Главная > 27 верных способов получить то что, хочется > Парадокс любви

Парадокс любви

 «Личная жизнь» — ве­ро­ят­но, по­ни­ма­ние это­го сло­во­со­че­та­ния у раз­ных лю­дей раз­ное. Од­ним ка­жет­ся, что под «лич­ной жиз­нью» под­ра­зу­ме­ва­ет­ся семья, дру­гим, нап­ро­тив, все то, что на­хо­дит­ся за пре­де­ла­ми семьи. Третьи, и та­ких не­ма­ло, ду­ма­ют, что «лич­ная жизнь» — это их пе­ре­жи­ва­ния по по­во­ду то­го, че­го у них нет. И пер­вые, и вто­рые, и третьи пра­вы, по­то­му что «лич­ная жизнь» каж­дой от­дель­но взя­той лич­нос­ти — это то, что она са­ма про это ду­ма­ет. Мы же, пос­коль­ку эта кни­га пред­наз­на­че­на для «ши­ро­ко­го кру­га чи­та­те­лей», вве­дем соб­с­т­вен­ное оп­ре­де­ле­ние «лич­ной жиз­ни», что­бы даль­ше бы­ло по­нят­но то, о чем идет речь.

 «Личная жизнь» — по­ня­тие очень важ­ное для за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции и, к со­жа­ле­нию, аб­со­лют­но чуж­дое на­шим со­оте­чес­т­вен­ни­кам, каж­до­му из нас в от­дель­нос­ти. Для обоз­на­че­ния это­го фе­но­ме­на там да­же ис­поль­зу­ет­ся спе­ци­аль­ный тер­мин — « pri­vacy» (фран­цуз­с­кого про­ис­хож­де­ния — «при­ват­ный»).

 Однажды мне до­ве­лось да­вать ин­тер­вью для зна­ме­ни­то­го аме­ри­кан­с­ко­го жур­на­ла «TI­ME». Кор­рес­пон­дент это­го жур­на­ла Эн­д­рю Ме­йер, изу­ми­тель­ный, на­до приз­нать, зна­ток рус­ско­го язы­ка, спро­сил ме­ня: «А как вы пе­ре­ве­де­те сло­во " pri­vacy ")» Я от­ве­тил, что пря­мо­го пе­ре­во­да это­го сло­ва на рус­ский язык, на­вер­ное, нет, хо­тя оно и близ­ко по смыс­лу к по­ня­тию лич­ной жиз­ни или лич­нос­т­но­го прос­т­ран­с­т­ва. Под Pri­vac­y­с­ледует по­ни­мать оп­ре­де­лен­ное пси­хо­ло­ги­чес­кое сос­то­яние че­ло­ве­ка, ког­да он на­хо­дит­ся в сво­ем лич­ном прос­т­ран­с­т­ве, ко­то­рое яв­ля­ет­ся его су­ве­рен­ной и свя­той соб­с­т­вен­нос­тью. А по­то­му вся­кие пре­тен­зии ко­го-ли­бо на пра­во вхо­дить в это его прос­т­ран­с­т­во (с доб­ры­ми ли на­ме­ре­ни­ями, или с пло­хи­ми) ос­та­ют­ся за пре­де­ла­ми это­го прос­т­ран­с­т­ва.

 Эндрю выс­лу­шал ме­ня очень вни­ма­тель­но и ска­зал: «Я спро­сил это толь­ко по­то­му, что хо­тел та­ким об­ра­зом про­де­мон­с­т­ри­ро­вать — у вас да­же сло­ва та­ко­го нет!» На этом не­за­мыс­ло­ва­том при­ме­ре Эн­д­рю очень, на­до приз­нать, изящ­но и вмес­те с тем ем­ко по­ка­зал то ги­ган­т­с­кое от­ли­чие, ко­то­рое, нес­мот­ря на всю схо­жесть, на­ли­чес­т­ву­ет меж­ду на­ми и ни­ми. Мне не­од­нок­рат­но при­хо­ди­лось ока­зы­вать пси­хо­те­ра­пев­ти­чес­кую по­мощь пред­с­та­ви­те­лям са­мых раз­ных куль­тур, и я мо­гу под­т­вер­дить — мы от­ли­ча­ем­ся от пред­с­та­ви­те­лей за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции от­сут­с­т­ви­ем это­го Pri­vacy. Мы не уме­ем ис­пы­ты­вать под­лин­но­го ува­же­ния друг к дру­гу, счи­та­ем умес­т­ным да­вать дру­го­му че­ло­ве­ку со­ве­ты, для нас в по­ряд­ке ве­щей вы­но­сить вер­дик­ты на пред­мет то­го, прав он или нет.

 В пси­хо­ло­гии че­ло­ве­ка за­пад­но­го об­щес­т­ва, по край­ней ме­ре за пос­лед­ние 100 лет, про­изош­ли в этом смыс­ле кар­ди­наль­ные из­ме­не­ния. Здесь уко­ре­ни­лось по­ни­ма­ние «су­ве­рен­нос­ти» дру­го­го че­ло­ве­ка, а так­же сво­е­об­раз­ная пси­хо­ло­ги­чес­кая «пре­зум­п­ция не­ви­нов­нос­ти»: Я ува­жаю те­бя за то, что ты та­кой, ка­кой ты есть, а вза­мен, будь лю­бе­зен, ува­жай ме­ня за то, что я та­кой, ка­кой я есть. Все это мы по­ни­ма­ем не ху­же аме­ри­кан­цев с ан­г­ли­ча­на­ми, толь­ко вот чув­с­т­ву­ем мы по-дру­го­му. Впро­чем, это ста­но­вит­ся оче­вид­ным толь­ко при глу­бо­ком и всес­то­рон­нем ана­ли­зе проб­ле­мы.

