Главная > 27 верных способов получить то что, хочется > Победите своего главного врага — «драматизацию»

Победите своего главного врага — «драматизацию»

 Еще один злей­ший наш враг — это «дра­ма­ти­за­ция». Мы склон­ны пре­уве­ли­чи­вать тя­жесть на­ших «проб­лем», кста­ти, имен­но по­это­му мы на­зы­ва­ем сто­ящие пе­ред на­ми за­да­чи этим сло­вом — «проб­ле­мы». Мы склон­ны впа­дать в от­ча­яние, в стра­да­ние, на­чи­на­ем за­ла­мы­вать ру­ки, ку­сать лок­ти и па­рал­лель­но выть на лу­ну. Как час­ты в на­шем ре­пер­ту­аре вос­к­ли­ца­ния: «Это ужас­но!», «Это ка­тас­т­ро­фа!», «Как жить даль­ше?!», «Все про­па­ло!» По су­ти же, это са­мые нас­то­ящие ин­с­т­рук­ции, бук­валь­но вме­ня­ющие нам пас­сив­ность и без­де­ятель­ность. Но при по­доб­ной жиз­нен­ной по­ли­ти­ке да­ле­ко не уедешь. Мы лю­бим ис­кать ви­но­ва­тых, рас­ска­зы­вать о том, по­че­му что-то не­воз­мож­но, оп­ре­де­лять и пес­то­вать «при­чи­ны» на­ших бед и нес­час­тий. Ра­зу­ме­ет­ся, пос­ле то­го как мы на все 100% объ­яс­ним се­бе, по­че­му «все пло­хо», по­че­му «жизнь кон­чи­лась», по­че­му «тра­ге­дия не­из­беж­на», жизнь, и вправ­ду, ока­зы­ва­ет­ся та­кой. Впро­чем, и в этом слу­чае «тра­ге­дия» — это толь­ко наз­ва­ние. В дей­с­т­ви­тель­нос­ти, тра­ге­дия — это те­ат­раль­ное дей­с­т­во, в ко­то­ром, впро­чем, все мы пре­ус­пе­ли, при­чем очень и очень про­фес­си­ональ­но.

 Но что зна­чит это «все пло­хо»?… Уж пря­мо так и все! А что зна­чит «жизнь кон­чи­лась»? Зна­ете, ког­да она кон­чит­ся, то вы это­го да­же и не за­ме­ти­те, а уж вос­к­ли­цать что-ли­бо точ­но не бу­де­те. Да и «не­из­беж­ность тра­ге­дии» или «ка­тас­т­ро­фы» — это чис­той во­ды ил­лю­зия. Ко­неч­но, неп­ри­ят­ности в на­шей жиз­ни встре­ча­ют­ся, ник­то это­го от­ри­цать не бу­дет, но на­зы­вать или не на­зы­вать эти неп­ри­ят­нос­ти «тра­ге­ди­ями» и «ка­тас­т­ро­фа­ми» — это су­гу­бо лич­ное де­ло. На­зо­вете «ка­тас­т­ро­фой» — бу­дет ка­тас­т­ро­фа, а на­зо­ве­те «жиз­нен­ным об­с­то­ятель­с­т­вом» — бу­дет жиз­нен­ное об­с­то­ятель­с­т­во, при­чем ря­до­вое, в чис­ле дру­гих.

 То, что мы на­зы­ва­ем «нес­час­ть­ями», «тра­ге­ди­ями» и «ка­тас­т­ро­фа­ми», — это прос­то со­бы­тия, ко­то­рые раз­ру­ша­ют на­шу кар­тин­ку бу­ду­ще­го, на­ше пред­с­тав­ле­ние о нем, но вов­се не са­мо на­ше бу­ду­щее. Раз­ру­шить бу­ду­щее не­воз­мож­но, по­то­му что его еще нет. Не­ко­то­рые со­бы­тия спо­соб­ны су­щес­т­вен­но из­ме­нить на­ши пла­ны, воз­мож­но, нам при­дет­ся скор­рек­ти­ро­вать тра­ек­то­рию сво­его жиз­нен­но­го пу­ти, но, мо­жет стать­ся, это и к луч­ше­му! Быть мо­жет, за­си­де­лись мы в сво­ем ны­неш­нем сос­то­янии, вот судь­ба и да­ет нам пин­ка, что­бы на­ча­ли дви­гать­ся. За­час­тую дру­гих средств пре­одо­леть на­шу не­ре­ши­тель­ность у нее прос­то нет.

