Главная > 27 верных способов получить то что, хочется > Замените «цели» на «задачи» и «смыслы»

Замените «цели» на «задачи» и «смыслы»

 Если вы пом­ни­те зна­ме­ни­тые со­вет­с­кие филь­мы, то, вер­но, вам зна­ко­ма па­фос­ная фра­за, ко­то­рая вкла­ды­ва­лась в ус­та «по­ло­жи­тель­ных ге­ро­ев»: «А у те­бя есть цель в жиз­ни?» или «А ты зна­ешь, ка­кая у те­бя цель?» Вспом­ни­ли? Те­перь ак­ку­рат­но за­пи­ши­те эти воп­ро­сы на лис­точ­ке бу­ма­ги с тем, что­бы по­том не­щад­но его ра­зор­вать и выб­ро­сить в му­сор­ную кор­зи­ну. Жизнь — это край­не пе­ре­мен­чи­вая шту­ка, а по­то­му мы со сво­ими «це­ля­ми» по­хо­дим на ры­ба­ка, ко­то­рый пы­та­ет­ся сна­ря­дить свои снас­ти в де­вя­ти­бал­ль­ный шторм. У всех нас, кто во­шел в по­ру соз­на­тель­нос­ти к мо­мен­ту на­ча­ла «пе­рес­т­рой­ки», бы­ли це­ли. И где они те­перь? Иных уж нет, а те да­ле­че…

 Разумеется, жить без «це­ли» нель­зя. У нас всег­да есть «це­ли», прав­да, по­лу­ча­ет­ся с ни­ми стран­ная шту­ка. Вот вспом­ни­те сей­час свои це­ли, ко­то­рые бы­ли у вас, ска­жем, де­сять лет на­зад. Впро­чем, это мое пред­ло­же­ние со­дер­жит в се­бе не­ко­то­рую за­ка­вы­ку. Вы смо­же­те вспом­нить те «це­ли», ко­то­рые бо­лее или ме­нее осу­щес­т­ви­лись, а вот те, ко­то­рые не осу­щес­т­ви­лись, бла­го­по­луч­но и без­воз­в­рат­но ва­ми за­бы­ты. На са­мом де­ле этих — за­бы­тых — «це­лей» бы­ло в нес­коль­ко раз боль­ше. Они су­щес­т­вен­но вли­яли на на­шу жизнь, оп­ре­де­ля­ли нап­рав­ле­ние на­ших дей­с­т­вий, но все это ока­за­лось пус­той тра­той вре­ме­ни и сил. «Цель» бес­те­лес­на, ее труд­но взять в про­из­вод­с­т­во, она всег­да ма­нит, но очень ред­ко приг­ре­ва­ет.

 Если мы хо­тим быть ус­пеш­ны­ми, нуж­но от­ка­заться от это­го «иде­оло­ги­чес­ко­го ре­лик­та», раз­де­лив его на два кон­с­т­рук­тив­ных, зна­чи­тельно бо­лее удоб­ных в ис­поль­зо­ва­нии по­ня­тия — «смысл» и «за­да­чи». Да, на жизнь на­до смот­реть как на на­бор «за­дач». Пе­ред на­ми всег­да сто­ят ка­кие-то за­да­чи, ко­то­рые тре­бу­ют сво­его ре­ше­ния. При­чем, от­ме­чаю это осо­бо, не «проб­ле­мы», а «за­да­чи».

 Но «за­да­чи» эти на­до раз­ли­чать и ре­шать ис­хо­дя из по­ни­ма­ния «смыс­ла» то­го, что вы де­ла­ете, про­ще го­во­ря, с по­ни­ма­ни­ем то­го, ра­ди че­го вы это де­ла­ете. Ес­ли вы ощу­ща­ете: то, что вы де­ла­ете, — важ­но, то в этом слу­чае за­да­чи бу­дут ре­шать­ся прак­ти­чески са­ми со­бой, пос­коль­ку про­цесс про­дук­тив­ного ин­вес­ти­ро­вания ва­ших сил и воз­мож­нос­тей бу­дет про­ис­хо­дить ав­то­ма­ти­чески.