 Так вот, ког­да я го­во­рю здесь «лич­ная жизнь», я вкла­ды­ваю в это вы­ра­же­ние дру­гой смысл, не­же­ли пред­с­та­ви­тель за­пад­ной ци­ви­ли­за­ции в по­ня­тие Pri­vacy. О том, что та­кое Pri­vac­yИ как на­чать ис­пы­ты­вать это изу­ми­тель­ное сос­то­яние, спо­соб­с­т­ву­ющее сох­ра­не­нию под­лин­но­го внут­рен­не­го пси­хо­ло­ги­чес­ко­го ком­фор­та, сог­ла­сия с са­мим со­бой, я рас­ска­зал в дру­гой сво­ей кни­ге «По­со­бие для эго­ис­та (или как быть по­лез­ным для се­бя и дру­гих)».

 В этой же кни­ге речь пой­дет о лич­ной жиз­ни как о той час­ти жиз­ни че­ло­ве­ка, где он удов­лет­во­ря­ет свою пот­реб­ность в че­ло­ве­чес­кой бли­зос­ти и теп­ле, в эмо­ци­ональ­ной под­дер­ж­ке, в «обще­нии по ду­шам». Ра­зу­ме­ет­ся, это не­дур­но бы смот­ре­лось и в бра­ке, но воз­мож­но и вне бра­ка, и в од­но­по­лых, и в раз­но­по­лых от­но­ше­ни­ях. Нет­руд­но до­га­дать­ся, что по­ня­тие «флирт» тол­ку­ет­ся здесь весь­ма ши­ро­ко.

 Так в чем же сос­то­ит па­ра­докс люб­ви? Мы при­вык­ли от­но­сить­ся к ней в выс­шей сте­пе­ни лег­ко­мыс­лен­но. Под­соз­на­тель­но нам пред­с­тав­ля­ет­ся, что это так ес­тес­т­вен­но, так нор­маль­но, что кру­гом все и вся дол­ж­ны быть от нас без ума (и в этом пра­ви­ле, по­верь­те мне, нет ис­к­лю­че­ний). Мы бук­валь­но ав­то­ма­ти­чес­ки рас­счи­ты­ва­ем на пол­ное по­ни­ма­ние и сер­деч­ную под­дер­ж­ку со сто­ро­ны тех

 людей, ко­то­рых мы из­б­ра­ли в ка­чес­т­ве «зна­чи­мых близ­ких». А по­то­му не счи­та­ем нуж­ным прик­ла­ды­вать си­лы для фор­ми­ро­ва­ния и раз­ви­тия от­но­ше­ний с эти­ми на­ши­ми «зна­чи­мы­ми близ­ки­ми». Нам ка­жет­ся, что это дол­ж­но про­ис­хо­дить са­мо со­бой, «по щучь­ему ве­ленью, по мо­ему хо­тенью».

 Мы не счи­та­ем нуж­ным осу­щес­т­в­лять ин­вес­ти­ции в эти от­но­ше­ния, мы рас­счи­ты­ва­ем толь­ко на из­в­ле­че­ние из них при­бы­ли, не вло­жив ни ко­пей­ки. И это са­мое оп­ро­мет­чи­вое, са­мое не­оп­рав­дан­ное ожи­да­ние из всех воз­мож­ных! На са­мом де­ле, от­но­ше­ния с близ­ки­ми людь­ми — это нас­то­ящая, дол­гая и кро­пот­ли­вая ра­бо­та, тре­бу­ющая боль­ших ду­шев­ных, фи­зи­чес­ких и бог зна­ет еще ка­ких зат­рат. То, что эти от­но­ше­ния важ­ны для нас, еще не оз­на­ча­ет, что они сос­то­ят­ся с лег­кос­тью и ма­ги­чес­ким об­ра­зом, нап­ро­тив, их зна­чи­мость толь­ко лиш­ний раз под­чер­ки­ва­ет: де­ло это зат­рат­ное, серь­ез­ное и неп­рос­тое.

 Выстраивая от­но­ше­ния с дру­гим (зна­чи­мым для нас) че­ло­ве­ком, мы рас­счи­ты­ва­ем на ско­рый ус­пех сво­его пред­п­ри­ятия, но это вряд ли оп­рав­дан­но, они пот­ре­бу­ют от нас боль­ших уси­лий. Вспом­ни­те за­ме­ча­тель­ные рус­ские сказ­ки, где в раз­но­об­раз­ных ме­та­фо­рах и ал­ле­го­ри­ях скры­та под­лин­ная на­род­ная муд­рость. Вспом­ни­те, сколь­ко са­мых раз­но­об­раз­ных пре­пят­с­т­вий пред­с­то­ит пре­одо­леть млад­ше­му из брать­ев — Ива­ну, что­бы вос­со­еди­нить­ся со сво­ей воз­люб­лен­ной. Вспом­ни­те, ка­кие ис­пы­та­ния дол­ж­на пе­ре­жить Нас­тень­ка, бро­шен­ная сво­им от­цом по при­ка­зу злой ма­че­хи за­мер­зать в хо­лод­ном ле­су: «Теп­ло ли те­бе, де­ви­ца, теп­ло ли те­бе, крас­ная?» — спра­ши­ва­ет ее Мо­роз­ко. Ра­зу­ме­ет­ся, это ме­та­фо­ра, ко­неч­но, речь в этих сказ­ках идет не о ме­ха­ни­чес­ком дос­ти­же­нии це­ли, а о кро­пот­ли­вой ра­бо­те ду­ши, сер­д­ца и ра­зу­ма, ра­бо­те, ко­то­рую не­об­хо­ди­мо про­де­лать, что­бы за­во­евать до­ве­рие и лю­бовь дру­го­го, зна­чи­мо­го для те­бя че­ло­ве­ка.