 Впрочем, дра­ма­ти­зи­ро­вать­ся мож­но и со­вер­шен­но на пус­том мес­те. Кто-то дра­ма­ти­зи­ру­ет воп­рос соб­с­т­вен­ной не­сос­то­ятель­нос­ти; кто-то пе­ре­жи­ва­ет из-за выс­ка­зан­ных кем-то на его счет оце­нок; кто-то не­до­во­лен соб­с­т­вен­ным об­ра­зо­ва­ни­ем и кля­нет судь­бу; кто-то бо­лез­нен­но обес­по­ко­ен сво­ей внеш­нос­тью, строй­нос­тью, фи­гу­рой и т. п.; кто-то по­ла­га­ет се­бя не­из­ле­чи­мо боль­ным, тог­да как на са­мом де­ле дей­с­т­ви­тель­ных при­чин для бес­по­кой­с­т­ва нет ни­ка­ких.

 Короче го­во­ря, у каж­до­го, как го­во­рит­ся, свои «та­ра­ка­ны», но все они от­кор­м­ле­ны са­мым вы­да­ющим­ся об­ра­зом, при­чем на­ми же са­ми­ми и от­кор­м­ле­ны. Мы взра­щи­ва­ем соб­с­т­вен­ные проб­ле­мы так, слов­но бы они на­ши близ­кие и до­ро­гие род­с­т­вен­ни­ки. Мы их пес­ту­ем, вмес­то то­го что­бы гнать по­га­ной мет­лой.

 Помните, ес­ли вы хо­ти­те быть ус­пеш­ны­ми, то де­лать из му­хи сло­на ка­те­го­ри­чес­ки зап­ре­ща­ет­ся! Мы, как пра­ви­ло, су­щес­т­вен­но пре­уве­ли­чи­ва­ем тя­жесть тех или иных труд­нос­тей и неп­ри­ят­нос­тей, что ли­ша­ет нас кон­с­т­рук­тив­ности, что де­ла­ет нас не­эф­фек­тив­ны­ми уп­рав­лен­ца­ми соб­с­т­венных пси­хо­ло­ги­чес­ких ре­сур­сов. Прос­то убе­ри­те от гре­ха по­даль­ше из сво­его сло­вар­но­го за­па­са та­кие сло­ва: «тра­ге­дия», «проб­ле­ма», «ка­тас­т­ро­фа», «ужас», и вы да­же не за­ме­ти­те, как вам сра­зу ста­нет лег­че жить.

 Корней Ива­но­вич Чу­ков­с­кий да­же на­пи­сал по это­му по­во­ду ска­зоч­ку. В ней рас­ска­зы­ва­ет­ся о том, как «ры­жий и уса­тый та-ра-кан» од­ним сво­им по­яв­ле­ни­ем «зад­ра­ма­ти­зи­ро­вал» всю ува­жа­емую зве­ри­ную об­щес­т­вен­ность. Сло­ны и но­со­ро­ги — и те «по ка­на­вам, по по­лям раз­бе­жа­ли­ся» и тряс­лись в ука­зан­ных мес­тах, го­то­вые пой­ти на все, да­же са­мые чу­до­вищ­ные тре­бо­ва­ния тер­ро­рис­та. А тот вос­к­ли­цал: «При­не­си­те мне сво­их де­ту­шек, я их за ужи­ном ску­шаю!» То, что проб­ле­ма (в смыс­ле — этот та­ра­кан) и вы­еден­но­го яй­ца не сто­ит, мы уз­на­ем лишь при по­яв­ле­нии во­робья, ко­то­рый «вот и клю­нул та­ра­ка­на, вот и не­ту ве­ли­ка­на, да­же усов от не­го не ос­та­ло­ся». Но для это­го не­об­хо­ди­мо от­ка­зать­ся от дра­ма­ти­за­ции, пе­рес­тать пре­уве­ли­чи­вать тя­жесть «обру­шив­ших­ся» на вас проб­лем.

