Главная > 27 верных способов получить то что, хочется > Не жалейте собственного труда

Не жалейте собственного труда

 Если мы соб­ра­лись на­ла­жи­вать свою лич­ную жизнь, то нам сле­ду­ет за­су­чить ру­ка­ва. К ра­бо­те, ко­неч­но, нуж­но от­но­сить­ся как к флир­ту — лег­ко И Неп­ри­нуж­денно, она дол­ж­на за­ни­мать вас, и ес­ли вы бу­де­те ею ув­ле­че­ны, то уда­ча вам фак­ти­чес­ки га­ран­ти­ро­ва­на. Но по­доб­ное от­но­ше­ние к лич­ной жиз­ни чре­ва­то са­мы­ми серь­ез­ны­ми из­дер­ж­ка­ми!

 В дет­с­т­ве нам рас­ска­зы­ва­ли о том, что та­кое семья, на при­ме­ре ска­зок. И в этих сказ­ках все не­из­мен­но за­кан­чи­ва­лось по­ло­жи­тель­но: «И я на той свадь­бе был, мед-пи­во пил, по усам тек­ло, а в рот не по­па­ло». На­мек, вы­дан­ный нам в этих сло­вах, мы, по сво­ей дет­с­кой на­ив­нос­ти, не за­ме­ти­ли, а по­то­му «доб­рым мо­лод­цам урок» не удал­ся. По­че­му рас­сказ­чи­ку этих ми­лых ска­зок в рот ни­че­го не по­па­ло? По­то­му что все не так прос­то…

 Когда вы при­но­рав­ли­ва­етесь к сво­ей ра­бо­те, вы на­хо­ди­тесь в ак­тив­ной, нас­ту­па­тель­ной по­зи­ции, вы по­хо­жи на глав­но­ко­ман­ду­юще­го ар­мии, ко­то­ро­му нуж­но прос­то пра­виль­но оп­ре­де­лить по­ло­же­ние про­тив­ни­ка, осо­бен­нос­ти его дей­с­т­вий и та­ким об­ра­зом со­ри­ен­ти­ро­вать свои си­лы и сред­с­т­ва, что­бы по­бе­дить его в па­ру-трой­ку хо­дов. Ког­да же вы от­с­т­ра­ива­ете свои лич­ные от­но­ше­ния, то о во­ин­с­т­вен­нос­ти не мо­жет быть и ре­чи, это не бо­евые дей­с­т­вия, это стро­итель­с­т­во. А стро­итель­с­т­во соп­ря­же­но с пос­то­ян­ны­ми тра­та­ми, вам бу­дет ком­фор­т­но в ва­шем до­ме толь­ко пос­ле то­го, как вы его пос­т­ро­ите, обус­т­ро­ите и еще по­том об­жи­ве­те. Но в лич­ных от­но­ше­ни­ях мы. по­че­му-то ве­дем се­бя так, слов­но бы этот дом уже соз­дан, а те­перь ос­та­лось толь­ко од­но — жи­ви и ра­дуй­ся". Ни­че­го по­доб­но­го! Ес­ли на­чать это де­ло та­ким об­ра­зом, то все не­из­мен­но обер­нет­ся бо­евы­ми дей­с­т­ви­ями.

 Два че­ло­ве­ка — это две все­лен­ные. И что­бы сов­мес­тить их, не ус­т­ро­ив тем са­мым «боль­шо­го взры­ва», нуж­но пре­дус­мот­реть мас­су ню­ан­сов, де­лать это пос­те­пен­но и не гнать­ся за ре­зуль­та­том. Ес­ли вы все сде­ла­ете пра­виль­нои не бу­де­те спе­шить, то ре­зуль­тат до­го­нит вас сам. Пе­рес­т­ройка, а здесь речь идет имен­но о пе­рес­т­рой­ке, ни­ког­да не мо­жет быть ско­рой.

 Мы дол­ж­ны пом­нить, что дру­гой че­ло­век про­жил дру­гую жизнь, со­от­вет­с­т­вен­но, у не­го дру­гой жиз­нен­ный опыт. Его вос­пи­ты­ва­ли дру­гие лю­ди, у не­го бы­ли дру­гие учи­те­ля и друзья, он чи­тал дру­гие кни­ги, слу­шал дру­гую му­зы­ку, смот­рел дру­гие те­ле­пе­ре­да­чи и т. д., и т. п. Да­же ес­ли вам ка­жет­ся, что че­ло­век очень на вас по­хож, не впа­дай­те в эй­фо­рию, по­доб­ное со­от­вет­с­т­вие ни­ког­да не бы­ва­ет пол­ным, а по­то­му вы с лег­кос­тью мо­же­те на­пор­та­чить.