 Старшие братья Ива­на, свод­ная сес­т­ра Нас­тень­ки Мар­фу­ша пы­та­ют­ся ре­шить за­дач­ку соз­да­ния «по­го­ды в до­ме» в один ход, «раз, два и го­то­во». Что ж, пос­лед­с­т­вия по­доб­ной по­ли­ти­ки, как из­вес­т­но, пла­чев­ны. Да­же Иван-Ца­ре­вич из сказ­ки «Ца­рев­на-Ля­гуш­ка» под­да­ет­ся ис­ку­ше­нию, не вы­дер­жи­ва­ет ис­пы­та­ния и сжи­га­ет ля­гу­шачью ко­жу. Ре­зуль­тат ока­зы­ва­ет­ся тра­гич­ным, пос­коль­ку за­да­чи об­ре­те­ния «лич­но­го счас­тья» по­доб­ны­ми прос­ты­ми спо­со­ба­ми ре­ше­ны быть не мо­гут. Они тре­бу­ют боль­шой и серь­ез­ной внут­рен­ней ра­бо­ты, спо­соб­нос­ти ид­ти на ком­п­ро­мис­сы, жер­т­во­вать сво­ими ам­би­ци­ями и пре­тен­зи­ями, го­тов­нос­ти пос­ле­до­ва­тель­но до­ка­зы­вать свою на­деж­ность, бес­ко­рыс­т­ность и пре­дан­ность.

 Мы же, как пра­ви­ло, на­де­ем­ся уп­ра­вить­ся са­мы­ми прос­ты­ми сред­с­т­ва­ми: «Я те­бя люб­лю, и бас­та! Вы­хо­ди за ме­ня за­муж!», «Ты мне нра­вишь­ся, так что да­вай, влюб­ляй­ся!» Ра­зу­ме­ет­ся, так эти де­ла не де­ла­ют­ся. Ес­ли нам ка­жет­ся, что мы для ко­го-то «по­да­рок», это еще не зна­чит, что этот кто-то рас­смат­ри­ва­ет нас по­доб­ным же об­ра­зом. Впол­не воз­мож­но, что он-то как раз счи­та­ет нас обу­зой, а по­то­му ни­ка­ко­го вос­тор­га от на­шей рас­по­ло­жен­нос­ти к не­му не ис­пы­ты­ва­ет. Ко­ро­че го­во­ря, хо­ти­те лич­но­го счас­тья — за­ка­ты­вай­те ру­ка­ва, пред­с­то­ит боль­шая ра­бо­та! Вот по­че­му от­но­сить­ся к флир­ту как к флир­ту — зна­чит прес­ле­до­вать так­ти­чес­кие це­ли и ни­че­го не при­об­рес­ти стра­те­ги­чес­ки; ни­че­го, кро­ме, раз­ве что, опы­та — так де­лать не нуж­но.

 Флирт — это ра­бо­та, при­чем мно­гот­руд­ная и серь­ез­ная, но спо­соб­ная за­кон­чить­ся са­мым до­ро­гим, о чем толь­ко и спо­со­бен меч­тать че­ло­век, — ощу­ще­ни­ем ду­шев­ной бли­зос­ти с дру­гим че­ло­ве­ком, по­бе­дой над оди­но­чес­т­вом, об­ре­те­ни­ем лич­но­го счас­тья. И в этой час­ти у ав­то­ра есть пред­ло­же­ние: да­вай­те не бу­дем учить­ся на соб­с­т­вен­ных ошиб­ках, да­вай­те сра­зу же пос­ту­пать так, как нуж­но пос­ту­пать, что­бы по­лу­чить в ре­зуль­та­те то, что хо­чет­ся по­лу­чить. Ины­ми сло­ва­ми, да­вай­те сра­зу от­но­сить­ся к флир­ту как к ра­бо­те, пос­ту­пим на­ко­нец по-ум­но­му.

 Относиться к флир­ту (лич­ной жиз­ни, люб­ви, фор­ми­ро­ванию ис­к­рен­них от­но­ше­нии) как к ра­бо­те это зна­чит:

 * по­ни­мать важ­ность, зна­чи­мость для се­бя этих от­но­ше­ний;

 * Пом­нить, что дру­гой че­ло­век — это дру­гой че­ло­век, а по­то­му выс­т­ра­ивать с ним от­но­ше­ния нуж­но бе­реж­но, ува­жая и приз­на­вая его ин­ди­ви­ду­аль­ность;

 * От­да­вать се­бе от­чет в том, что ско­рых ре­зуль­та­тов не бу­дет, что вся­кая та­кая ра­бо­та пред­по­ла­га­ет серь­ез­ное вло­же­ние сил и средств;

 * На­ко­нец, не­об­хо­ди­мо лю­бить эту ра­бо­ту, без это­го ни­че­го не по­лу­чит­ся.

 Что ж, ос­та­ет­ся толь­ко уз­нать, как прой­ти этот путь от на­ча­ла и до кон­ца, че­му, соб­с­т­вен­но, и пос­вя­ще­на эта кни­га.

 Определимся с тем, что зна­чит от­но­сить­ся к флир­ту как к ра­бо­те. Ра­бо­та — это, во-пер­вых, то, что за­ве­до­мо тре­бу­ет от нас серь­ез­ных вло­же­ний сил и энер­гии; во-вто­рых, она тре­бу­ет эн­ту­зи­аз­ма, пос­коль­ку ре­зуль­та­ты тру­да ред­ко бы­ва­ют не­мед­лен­ны­ми, а по­то­му без эн­ту­зи­аз­ма здесь да­ле­ко не уедешь; в-треть­их, ра­бо­та — это то, что дол­ж­но вос­п­ри­ни­мать­ся как неч­то са­мо­цен­ное, сог­лас­но хрес­то­ма­тий­ной фор­му­ле — «че­ло­век дол­жен ра­бо­тать». Разъ­яс­ним эти по­зи­ции.