 Как это сде­лать? Прос­то пе­рес­тать дра­ма­ти­зи­ро­вать! Ни­ка­ких ка­тас­т­роф не про­ис­хо­дит, а труд­нос­ти — это толь­ко труд­нос­ти. И на то они и труд­нос­ти, что­бы с ни­ми справ­лять­ся, а впа­дать в эмо­ци­ональ­ный па­ра­лич Де­ло и глу­пое, и бес­смыс­лен­ное. Сам этот эмо­ци­ональ­ный па­ра­лич и соз­даст нам нас­то­ящую проб­ле­му!

  За­ри­сов­ка из пси­хо­те­ра­пев­ти­чес­кой прак­ти­ки: «Про­ис­шес­твия на до­ро­гах»

 Служители за­ко­на дос­та­точ­но час­то ока­зы­ва­ют­ся на при­еме у пси­хо­те­ра­пев­та. Ра­бо­та у этих лю­дей неп­рос­тая, ко­му-то при­хо­дит­ся учас­т­во­вать в «ло­каль­ных бо­евых дей­с­т­ви­ях», а кто-то во­ю­ет с «внут­рен­ним вра­гом». Пос­то­ян­ные стрес­сы ска­зы­ва­ют­ся на пси­хо­ло­ги­чес­ком сос­то­янии лю­дей не луч­шим об­ра­зом, вот, соб­с­т­вен­но, и пред­мет для на­шей встре­чи. Так или ина­че, но я не силь­но уди­вил­ся, ког­да в мой ка­би­нет во­шел мо­ло­дой че­ло­век, пред­с­та­вив­ший­ся, ес­ли мне не из­ме­ня­ет па­мять, опе­ру­пол­но­мо­чен­ным в де­лах борь­бы с «орга­ни­зо­ван­ной эко­но­ми­чес­кой прес­туп­нос­тью». Он с хо­ду по­ве­дал мне цель сво­его ви­зи­та: «Док­тор, я ис­пы­ты­ваю чув­с­т­во тре­во­ги, ког­да са­жусь за руль». Что ж, в этом сим­п­то­ме нет ни­че­го осо­бен­но­го, он час­то воз­ни­ка­ет у лю­дей, ко­то­рые ока­за­лись од­наж­ды в ава­рии. Вос­по­ми­на­ния о пе­ре­жи­той то­бой ава­рии мо­гут силь­но ис­пор­тить удо­воль­с­т­вие от ез­ды на ав­то­мо­би­ле.

 — Вы бы­ли в ава­рии? — спро­сил я у сво­его но­во­го па­ци­ен­та.

 — В ка­кой ава­рии? — ис­к­рен­не уди­вил­ся он.

 — А вы не бы­ли в ава­рии?- те­перь нас­та­ла моя оче­редь удив­лять­ся.

 — Нет, не был… — про­тя­нул опе­ру­пол­но­мо­чен­ный.

 — Я вас пра­виль­но по­нял, вы ис­пы­ты­ва­ете тре­во­гу, ког­да ве­де­те ма­ши­ну?

 — Да, ис­пы­ты­ваю, — со­об­щил он без до­ли сом­не­ния.

 — И не бы­ли в ава­рии? — я по­ду­мал, мо­жет быть, он не пра­виль­но ме­ня по­нял.

 — Нет.

 — Но вы бо­итесь по­пасть в ава­рию? — я блес­нул «до­гад­кой».

 — Нет, ава­рии не бо­юсь. С че­го вы взя­ли?

