложившейся в стране, племени, империи ситуацией, иногда из-за элементарной нехватки продовольствия. Выход – отобрать силой то, что принадлежит другим, попутно избавившись от некоторого количества недовольных личностей. В более или менее цивилизованных государствах для этого, как правило, изобретались причины, способные удовлетворить «запрос на мораль» решающего большинства, не обязательно подкрепленные духовной идеологией, главное – не обмануть ожиданий народа, сказать то, что от вас хотят услышать.

 Ф. Ницше: «В мщении и любви женщина более варвар, чем мужчина».

 Для первобытных же племен и варварских народностей состояние борьбы, конфликта, разрушения было неосознанным и являлось такой же естественной потребностью, как необходимость питаться и дышать. Постоянные сражения были нормой существования, и выживали только сильнейшие.
 Немного отвлечемся от истории и проследим за становлением личности современного мира. Воля к уничтожению проявляется у мужчин уже в детском возрасте, во время игр. И здесь можно совершенно ясно проследить за отрицающим созидание аспектом, понять его независимость, неподвластность случайным, наносным обстоятельствам, используя понятие феномена игры, впервые сформулированное датским философом И. Хейзингой. Абсолютизируя феномен игры, Хейзинга говорит: «Можно отрицать добро, мораль, любовь, справедливость. Можно отрицать религию, но только не игру». Игра стоит выше всех верований и предрассудков, она не может быть истолкована «извне», так как, согласно Хейзинге, является фундаментом нашего существования, то на основе чего, начиная с древнейших времен, строилась наша жизнь, возникала культура. До изобретения письменности знания из поколения в поколение передавались с помощью воплощенных в игровую форму ритуальных песен, танцев, обрядов. Характерной особенностью игры является наличие в ней противостояния, борьбы.

 Воля к уничтожению проявляется у мужчин уже в детском возрасте, во время игр.

 Посмотрим теперь за мальчишескими играми. Все правильно – игры в войну, игрушечные ружья и пистолеты. И не похоже на то, что подобная ситуация нам не нравится. Скорее, наоборот, это считается нормой развития полноценной личности. Вышедшие из детсадовского и подросткового возраста могут попробовать свои силы, играя в компьютерные игры. Общеизвестно, что большинство известных на сегодняшний день игр активно и, соответственно, интерактивно используют элементы насилия – отрывающиеся от тел куски мяса и кровь.
 Проблема «игр с насилием» сейчас активно обсуждается в западной прессе и на телевидении. Вводятся запреты на продажу таких игр в некоторых странах, цвет крови заменяют с красного на зеленый, прохожих, подлежащих удавлению виртуальным автомобилем, переделывают в безобидных зомби, дело даже доходит до заявлений английского парламента о неприятии отдельных, наиболее радикальных игр. Не будем обсуждать целесообразность подобных мер, скажем лишь, что, согласно опросам, подавляющее большинство игроков – это мужчины в возрасте от 21 до 36 лет.
 Нельзя не отметить также неугасаемую любовь представителей сильной половины человечества к различному оружию. Всем хорошо известна религиозная картина, изображающая Георгия-Победоносца с копьем, поражающим змия. Образ викингов в нашем сознании прочно ассоциируется с огромными двуручными мечами и топорами. Темные подвалы средневековой инквизиции заполнены изощренными орудиями пыток, мрачно щекочущими воображение.
 Вообще, никакой уважающий себя мужчина не в состоянии спокойно смотреть на коллекцию оружия, не попробовав, как лежит в руке меч времен крестовых походов и не возжелав отрубить им голову ближайшего неверного, например своего горячо любимого начальника по работе. Тонкие рапиры, в умелых руках с хирургической точностью поражающие противника прямо в сердце, огромные боевые молоты и палицы, рассчитанные на один-единственный, но смертельный удар, длинные копья, призванные на службу пехоты и предназначенные укорачивать слишком зарвавшуюся кавалерию, изогнутые клинки сарацинов, заточенные с одной стороны для яростной рубки наотмашь в религиозном экстазе, – все это разнообразие – гимн стали, сладкая и утонченная музыка, услаждающая сердце настоящего мужчины.

 Никакой уважающий себя мужчина не в состоянии спокойно смотреть на коллекцию оружия, не попробовав, как лежит в руке меч времен крестовых походов и не возжелав отрубить им голову ближайшего неверного.