 Очень важ­но по­ни­мать «смысл» соб­с­т­вен­ных ре­ше­ний и пос­туп­ков, в этом слу­чае мы всег­да мо­жем по­жер­т­во­вать соб­с­т­вен­ны­ми ам­би­ци­ями, пе­рес­ту­пить че­рез соб­с­т­вен­ные эмо­ции и сде­лать то, что нам, Нам са­мим, Нуж­но. Не на­шим эмо­ци­ям и ам­би­ци­ям, не на­шей ле­ни и на­шим стра­хам, а Нам, лич­но нам. Ощу­щая «смысл» сво­их дей­с­т­вий, вы ста­но­ви­тесь вир­ту­оз­ным иг­ро­ком на прос­т­ран­с­т­ве жиз­ни, иг­ро­ком, ко­то­рый всег­да го­тов по­жер­т­во­вать так­ти­чес­кой по­бе­дой, от­дав ее ко­му и че­му угод­но ра­ди дос­ти­же­ния стра­те­ги­чес­ко­го вы­иг­ры­ша, ко­то­рый, по­верь­те, при по­доб­ной так­ти­ке не зас­та­вит се­бя ждать.

 Если вы хо­ти­те быть ус­пеш­ны­ми, пом­ни­те, что пе­ред ва­ми всег­да сто­ят «за­да­чи», ре­ше­ние ко­то­рых име­ет для вас оп­ре­де­лен­ный «смысл». Не де­лай­те ни­че­го, в чем бы вы не ощу­ща­ли при­сут­с­т­вие это­го «смыс­ла». Да­же са­мое ма­лень­кое дей­с­т­вие, да­же са­мые ник­чем­ные, на пер­вый взгляд, пос­туп­ки и со­бы­тия мо­гут быть ис­пол­не­ны ощу­ще­ни­ем «смыс­ла». А это ощу­ще­ние спо­соб­но сде­лать вас счас­т­ли­вы­ми.

 Каковы эти «смыс­лы»? Хо­ти­те чув­с­т­во­вать се­бя счас­т­ли­вы­ми? Хо­ти­те быть вос­т­ре­бо­ван­ны­ми, нуж­ны­ми? Хо­ти­те быть ак­тив­ны­ми и де­ятель­ны­ми? Хо­ти­те раз­но­об­ра­зить свою жизнь? Хо­ти­те уз­на­вать но­вое, ин­те­рес­ное, важ­ное? Хо­ти­те быть со­зи­да­тель­ны­ми? Хо­ти­те ощу­щать се­бя лю­би­мы­ми? Хо­ти­те лю­бить? Хо­ти­те жить? Хо­ти­те хо­теть жить? — все это на­ши ис­тин­ные, глу­бо­кие, под­лин­ные «смыс­лы», за­ру­чив­шись ко­то­ры­ми нам впол­не по пле­чу лю­бая жиз­нен­ная «за­дач­ка».

  За­ри­сов­ка из пси­хо­те­ра­пев­ти­чес­кой прак­ти­ки: «Что мо­жет быть нуж­но, ес­ли все есть?»

 То, что мож­но без вся­ких на­тя­жек наз­вать «смыс­лом жиз­ни», всег­да ле­жит на по­вер­х­нос­ти. Ис­кать его, этот смысл — зна­чит со­вер­шать ис­к­лю­чи­тель­ную глу­пость. Мне ка­жет­ся это впол­не оче­вид­ным, ведь лю­бой най­ден­ный та­ким об­ра­зом «смысл» обя­за­тель­но бу­дет на­ду­ман­ным, не­ес­тес­т­вен­ным, а по­то­му оши­боч­ным.

 У нас есть ис­тин­ные же­ла­ния, ко­то­рые за­ро­ди­лись еще в на­шем дет­с­т­ве. Мы хо­тим быть вос­т­ре­бо­ван­ны­ми, толь­ко по-нас­то­яще­му, и мы хо­тим вос­хи­щать­ся, толь­ко ис­к­рен­не, всей ду­шой, т. е., про­ще го­во­ря, мы хо­тим лю­бить и быть лю­би­мы­ми. К со­жа­ле­нию, час­то эту прос­тую мысль очень труд­но до­нес­ти до соз­на­ния оп­ре­де­лен­ных «тру­дя­щих­ся».