 Наши от­но­ше­ния с дру­гим че­ло­ве­ком, ко­то­рые мы хо­тим сде­лать ис­к­рен­ни­ми и проч­ны­ми, а глав­ное — ка­чес­т­вен­ны­ми, тре­бу­ют зна­чи­тель­ных уси­лий с на­шей сто­ро­ны. Ка­ким дол­жен быть че­ло­век, что­бы вы бы­ли го­то­вы до­ве­рять ему на все сто? С кем вы го­то­вы быть ис­к­рен­ни­ми? Ра­зу­ме­ет­ся, че­ло­век, до­би­ва­ющий­ся ва­ше­го вни­ма­ния, дол­жен до­ка­зать вам свою ис­к­рен­ность, рас­по­ло­жен­ность к вам, в его от­но­ше­нии к вам не дол­ж­но быть сво­еко­рыс­т­ных на­ме­ре­ний.

 Его на­деж­ность, преж­де чем вы этой его на­деж­нос­ти дей­с­т­ви­тель­но по­ве­ри­те, вы бу­де­те про­ве­рять, и хо­ти­те вы то­го или нет, под­соз­на­тель­но нач­не­те его ис­пы­ты­вать. Преж­де чем от­к­рыть­ся дру­го­му че­ло­ве­ку, вам не­об­хо­ди­мо уве­рить­ся, что он имен­но тот, ко­му вы го­то­вы от­к­рыть­ся и до­ве­рить­ся. Ко­неч­но, на пьяную го­ло­ву и чер­ту лы­со­му мож­но до­ве­рить­ся, но по­доб­ные не­кон­с­т­рук­тив­ные так­ти­ки мы в рас­чет не бе­рем. Во всех иных слу­ча­ях ука­зан­ные ус­ло­вия обя­за­тель­ны!

 Но ес­ли мы са­ми та­ким об­ра­зом от­но­сим­ся к тем, кто же­ла­ет до­бить­ся на­ше­го рас­по­ло­же­ния, раз­ве не ес­тес­т­вен­ным бу­дет, что в об­рат­ной си­ту­ации, ког­да не они, а мы же­ла­ем до­бить­ся чьего-то рас­по­ло­же­ния, нам не дол­ж­но рас­счи­ты­вать на ско­рую ре­али­за­цию сво­их на­дежд? Нам са­мим при­дет­ся по­ряд­ком пот­ру­дить­ся, про­яв­ляя со­от­вет­с­т­ву­ющие лич­нос­т­ные ка­чес­т­ва и вы­дер­жи­вая вся­чес­кие ис­пы­та­ния, ко­то­рым этот дру­гой че­ло­век нас под­вер­г­нет. Нам при­дет­ся уме­рить свои ам­би­ции и рас­смат­ри­вать это­го, зна­чи­мо­го для нас че­ло­ве­ка как дей­с­т­ви­тель­но зна­чи­мо­го. Мы дол­ж­ны бу­дем на­учить­ся ува­жать его ин­ди­ви­ду­аль­ность, его осо­бен­нос­ти, ко­то­рые, мо­жет быть, и не ка­жут­ся нам су­щес­т­вен­ны­ми. Од­на­ко они су­щес­т­вен­ны для не­го, а по­то­му они дол­ж­ны стать та­ко­вы­ми и для нас.

 Короче го­во­ря, зат­ра­ты сил, ко­то­рые не­об­хо­ди­мы для осу­щес­т­в­ле­ния это­го пред­п­ри­ятия, ог­ром­ны. И да­же ес­ли по­на­ча­лу ка­жет­ся, что все сло­жит­ся са­мо со­бой, не нуж­но те­шить се­бя ил­лю­зи­ей, луч­ше сра­зу на­чать от­но­сить­ся к на­ше­му флир­ту как к ра­бо­те.

 Когда мы на­чи­на­ем выс­т­ра­ивать эмо­ци­ональ­но-зна­чи­мые от­но­ше­ния с дру­гим че­ло­ве­ком, мы дол­ж­ны быть го­то­вы к то­му, что не все пой­дет сра­зу так, как бы нам то­го хо­те­лось, а по­то­му без эн­ту­зи­аз­ма, спо­соб­но­го под­дер­жать нас на пер­вых по­рах, ни­как не обой­тись. В ря­де слу­ча­ев от­но­ше­ния с дру­гим че­ло­ве­ком чуть ли не с пер­вой ми­ну­ты их воз­ник­но­ве­ния выс­т­ра­ива­ют­ся са­мым, как ка­жет­ся, изу­ми­тель­ным об­ра­зом. Мы уве­ре­ны, что зна­ем его «сто лет», что мы с ним «род­с­т­вен­ные ду­ши», что это имен­но тот че­ло­век, ко­то­ро­го мы «всю жизнь ис­ка­ли». Од­на­ко не нуж­но оболь­щать­ся. По­доб­ные ил­лю­зии — де­ло час­тое в де­лах лю­бов­ных, и свя­за­но это с пси­хо­ло­ги­чес­ким ме­ха­низ­мом про­ек­ции, ког­да мы, зная о че­ло­ве­ке слиш­ком ма­ло, под­соз­на­тель­но дос­т­ра­ива­ем не­дос­та­ющие де­та­ли его об­ра­за в сво­ем соз­на­нии. Пос­коль­ку мы хо­тим най­ти «род­с­т­вен­ную ду­шу», ко­то­рую «сто лет» и «всю жизнь ис­ка­ли», то по­нят­но, что го­то­вы пог­ре­шить в сво­ей «дос­т­рой­ке» про­тив ис­ти­ны и вы­дать же­ла­емое за дей­с­т­ви­тель­ное, но по­том, как ни кру­ти, нам при­дет­ся стол­к­нуть­ся с этим дей­с­т­ви­тель­ным.