 Огнестрельное оружие имеет свою, не такую длинную, но и не менее бурную историю развития. Многоствольный ручной пулемет, методично перемалывающий в труху десятки людей и ближайшие деревья в багровых всполохах пламени, – это тоже поэзия, и не менее пафосная. Или, например, винтовка с оптическим прицелом. Кто бы ни захотел рано поутру залезть на крышу ближайшей многоэтажки с черным чемоданчиком под мышкой и перчатками на руках, неторопливо открыть его, собственноручно извлечь из обертков газеты, промаслившейся от мойвы холодного копчения, все части смертоносного оружия, немного полюбоваться своей работой и затем хладнокровно вышибить мозги соседу сверху, вконец измучившего вас громкой музыкой? Мягкий звон упавшей на бетон гильзы и воображаемый стук тела, так и не успевшего добраться до своих проклятых тысячеваттных колонок. Оставить винтовку на месте (ясное дело, это не обязательно, но положение обязывает) и потихоньку удалиться.

 Г. Гегель: «Мужчина – защитник, созидатель, творец».

 А какому мальчишке в детстве не хотелось управляемой ракетой сбить кружащий в заоблачной выси самолет? Романтика… Искусство ради искусства. Пожалуй, многие мужчины согласятся с этим. Охота на этом фоне является не таким ярким, но зато довольно показательным примером, демонстрирующим принцип «уничтожение просто так». Развлечение только для мужчин, с редкими исключениями, как известно, подтверждающими правило. Охота давно превратилась из способа добывать себе необходимое для жизни пропитание в спортивную забаву с оттенком элитарности. Этому занятию посвящено множество книг, пособий, руководств, анекдотов, давно ставших достоянием мировой культуры. И, конечно, уже никто не может сказать о каких-либо негативных последствиях такого времяпрепровождения. Разве только что самые яростные защитники окружающей среды.
 Вернемся, однако, от поэзии и истории к суровым будням современной жизни, к массовому искусству и поэзии информационного общества. На телевидении уже давно отмечают засилие боевиков, демонстрирующих огромное количество убийств, крови, насилия. Согласно статистическим подсчетам, количество убийств, демонстрирующихся на телевидении за один день, благодаря таким фильмам возросло в несколько сотен раз. Подавляющее количество режиссеров, приложивших свою руку к этому, – мужчины. Тот же инстинкт, который заставлял варваров сниматься с кочевых стоянок и устремляться в поиски новых жертв, побуждает кого-то творить, а кого-то смотреть кино о крови.
 Подростки, уходя в школу, берут с собой все больше оружия, открывают беспорядочную стрельбу по своим сверстникам, учителям. Президенты некоторых стран устраивают бомбардировки городов лишь для того, чтобы поддержать свое пошатнувшееся положение среди избирателей. Террористы захватывают автобусы с детьми. Можно составить громадный перечень подобных деяний. Но если попробовать его потом перечитать, появится ощущение, что все это давно знакомое, а потому подобная статистика вряд ли кого-то способна повергнуть в шок.
 Мужчины активны, свойственная им неуемная энергия непременно должна находить выход. Однако не всегда есть возможность направить ее на позитивные цели, на созидательный процесс. А потому она в лучшем случае исчезает бесследно либо приводит к немалым разрушениям.

 И потом, как известно, гораздо легче разрушить, чем построить. Для того чтобы что-то создать, необходимо, во-первых, время, а во-вторых, набор определенных способностей. Не секрет, что способности даны не каждому, а что касается времени, здесь дело обстоит еще сложнее: такова большая часть мужчин – им необходимо все и сразу. А сразу результат можно получить только в том случае, если что-то разрушить. Так о каком созидании может идти речь? Скорее, женщины способны к созиданию, они способны ждать, способны со всей любовью вынашивать идею собственного проекта, при этом они легко «усыновляют» чужие или принимают в них непосредственное участие.
 Но даже после всего сказанного мы не будем однозначно заявлять о том, что мужская природа только деструктивна по своей сути. Скорее, мужчины – все-таки в первую очередь творцы. Создавшие первую палку-копалку, негативно-деструктивный аспект которой незамедлительно довелось испытать ближайшему сородичу, порох, динамит, холодное и огнестрельное оружие, электричество и телевидение, интернет, атомную и водородную бомбы… Скорее всего, огонь впервые открыли тоже они – мужчины. И еще, активно принимающие самое непосредственное участие в использовании этих благ древних и современных цивилизаций. Переделывающие их соответственно своей натуре. Символом этого вполне может послужить электричество, нашедшее применение при устройстве электрического стула. И это все – наша жизнь. Хорошая или плохая – судить об этом отваживаются лишь немногие, но их никогда не слушают…

Комментировать