 Эти «тру­дя­щи­еся» не вло­жи­ли сво­их сил, сво­его тру­да в это «де­ло», а по­то­му по­тер­пе­ли фи­ас­ко и ра­зо­ча­ро­ва­лись в воз­мож­нос­ти та­ко­го прос­то­го че­ло­ве­чес­ко­го счас­тья. Нас не бу­дут лю­бить прос­то так, «прос­то так» в нас мо­гут толь­ко влю­бить­ся, а вот лю­бить прос­то так нас не бу­дут. Лю­бовь, сколь бы прис­кор­б­но это ни зву­ча­ло, нуж­но зас­лу­жить. Лю­бовь — это вос­хи­ще­ние, но вос­хи­щать­ся мож­но лишь чем-то, нель­зя вос­хи­щать­ся «ни­чем». Кто-то, ко­неч­но, мо­жет вос­хи­тить­ся на­шей внеш­нос­тью, но в этом слу­чае и лю­бить он бу­дет имен­но на­шу внеш­ность, а не нас са­мих

 Вот по­че­му Пос­ту­пок (имен­но с боль­шой бук­вы!) — это то, чем мы мо­жем зас­лу­жить нас­то­ящее вос­хи­ще­ние, а про­ще го­во­ря, лю­бовь. Ес­ли мы хо­тим быть лю­би­мы­ми, мы дол­ж­ны со­вер­шать Пос­туп­ки, а ес­ли мы хо­тим лю­бить, мы дол­ж­ны за­ме­чать Пос­туп­ки дру­гих лю­дей. Все дос­та­точ­но прос­то, но, как ока­зы­ва­ет­ся, у ко­го-то все по­лу­ча­ет­ся ку­да слож­нее…

 Максиму на мо­мент на­шей встре­чи бы­ло 37 лет — ро­ко­вой по рос­сий­с­ким мер­кам воз­раст. К это­му вре­ме­ни он уже ус­пел же­нить­ся и раз­вес­тись, ро­дить ре­бен­ка (если по­доб­ное вы­ра­же­ние мо­жет быть при­ме­не­но в от­но­ше­нии пред­с­та­ви­те­ля «силь­но­го по­ла»), но на­ибо­лее су­щес­т­вен­ные дос­ти­же­ния Мак­си­ма ле­жа­ли в плос­кос­ти про­фес­си­ональ­ной де­ятель­нос­ти. На за­ре по­яв­ле­ния в Рос­сии Ин­тер­не­та он оку­нул­ся в эту де­ятель­ность с го­ло­вой, соз­дал свою фир­му, ко­то­рая за­ни­ма­лась обес­пе­че­ни­ем это­го «спру­та» и быс­т­ро за­во­ева­ла свою ни­шу на рын­ке. Пос­ред­с­т­вом сво­его биз­не­са Мак­сим на свое же нес­час­тье за­ра­бо­тал дос­та­точ­ное ко­ли­чес­т­во де­нег, что­бы не ду­мать о хле­бе на­сущ­ном, и на­чал ду­мать бог зна­ет о чем.

 В какой- то мо­мент Мак­сим за­дал­ся воп­ро­сом: за­чем он жи­вет, ка­кой смысл его жиз­ни? К ре­ше­нию это­го воп­ро­са, как и ко всем по­доб­ным про­ек­там в сво­ей жиз­ни, он по­до­шел с ис­к­лю­чи­тель­ной серь­ез­нос­тью: на­ку­пил книг по фи­ло­со­фии и пси­хо­ло­гии, стал хо­дить на раз­но­об­раз­ные кур­сы, за­ни­мать­ся по раз­лич­ным «сис­те­мам» — йо­гой, па­рап­си­хо­ло­ги­ей, го­ло­да­ни­ем и т. д. Ко­ли­чес­т­во сва­лив­шей­ся на не­го ин­фор­ма­ции бы­ло ог­ром­ным, ав­то­ры книг и ме­то­дов обе­ща­ли ему «прос­вет­ле­ние», «поз­на­ние смыс­ла бы­тия» и т. п. В го­ло­ве Мак­си­ма во­ца­рил­ся нас­то­ящий ха­ос, ему ста­ло ка­зать­ся, что «прос­вет­ле­ние» где-то ря­дом, на­до толь­ко «ухит­рить­ся ощу­тить это».