 И ес­ли мы не го­то­вы к по­доб­но­му стол­к­но­ве­нию, то не­из­беж­но ра­зо­ча­ру­ем­ся в этом че­ло­ве­ке и от­тол­к­нем его от се­бя. Воз­мож­но, это и пра­виль­но, воз­мож­но, этот че­ло­век дей­с­т­ви­тель­но нам не под­хо­дит, хо­тя час­то не­со­от­вет­с­т­вие его на­шим ожи­да­ни­ям еще не яв­ля­ет­ся сви­де­тель­с­т­вом то­го, что он плох, не­ин­те­ре­сен или чужд нам. Ес­ли же де­ло с са­мо­го на­ча­ла пош­ло имен­но та­ким об­ра­зом — с иде­али­за­ци­ями и фан­та­зи­ями, мы не смо­жем пе­ре­жить ра­зо­ча­ро­ва­ния в че­ло­ве­ке, а по­то­му от­ка­жем­ся от не­го. На са­мом же де­ле, в по­доб­ных об­с­то­ятель­с­т­вах мы ра­зо­ча­ро­вы­ва­ем­ся не в этом че­ло­ве­ке, а в сво­их не­оп­рав­дав­ших­ся ожи­да­ни­ях, что, впро­чем, очень неп­рос­то за­ме­тить.

 Вот по­че­му так важ­но с са­мо­го на­ча­ла от­ка­зать­ся от вся­ких ожи­да­ний и иде­али­за­ции. Вот по­че­му нуж­но с са­мо­го на­ча­ла приз­нать, что этот че­ло­век — сов­сем не то, что мы о нем ду­ма­ем (прос­то по­то­му, что мы еще ма­ло его зна­ем). Нуж­но до­пус­тить, что он не та­ков, ка­ким мы хо­тим его ви­деть. Нам пред­с­то­ит мно­гое уз­нать о нем, а ему пред­с­то­ит мно­гое уз­нать о нас; смо­жем ли мы пос­ле это­го соз­дать по-нас­то­яще­му цен­ные от­но­ше­ния — это воп­рос, ко­то­рый по­ка не име­ет от­ве­та.

 И преж­де чем мы ус­пе­ем по­лу­чить ис­ко­мый от­вет, преж­де чем мы ус­пе­ем удос­то­ве­рить­ся в том, что этот че­ло­век — как раз тот, ко­го мы так дол­го ис­ка­ли, нам нуж­но за­пас­тись тер­пе­ни­ем и эн­ту­зи­аз­мом. Этот сво­е­об­раз­ный «ра­бо­чий эн­ту­зи­азм» ну­жен для то­го, что­бы не за­цик­ли­вать­ся на ме­ло­чах, что­бы иг­но­ри­ро­вать ка­кие-то час­т­ные мо­мен­ты, да­бы вы­иг­рать в боль­шом, в глав­ном. Да, наш друг бу­дет от­ли­чать­ся от то­го об­ра­за, ко­то­рый мы са­ми се­бе на­ри­со­ва­ли, за­то он бу­дет не на­ри­со­ван­ный, а нас­то­ящий. И ведь жить с из­ва­яни­ем, сог­ла­си­тесь, ку­да го­рес­т­нее, не­же­ли с жи­вым и под­лин­ным че­ло­ве­ком. У на­ри­со­ван­но­го оча­га, как из­вес­т­но, не сог­ре­ешь­ся, а для люб­ви нуж­но жи­вое сер­д­це и ис­к­рен­нее об­ще­ние.

 Наконец, выс­т­ра­ивая близ­кие и ис­к­рен­ние от­но­ше­ния с дру­гим че­ло­ве­ком, нам не обой­тись без эн­ту­зи­аз­ма еще по од­ной при­чи­не. Преж­де чем на­ши уси­лия, зат­ра­чен­ные на фор­ми­ро­ва­ние от­но­ше­ний с этим че­ло­ве­ком, да­дут свои пло­ды, прой­дет не­ма­ло вре­ме­ни. Здесь, как это ни стран­но, умес­т­на «сель­с­ко­хо­зяй­с­т­вен­ная» ме­та­фо­ра: нам пред­с­то­ит вспа­хать зем­лю и за­се­ять зер­но, мы дол­ж­ны бу­дем удаб­ри­вать и по­ли­вать свои по­се­вы, а да­лее до­жи­дать­ся, по­ка это зер­но про­рас­тет и за­ко­ло­сит­ся на сол­н­це.

 И толь­ко по­том мы бу­дем со­би­рать вы­ра­щен­ный на­ми уро­жай, мо­лоть зер­но, прев­ра­щая его в му­ку. Те­перь лишь и нас­та­нет по­ра, ког­да мы ис­пе­чем свой хлеб. А все вре­мя от мо­мен­та, ког­да мы вспа­хи­ва­ли сы­рую зем­лю, до мо­мен­та, ког­да мы при­го­то­вим хлеб, прой­дет «на го­лод­ный же­лу­док», и этот «же­лу­док» на­пол­нит­ся толь­ко в том слу­чае, ес­ли в нас бу­дет дос­та­точ­но тер­пе­ния и эн­ту­зи­аз­ма вы­дер­жать все эти, край­не неп­рос­тые, эта­пы раз­ви­тия от­но­ше­ний.

 Главное пра­ви­ло от­но­ше­ний зву­чит прос­то: хо­ти­те хо­ро­ших от­но­ше­ний, пот­ру­ди­тесь над соз­да­нием хо­ро­ших от­но­ше­ний. Ра­зу­ме­ется, по­доб­ное за­яв­ле­ние выг­ля­дит как ба­наль­ность. Од­на­ко об этой ба­наль­нос­ти, как пра­ви­ло, вспо­ми­на­ют уже пос­ле то­го, как набь­ют се­бе вся­чес­ких ши­шек и «на­ру­бят дров» раз­но­об­раз­ных. А в этом слу­чае по­доб­ная ба­наль­ность зву­чит уже да­же не как ба­наль­ность, а как глу­пость. Нам всем ка­жет­ся, что мы в два сче­та, в два прих­ло­па добь­ем­ся вза­им­нос­ти за­ин­те­ре­со­вав­ше­го нас ли­ца и все пой­дет, как по мас­лу.