 — А че­го вы тог­да бо­итесь? — прав­да, это ста­но­ви­лось ин­те­рес­ным.

 — Я… ну как вам ска­зать… — опе­ру­пол­но­мо­чен­ный сму­тил­ся.

 — Говорите, как есть, там раз­бе­рем­ся.

 — Ну… в об­щем… — мял­ся он, а по­том вдруг вы­па­лил:- Я бо­юсь, что ме­ня изобь­ют.

 — Изобьют?! — мои бро­ви со­вер­ши­ли стран­ный та­нец, изог­нув­шись от сос­то­яния изум­ле­ния к сос­то­янию не­до­уме­ния.

 — Ну… в об­щем, да, — мой со­бе­сед­ник ре­шил­ся не ме­нять приз­на­тель­ных по­ка­за­ний.

 — А по­че­му вас дол­ж­ны из­бить?

 — Ну… по­ни­ма­ете, на до­ро­ге под­ре­за­ют… — ка­за­лось, он ду­ма­ет, что я знаю, о чем идет речь. Он оши­бал­ся.

 — Подрезают, и что?

 — Ну… что. Я по­том еду за ним… — И?

 — Прижимаю его к обо­чи­не…

 — Дальше?

 — Он вы­хо­дит из ма­ши­ны…

 — Тот, ко­то­рый вас под­ре­зал, а вы его дог­на­ли и при­жа­ли к обо­чи­не?

 — Совершенно вер­но! А ком­п­лек­ция-то у ме­ня… — опе­ру­пол­но­мо­чен­ный за­мял­ся. — Я все­го 56 ки­лог­рам­мов ве­шу при рос­те 175! Он мо­жет ме­ня из­бить…

 — А за­чем вы его тог­да до­го­ня­ете? — я со­вер­шен­но за­пу­тал­ся.

 — Ну, а как? — вспы­лил мой со­бе­сед­ник. — Это что же по­лу­ча­ет­ся? Я — офи­цер ми­ли­ции, я ра­бо­таю сут­ка­ми, по­ни­ма­ете вы? А эти ба­ры­ги ме­ня под­ре­за­ют!

 Да, по­нять эту ло­ги­ку сра­зу мне не уда­лось, хо­тя, как ока­за­лось, она бы­ла сов­сем нес­лож­ной. Мо­ло­дой че­ло­век, на­пи­тав­ший­ся «ми­ли­цей­с­кой» или, я уж не знаю, ка­кой там ро­ман­ти­ки, раз­де­лив­ший мир на «на­ших» и «не­на­ших» — на «бор­цов с эко­но­ми­чес­ки­ми прес­туп­ле­ни­ями» и «эко­но­ми­чес­ких прес­туп­ни­ков», ощу­тив­ший свою «уни­жен­ность и ос­кор­б­лен­ность», хо­тел зас­та­вить ок­ру­жа­ющих, в осо­бен­нос­ти этих «прес­туп­ни­ков», его «ува­жать». Да вот толь­ко од­на проб­ле­ма, не­увя­зоч­ка выш­ла: га­ба­ри­та­ми он не вы­шел. Он очень стес­ня­ет­ся сво­ей ас­те­ни­чес­кой ком­п­лек­ции (да­же в ба­ню из-за это­го не хо­дит — «не­лов­ко пе­ред то­ва­ри­ща­ми та­ким по­ка­зы­вать­ся») и, по су­ти, дра­ма­ти­зи­ро­вал этот воп­рос. Ни­че­го свер­хъ­ес­тес­т­вен­но­го в та­кой ком­п­лек­ции нет, у его пси­хо­те­ра­пев­та вес да­же мень­ший, но это нис­коль­ко его не бес­по­ко­ит, да­же нап­ро­тив.