 Тем вре­ме­нем его биз­нес стал при­хо­дить в упа­док. Это бы­ло свя­за­но и с «субъ­ек­тив­ны­ми», и с «объек­тив­ны­ми» фак­то­ра­ми. С од­ной сто­ро­ны, он сам ото­шел от дел, его флирт с ра­бо­той за­кон­чил­ся. С дру­гой сто­ро­ны, на рын­ке из­ме­ни­лась конъ­юн­к­ту­ра, на­до бы­ло прис­по­саб­ли­вать­ся, ме­нять так­ти­ку; но, не «флир­туя» со сво­ей ра­бо­той, быть эф­фек­тив­ным уп­рав­лен­цем не­воз­мож­но. И чем ме­нее ус­пеш­ным был биз­нес Мак­си­ма, тем с боль­шей нас­той­чи­вос­тью он пы­тал­ся про­ник­нуть в мир «не­поз­на­ва­емо­го». Ка­за­лось, он на­шел смысл жиз­ни — ему над­ле­жа­ло «поз­нать ис­ти­ну» и при­об­щить­ся к сон­му «свя­тых». С точ­ки зре­ния буд­диз­ма, в этом нет ни­че­го бо­го­хуль­но­го, да­же нап­ро­тив; од­на­ко стра­те­гию сво­его лич­нос­т­но­го рос­та Мак­сим из­б­рал «про­за­пад­ную», а ни­как не вос­точ­ную: «при­шел, уви­дел, по­бе­дил». Так буд­дий­с­кое «прос­вет­ле­ние» днем с ог­нем не най­дешь.

 Что же на лич­ном фрон­те? Жен­щи­на, с ко­то­рой он со­шел­ся во вре­мя стро­итель­с­т­ва сво­его биз­не­са, те­перь пе­рес­та­ла его ин­те­ре­со­вать. Их до­ро­ги ра­зош­лись, и хо­тя Ма­ри­на (ее зва­ли Ма­ри­ной) из ко­жи вон вы­ле­за­ла, что­бы вер­нуть Мак­си­ма в преж­нюю ко­лею — и лич­ную, и про­фес­си­ональ­ную, — ре­зуль­та­тив­ность ее по­туг бы­ла ми­ни­маль­ной. Мак­сим тем вре­ме­нем поз­на­ко­мил­ся с дру­гой де­вуш­кой, ко­то­рая бы­ла зна­чи­тель­но мо­ло­же его и с юно­шес­ким прос­то­ду­ши­ем слу­ша­ла из­ла­га­емые им «те­ории». Бли­зость их бы­ла очень ус­лов­ной, и хо­тя они жи­ли как муж и же­на, по­ни­ма­ние на де­ле бы­ло лишь по­вер­х­нос­т­ным. Ей бы­ло ин­те­рес­но, а он ис­кал «еди­но­мыш­лен­ни­ка», «со­рат­ни­ка», че­го эта юная осо­ба, вос­пи­тан­ная в дру­гой жиз­ни (как и все те, кто взрос­лел вмес­те с «пе­рес­т­рой­кой»), ко­неч­но, дать ему не мог­ла.

 В ре­зуль­та­те Мак­сим прев­ра­тил­ся в нас­то­ящую «фи­ло­соф­с­кую раз­ва­ли­ну», свал­ку те­орий и ми­ро­воз­зре­ний, яв­ляя со­бой при­мер че­ло­ве­ка, ко­то­рый зна­ет «что», «где» и «как», но не зна­ет «за­чем». И дей­с­т­ви­тель­но, ра­ди че­го он пред­п­ри­ни­мал все эти свои по­ис­ки? За­чем он ос­ва­ивал эти те­ории, ми­ро­воз­зрен­чес­кие сис­те­мы, тех­ни­ки и прак­ти­ки? Имен­но на этот воп­рос Мак­сим и не мог мне от­ве­тить. Он пы­тал­ся от­ве­чать, но его от­ве­ты выг­ля­де­ли стран­ны­ми и не­ле­пы­ми. Он го­во­рил, что хо­чет «обрес­ти по­кой», «узнать ис­ти­ну», «стать прос­вет­лен­ным». И я сно­ва спра­ши­вал его: «За­чем?» «Ну как… — те­рял­ся Мак­сим, — что­бы бы­ло».