 Разумеется, при по­доб­ной так­ти­ке нич­то ни по ка­ко­му мас­лу ид­ти не со­би­ра­ет­ся, и вот тут-то все и спох­ва­ты­ва­ют­ся: «Да­вай­те ра­бо­тать над от­но­ше­ни­ями! Да­вай­те стро­ить от­но­ше­ния!» Ага, дуд­ки! Те­перь под­хо­дя­щий мо­мент толь­ко хо­ро­нить от­но­ше­ния, а по­то­му речь мо­жет ид­ти толь­ко о со­ору­же­нии со­от­вет­с­т­ву­юще­го над­г­ро­бия. И ведь это слу­ча­ет­ся с каж­дым из нас из ра­за в раз! По­че­му? По­то­му что мы от­но­сим­ся к флир­ту как к флир­ту вмес­то то­го что­бы от­но­сить­ся к не­му как к ра­бо­те. И сно­ва я за­да­юсь воп­ро­сом: ну по­че­му это­му в шко­ле не учат?!

 Но как от­но­сить­ся к ра­бо­те?… И ведь мы уже зна­ем от­вет: к ра­бо­те нуж­но от­но­сить­ся как к флир­ту. Да-да, я не ого­во­рил­ся, так­ти­ка имен­но та­ко­ва: сна­ча­ла под­хо­ди­те к флир­ту как к ра­бо­те, а по­том к этой ра­бо­те как к флир­ту. И тог­да у вас все дей­с­т­ви­тель­но по­лу­чит­ся. Впро­чем, тех, кто хо­чет толь­ко флир­та (в уз­ком и тра­ди­ци­он­ном по­ни­ма­нии это­го сло­ва), ник­то не не­во­лит — по­жа­луй­с­та! От­но­си­тесь к флир­ту как к флир­ту, ес­ли вас это ус­т­ра­ива­ет. Един­с­т­вен­ное, о чем нуж­но пом­нить, что ра­но или поз­д­но воз­ни­ка­ющие в этом слу­чае «оско­ми­на» и «ду­шев­ная пус­то­та» — де­ло ва­ших соб­с­т­вен­ных рук, так что ни на ко­го не пе­няй­те.

  За­ри­сов­ка из пси­хо­те­ра­пев­ти­чес­кой прак­ти­ки: «Прин­цес­са на го­ро­ши­не»

 Она еще дос­та­точ­но юная да­ма — 24 го­да не срок. Вы­со­ка, строй­на, прив­ле­ка­тель­на, что и поз­во­ли­ло ей сде­лать неп­ло­хую карь­еру мо­де­ли. Но, к со­жа­ле­нию, она ужас­но кап­риз­на, что не пре­ми­ну­ла про­де­мон­с­т­ри­ро­вать уже на пер­вой на­шей встре­че, при­чем пря­мо при вхо­де в мой ка­би­нет:

 — Вы док­тор Кур­па­тов? До вас ужас­но тя­же­ло до­би­рать­ся!- По­ка ник­то не жа­ло­вал­ся, — от­ве­тил док­тор Кур­па­тов.

 — Но моя ма­ши­на зас­т­ря­ла в проб­ке! — про­дол­жа­ла нас­та­ивать эта за­ме­ча­тель­ная осо­ба, вер­тя в ру­ках сол­н­це­за­щит­ные оч­ки от г-на Фер­ре.

 — Что ж, гу­бер­на­тор, я ду­маю, с удо­воль­с­т­ви­ем выс­лу­ша­ет ва­ши за­ме­ча­ния по по­во­ду ор­га­ни­за­ции до­рож­но­го хо­зяй­с­т­ва.

 Мы здесь этих воп­ро­сов не ре­ша­ем. У вас есть ка­кие-то дру­гие воп­ро­сы? — у док­то­ра, как вы, на­вер­ное, до­га­ды­ва­етесь, воп­ро­сов к это­му мо­мен­ту уже не бы­ло ни­ка­ких.

 Конечно, у мо­ей но­вой по­до­печ­ной воп­ро­сы бы­ли, и ка­са­лись они жи­вот­ре­пе­щу­щей те­мы флир­та. Всем сво­им ви­дом она де­мон­с­т­ри­ро­ва­ла муж­чи­нам го­тов­ность к по­доб­ной сис­те­ме от­но­ше­ний, при­чем в са­мом пря­мом зна­че­нии это­го сло­ва. И муж­чи­ны, ко­то­рые, ко­неч­но, мог­ли се­бе это поз­во­лить (то ли по эс­те­ти­чес­ким, то ли по фи­нан­со­вым со­об­ра­же­ни­ям), ока­зы­ва­лись очень от­зыв­чи­вы­ми на этот счет. Как ре­аги­ро­ва­ла на это на­ша ге­ро­иня? Пыл­ки­ми, но ми­мо­лет­ны­ми влюб­лен­нос­тя­ми. Она быс­т­ро оча­ро­вы­ва­лась оче­ред­ным пок­лон­ни­ком и бук­валь­но мгно­вен­но на­чи­на­ла стра­дать.

 Почему? Очень прос­то: сог­лас­но ее жи­тей­с­кой муд­рос­ти, ес­ли она влю­би­лась, то муж­чи­на дол­жен не­мед­лен­но от­ве­тить вза­им­нос­тью. Муж­чи­ны и от­ве­ча­ли ей вза­им­нос­тью, од­на­ко вза­им­ность эта ог­ра­ни­чи­ва­лась весь­ма при­зем­лен­ны­ми на­ме­ре­ни­ями, за ко­то­рые ее ка­ва­ле­ры да­же го­то­вы бы­ли зап­ла­тить… Но не то­го жда­ла от них эта ми­лая де­вуш­ка, она жда­ла «боль­шой и свет­лой люб­ви», и это мож­но по­нять — а кто ж ее не хо­чет? Но о ка­кой люб­ви мож­но вес­ти речь, ес­ли осу­щес­т­в­ля­емый на­шей ге­ро­иней под­ход был столь не­даль­но­вид­ным? От­но­сить­ся к флир­ту как к флир­ту — зна­чит об­речь се­бя на крат­кос­роч­ный кон­такт.