 Впрочем, воз­мож­но, это об­с­то­ятель­с­т­во — ас­те­ни­чес­кая кон­с­ти­ту­ция — не бы­ло бы для это­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка столь серь­ез­ной проб­ле­мой, ес­ли бы в де­ло не за­те­са­лась еще од­на, вто­рая дра­ма­ти­за­ция, а имен­но: не­до­воль­с­т­во соб­с­т­вен­ным по­ло­же­ни­ем при яв­ном пре­уве­ли­че­нии сво­ей со­ци­аль­ной ро­ли, «мес­та под сол­н­цем». Опе­ру­пол­но­мо­чен­ный по­ла­гал, что его ста­тус дол­жен быть приз­нан все­ми, и в осо­бен­нос­ти те­ми, с кем он соб­рал­ся бо­роть­ся. Ра­зу­ме­ет­ся, рас­счи­ты­вать на это в выс­шей сте­пе­ни стран­но. А вы­нуж­дать дру­гих лю­дей ува­жать се­бя та­ки­ми ме­то­да­ми — «по­го­ня­ми» и «раз­бор­ка­ми» — это уже нас­то­ящее бе­зу­мие.

 Конечно, мож­но са­мо­заб­вен­но гип­но­ти­зи­ро­вать се­бя та­ким об­ра­зом: «Я са­ни­тар об­щес­т­ва!», «Я стра­даю за об­щее бла­го!», «Я ве­ли­кий и мо­гу­чий, а вы­нуж­ден жить на од­ну зар­п­ла­ту!» Но что это из­ме­нит? Не нра­вит­ся зар­п­ла­та — ус­т­ра­ивай­ся на дру­гую ра­бо­ту, где

 платят боль­ше, сам, в кон­це кон­цов, за­ра­ба­ты­вай. Хо­чешь быть «са­ни­та­ром» — ну, будь, толь­ко не нуж­но грес­ти всех под од­ну гре­бен­ку, пом­ни о пре­зум­п­ции не­ви­нов­нос­ти, ведь за­по­ведь «Не нав­ре­ди» еще ник­то не от­ме­нял. Хо­чешь, что­бы те­бя ува­жа­ли, — сде­лай так, что­бы те­бя бы­ло за что ува­жать, а ува­же­ние к «ми­ли­цей­с­ким по­го­нам» в на­шем об­щес­т­ве по­дор­ва­но са­ми­ми же эти­ми «по­го­на­ми». Что на зер­ка­ло пе­нять? Да и кто зна­ет о том, ко­го он под­ре­за­ет?! Это на­ша об­щая, рос­сий­с­кая куль­ту­ра ав­то­вож­де­ния, как го­во­рит­ся, «ни­че­го лич­но­го».

 Итак, мо­ло­дой че­ло­век дра­ма­ти­зи­ру­ет по сле­ду­ющим пун­к­там: во-пер­вых, «ме­ня не ува­жа­ют», «я зас­лу­жи­ваю ува­же­ния», «я не по­тер­п­лю уни­же­ния»; во-вто­рых, «я выг­ля­жу хи­лым», «я не про­из­во­жу гроз­но­го впе­чат­ле­ния», «я хо­чу, что­бы все ме­ня бо­ялись». И что по­лу­ча­ет­ся? По­лу­ча­ет­ся, что сам он са­дит­ся за руль и на­чи­на­ет бо­ять­ся, при­чем са­мо­го же се­бя! Сво­их соб­с­т­вен­ных аб­со­лют­но бес­смыс­лен­ных, без­рас­суд­ных и не­куль­тур­ных пос­туп­ков, ко­то­рые по­рож­де­ны его нев­ро­ти­чес­ки­ми дра­ма­ти­за­ци­ями!

 Этот при­мер, быть мо­жет, ка­жет­ся не­обыч­ным, но все мы име­ем в сво­ем ар­се­на­ле по­доб­ные дра­ма­ти­за­ции. Мы рас­смат­ри­ва­ем как «тра­ге­дию», «проб­ле­му», «дра­му» то или иное об­с­то­ятель­с­т­во, а в ре­зуль­та­те сам по­доб­ный под­ход к дан­но­му об­с­то­ятель­с­т­ву и соз­да­ет «тра­ге­дию», «проб­ле­му» и «дра­му»!

Комментировать