 «Но что ты бу­дешь де­лать со сво­ей прос­вет­лен­нос­тью? За­чем она те­бе нуж­на?» — пов­то­рял я из ра­за в раз, ста­ра­ясь про­де­мон­с­т­ри­ро­вать ему од­ну прос­тей­шую вещь. Ка­кую? На са­мом де­ле та­ким стран­ным об­ра­зом Мак­сим ис­кал воз­мож­ность по­чув­с­т­во­вать се­бя счас­т­ли­вым, ему хо­те­лось, что­бы то, чем он за­ни­мал­ся, при­но­си­ло ему удо­воль­с­т­вие, что­бы лю­ди, с ко­то­ры­ми он об­щал­ся, бы­ли близ­ки ему, до­ро­жи­ли им, что­бы, на­ко­нец, он мог лю­бить их. При этом все его дей­с­т­вия, все, что он де­лал, не приб­ли­жа­ло его к ис­ко­мо­му, а, нап­ро­тив, лишь уда­ля­ло от это­го. Лю­бое за­ня­тие, в све­те его ми­ро­воз­зре­ния, ка­за­лось Мак­си­му бес­смыс­лен­ным и не­ин­те­рес­ным, от­но­ше­ния с дру­ги­ми людь­ми не скла­ды­ва­лись, пос­коль­ку вмес­то под­лин­ной за­ин­те­ре­со­ван­нос­ти в них он тре­бо­вал от них по­ни­ма­ния не­кой «исти­ны», ко­то­рую сам он ис­кал и най­ти не мог.

 Вот, соб­с­т­вен­но, на этом мы и сос­ре­до­то­чи­ли свои уси­лия. Мак­си­му нуж­но бы­ло сфор­му­ли­ро­вать свои под­лин­ные «смыс­лы», то, ра­ди че­го сто­ит жить, то, во что сто­ит ин­вес­ти­ро­вать жизнь. И толь­ко ког­да Мак­сим смог приз­нать­ся се­бе в том, что глав­ным для не­го яв­ля­ет­ся не не­кое «абстрак­т­ное счас­тье», да­ро­ван­ное ему «абстрак­т­ной ис­ти­ной», а жи­вые, по-нас­то­яще­му цен­ные от­но­ше­ния с дру­ги­ми людь­ми, воз­мож­ность ощу­тить се­бя в де­ятель­нос­ти, толь­ко тог­да этот по­роч­ный круг и был пре­одо­лен.

 Всю жизнь он ра­бо­тал, бо­ясь ока­зать­ся вто­рым, бо­ясь об­ви­не­ний в не­пол­но­цен­нос­ти, не­сос­то­ятель­нос­ти, а не по­то­му, что его ра­бо­та ему нра­ви­лась. Имен­но по­это­му, дос­тиг­нув хо­ро­ших ре­зуль­та­тов, он по­те­рял к ней вся­кий ин­те­рес. Всю жизнь он стро­ил свои от­но­ше­ния с дру­ги­ми людь­ми, не рис­куя им до­ве­рять, бо­ясь от­к­рыть­ся им и по­ло­жить­ся на них. Имен­но по­это­му эти от­но­ше­ния с ок­ру­жа­ющи­ми ни­ког­да не при­но­си­ли ему дей­с­т­ви­тель­ной сер­деч­ной ра­дос­ти.

 Что ж, ока­зы­ва­ет­ся, воп­рос — «Что мо­жет быть нуж­но че­ло­ве­ку, ес­ли у не­го все есть?» — от­нюдь не ли­шен смыс­ла. Это «все есть» — дос­ти­же­ние «це­лей», но да­ле­ко не все дос­тиг­ну­тые на­ми «це­ли» слу­жат то­му, что на­сы­ща­ет на­шу жизнь «смыс­лом». Иног­да, нап­ро­тив, на­ши дос­ти­же­ния ока­зы­ва­ют­ся пре­пят­с­т­ви­ем к то­му, что­бы чув­с­т­во­вать, что ты зна­ешь, за­чем и ра­ди че­го ты жи­вешь.

 Жить ра­ди дос­ти­же­ний — зна­чит му­чить­ся. Жить, ощу­щая ра­дость от то­го, что ты де­ла­ешь, и ра­ду­ясь то­му, что ты лю­бим и лю­бишь, — вот тот «смысл» жиз­ни, от ко­то­ро­го ни один нор­маль­ный че­ло­век в яс­ном уме и твер­дой па­мя­ти не от­ка­жет­ся. Но что­бы быть в этом яс­ном уме и твер­дой па­мя­ти, нуж­но, как ока­зы­ва­ет­ся, про­де­лать неп­рос­той путь.

Комментировать