 Если же ты ищешь серь­ез­ных и ис­к­рен­них от­но­ше­ний, то к флир­ту нуж­но от­но­сить­ся как к ра­бо­те (не в уго­лов­но-на­ка­зу­емом пла­не, ко­неч­но, а в прин­ци­пи­аль­но ином). Ожи­дать, что че­ло­век, по­зи­тив­но сре­аги­ро­вав­ший на твою внеш­ность, по­лю­бил те­бя как че­ло­ве­ка, мяг­ко го­во­ря, оп­ро­мет­чи­во. Но она ожи­да­ла имен­но это­го, не при­ло­жив к то­му ни­ка­ких уси­лий. Ес­ли у те­бя есть лич­ность (а она, бе­зус­лов­но, есть у каж­до­го) и ес­ли ты хо­чешь, что­бы она бы­ла вос­т­ре­бо­ва­на, не­об­хо­ди­мо пот­ру­дить­ся над тем, что­бы про­де­мон­с­т­ри­ро­вать со­от­вет­с­т­ву­юще­му ли­цу луч­шие сто­ро­ны этой лич­нос­ти, ко­то­рые по кон­ту­рам те­ла, ра­зу­ме­ет­ся, уга­дать неп­рос­то. Имен­но в этой час­ти на­ша ге­ро­иня и, как го­во­рит­ся, «не до­ра­ба­ты­ва­ла».

 — Вы счи­та­ете, — спро­си­ла она, — что я неп­ра­виль­но строю свои от­но­ше­ния с муж­чи­на­ми? Но я в них так сра­зу влюб­ля­юсь… Что я мо­гу с со­бой по­де­лать?!

 — Вы уве­ре­ны, что влюб­ля­етесь имен­но в этих муж­чин? — от­ве­тил я воп­ро­сом на воп­рос.

 — В ка­ком смыс­ле? — пос­ле­до­ва­ло ее ис­к­рен­нее удив­ле­ние.

 — В са­мом пря­мом. Что вы зна­ете о че­ло­ве­ке, ко­то­ро­го, как вам ка­жет­ся, по­лю­би­ли с пер­во­го взгля­да? По всей ви­ди­мос­ти, ва­ши пред­с­тав­ле­ния о нем на этот мо­мент весь­ма ог­ра­ни­че­ны. Так что ва­ша, с поз­во­ле­ния ска­зать, «лю­бовь» — не бо­лее чем ба­наль­ная оча­ро­ван­ность, ко­то­рая, как пра­ви­ло, про­хо­дит так же быс­т­ро, как и воз­ни­ка­ет. Он же ви­дит ва­шу го­тов­ность к лег­ко­му и не­за­мыс­ло­ва­то­му флир­ту, а по­то­му нас­т­ра­ива­ет­ся со­от­вет­с­т­ву­ющим об­ра­зом. К флир­ту он ока­зы­ва­ет­ся го­тов, а вот уз­на­вать вас как че­ло­ве­ка у не­го на этот мо­мент и мыс­ли не воз­ник­нет. Вам же хо­чет­ся, как я по­ни­маю, имен­но это­го. Но вы же са­ми и сде­ла­ли все от се­бя за­ви­ся­щее, что­бы это про­изош­ло имен­но та­ким об­ра­зом, ка­ким обыч­но и про­ис­хо­дит.

 — Я так преж­де не ду­ма­ла… — в ее го­ло­се проз­ву­ча­ло нес­к­ры­ва­емое огор­че­ние.

 — Что ж, по­ду­ма­ем. Пос­ле то­го как вы «влю­би­лись», вам ав­то­ма­ти­чес­ки на­чи­на­ет ка­зать­ся, что он дол­жен вас по­ни­мать и чув­с­т­во­вать. Но это­го, по по­нят­ным при­чи­нам, не про­ис­хо­дит. Все его дей­с­т­вия сви­де­тель­с­т­ву­ют о том, что ни по­ни­ма­ни­ем, ни чув­с­т­ви­тель­нос­тью здесь и не пах­нет. Вы, ко­неч­но, на­чи­на­ете сер­дить­ся и, я ду­маю, за­ка­ты­ва­ете ему сце­ны. За­ка­ты­ва­ете?

 — Закатываю…

 — И как он дол­жен на это ре­аги­ро­вать?

 — Он дол­жен рас­сер­дить­ся, — до­га­ды­ва­ет­ся моя со­бе­сед­ни­ца.

 — Совершенно вер­но, дол­жен. И я ду­маю, что сер­дит­ся… — я смот­рю на нее воп­ро­си­тель­но.

 — Да, сер­дит­ся…

 — И что вы чув­с­т­ву­ете?…

 — Мне на­чи­на­ет ка­зать­ся, что он мною поль­зу­ет­ся. Я бе­шусь, мне ста­но­вит­ся пло­хо…

 — Вот и при­еха­ли. По-мо­ему, все про­ис­хо­дит са­мым что ни на есть ес­тес­т­вен­ным об­ра­зом. Кто ви­но­ват, и что де­лать?… — я пе­ре­во­жу наш раз­го­вор в кон­с­т­рук­тив­ное рус­ло.

 — Ну, на­до по­ка­зать се­бя как лич­ность… — рас­суж­да­ет она.

 — То есть на­чать все с тех же са­мых «сцен»?- я прос­то пред­ла­гаю ва­ри­ант раз­ви­тия со­бы­тий, на­до приз­нать, са­мый тра­ди­ци­он­ный, ведь мно­гие жен­щи­ны ду­ма­ют, что имен­но та­ким об­ра­зом они про­яв­ля­ют свою лич­ность, хо­тя на де­ле они про­яв­ля­ют так свою «вздор­ность», с точ­ки зре­ния муж­чин, и свою обес­по­ко­ен­ность, с точ­ки зре­ния пси­хо­те­ра­пев­та.

 — А как ина­че, ес­ли он так ре­аги­ру­ет?! -моя со­бе­сед­ни­ца изоб­ра­жа­ет воз­му­ще­ние.

 — Стоп, стоп, стоп! Вер­нем­ся к то­му, что вы в не­го «влю­би­лись». Вы дей­с­т­ви­тель­но его по­лю­би­ли? -я за­даю этот воп­рос са­мым серь­ез­ным об­ра­зом.

 — Ну, су­дя по ва­шим сло­вам, я им оча­ро­ва­на…

 — Оставим мои сло­ва. Вы-то са­ми что ду­ма­ете? — пов­то­ре­ние

 моих фраз кем бы то ни бы­ло мне не нуж­но, я и сам их час­то слу­шаю.

 — Ну, я… Я не знаю… Мне ка­жет­ся…

 — Пусть вам ка­жет­ся, что вы лю­би­те это­го че­ло­ве­ка ис­к­рен­не, но пос­мот­ри­те на это де­ло ши­ре. Вы же бу­де­те ра­зо­ча­ро­ва­ны в нем уже че­рез нес­коль­ко ча­сов или, в край­нем слу­чае, дней. Так?

 — Так, — она ут­вер­ди­тель­но ки­ва­ет го­ло­вой.

 — Если бы вы хо­ро­шо его зна­ли (это не­об­хо­ди­мо, что­бы иметь пра­во ут­вер­ж­дать, что вы дей­с­т­ви­тель­но лю­би­те имен­но его, а не свои ду­мы о нем), раз­ве вы бы мог­ли так быс­т­ро и так от­чет­ли­во в нем ра­зо­ча­ро­вать­ся? Пос­тав­лю воп­рос еще про­ще: ес­ли вы дей­с­т­ви­тель­но зна­ете че­ло­ве­ка (ка­кой он, что со­бой пред­с­тав­ля­ет и т. д.), вы мо­же­те в нем ра­зо­ча­ро­вать­ся? — я за­даю очень серь­ез­ный воп­рос.

 — Если знаю?… На­вер­ное, нет.

 — Очень хо­ро­шо. Зна­чит, ес­ли вы так быс­т­ро и с та­кой за­вид­ной ре­гу­ляр­нос­тью ра­зо­ча­ро­вы­ва­етесь в сво­их воз­люб­лен­ных, зна­чит, их са­мих вы не зна­ли, ког­да влюб­ля­лись. Зна­чит, в них са­мих, соб­с­т­вен­но, вы не влюб­ля­лись. И я сно­ва пов­то­ряю воп­рос: что вам сле­ду­ет де­лать?

 — Мне сле­ду­ет их уз­нать?

 — О-хо-хо… Вам сле­ду­ет их по­на­ча­лу уз­нать, а уж по­том, ес­ли объ­ект ис­сле­до­ва­ния ока­жет­ся дос­то­ин ва­шей люб­ви, тог­да толь­ко это чув­с­т­во са­мо со­бой и воз­ник­нет. По-мо­ему, это яс­но как бе­лый день!

 — Да, тог­да все бу­дет ина­че, — в этой ре­мар­ке зву­чит по­ни­ма­ние, че­му док­тор рад нес­ка­зан­но.

 — У вас еще есть ко мне воп­ро­сы?

 — Мне на­до поп­ро­бо­вать? — спра­ши­ва­ет она.

 — «Надо» — не то сло­во! Обя­за­тель­но! — вос­к­ли­цаю я и ре­ко­мен­дую мо­ей оча­ро­ва­тель­ной со­бе­сед­ни­це об­су­дить эту те­му пос­ле то­го, как она «поп­ро­бу­ет».

 Случай этот за­уряд­ный, он встре­ча­ет­ся в пси­хо­те­ра­пев­ти­чес­кой прак­ти­ке до­воль­но час­то. Влю­бить­ся в соб­с­т­вен­ную фан­та­зию о дру­гом че­ло­ве­ке, а по­том рас­стра­ивать­ся из-за то­го, что «воз­люб­лен­ный» (или «воз­люб­лен­ная») не от­ве­ча­ет тво­им ожи­да­ни­ям — это на­ша лю­би­мая на­род­ная за­ба­ва. И все по­то­му, что мы слиш­ком лег­ко­мыс­лен­но от­но­сим­ся к флир­ту, ко­то­рый на са­мом де­ле тре­бу­ет от нас боль­шой ра­бо­ты.

 Возвращаясь к опи­сан­но­му слу­чаю, мо­гу до­ба­вить толь­ко то, что «про­ба» этой мо­ей па­ци­ен­т­ки прош­ла ус­пеш­но. Впро­чем, в этом и не бы­ло ни­ка­ких сом­не­ний. Ког­да она ста­ла про­яв­лять ис­к­рен­нюю за­ин­те­ре­со­ван­ность в от­но­ше­нии пон­ра­вив­ших­ся ей муж­чин, она, с од­ной сто­ро­ны, сде­ла­ла им боль­шую лю­без­ность (это ведь при­ят­но, ког­да то­бой ис­к­рен­не ин­те­ре­су­ют­ся), а с дру­гой сто­ро­ны, она са­ма ста­ла им ин­те­рес­на как лич­ность. В ре­зуль­та­те та­кой вза­им­ной за­ин­те­ре­со­ван­нос­ти и воз­ни­ка­ют серь­ез­ные от­но­ше­ния. В дан­ном слу­чае, как и во мно­жес­т­ве ему по­доб­ных, это и про­изош­ло. Так и толь­ко так от­к­ры­ва­ет­ся воз­мож­ность для нас­то­ящей люб­ви, а вот ра­зо­ча­ро­ва­ни­ям в по­доб­ном слу­чае две­ри, нап­ро­тив, зат­во­ря­ют­ся.

Комментировать