 Что для вас ка­жет­ся важ­ным и цен­ным, для не­го мо­жет быть вещью нез­на­чи­тель­ной; то, по от­но­ше­нию к че­му он ис­пы­ты­ва­ет свя­щен­ный тре­пет, вас, воз­мож­но, вов­се не взвол­ну­ет. Ес­ли же вы по­чув­с­т­ву­ете, что он не за­ос­т­ря­ет свое вни­ма­ние на тех воп­ро­сах, ко­то­рые для вас зна­чи­мы, или ес­ли он по­чув­с­т­ву­ет, что вы нев­ни­ма­тель­ны в тех си­ту­аци­ях, в ко­то­рые он силь­но эмо­ци­ональ­но вов­ле­чен, то ве­ро­ят­ность кон­ф­лик­та ока­зы­ва­ет­ся очень боль­шой. При этом са­ма проб­ле­ма, мо­жет стать­ся, не сто­ит и вы­еден­но­го яй­ца, а вот воз­ник­ший кон­ф­ликт бу­дет сто­ить вам очень до­ро­го.

 Кроме то­го, мы от­ли­ча­ем­ся не толь­ко ин­те­ре­са­ми, но еще и пси­хо­ло­ги­чес­ки­ми па­ра­мет­ра­ми. Кто-то из нас ту­го­дум, а кто-то при­ни­ма­ет ре­ше­ния поч­ти мгно­вен­но, из-за этой раз­ни­цы мо­жет воз­ник­нуть раз­д­ра­же­ние.

 Кто- то в боль­шин­с­т­ве си­ту­аций скло­нен ид­ти в ата­ку, а дру­гой, нап­ро­тив, всег­да ищет об­ход­ные пу­ти и пред­п­ри­ни­ма­ет «ща­дя­щие» ме­ры. В слу­чае та­ких раз­ли­чий ве­ро­ят­ны оби­ды и от­сут­с­т­вие вза­имо­по­ни­ма­ния. На­ко­нец, проб­лем­ной ока­зы­ва­ет­ся си­ту­ация, ког­да и тот и дру­гой по са­мой сво­ей пси­хо­ло­ги­чес­кой кон­с­ти­ту­ции стре­мят­ся к ли­дер­с­т­ву, всег­да хо­чет быть пер­вым. Впро­чем, не мень­ше проб­лем воз­ни­ка­ет и в том слу­чае, ког­да оба, нап­ро­тив, ждут «отмаш­ки», рас­счи­ты­вая, что ре­ше­ние при­мет дру­гой.

 В це­лом, все эти воп­ро­сы ре­ша­емы и не сос­тав­ля­ют су­щес­т­вен­ной проб­ле­мы. Проб­ле­ма воз­ни­ка­ет, ког­да мы рас­счи­ты­ва­ем на то, че­го нет и ни­ког­да не бу­дет или что пе­рес­т­ройка на но­вый лад слу­чит­ся быс­т­рее, чем она слу­чит­ся. Воз­мож­но, зна­чи­мый для вас че­ло­век не спо­со­бен от­ка­зать­ся от сво­их по-нас­то­яще­му не­вин­ных прис­т­рас­тий, нап­ри­мер лю­бит ту му­зы­ку, ко­то­рую он лю­бит, а ту, что лю­би­те вы, пе­ре­но­сит с тру­дом. Ну, что по­де­лать?… И раз­ве это серь­ез­ная проб­ле­ма?… Или он го­тов пе­рес­мот­реть свои взгля­ды по ка­ко­му-то воп­ро­су, нап­ри­мер го­тов приз­нать за ва­ми пра­во иметь сво­их, лич­ных дру­зей, но не мо­жет сде­лать это сра­зу. Ко­неч­но, в этом слу­чае нет смыс­ла за­яв­лять ему в уль­ти­ма­тив­ной фор­ме: «При­ни­май ме­ня та­ким, ка­кой я есть, или ка­тись кол­бас­кой по Ма­лой Спас­ской!» Вы впол­не мо­же­те ре­шить "эту проб­ле­му пос­те­пен­но — сна­ча­ла поз­на­ко­мив его со сво­ими друзь­ями, по­том по­ка­зав ему то, что они для вас важ­ны, хо­тя он и ду­ма­ет ина­че, и лишь за­тем пред­ла­гать ему ка­кой-то удо­бо­ва­ри­мый для вас обо­их «ком­п­ро­мис­сный ва­ри­ант».

 Как ни пе­чаль­но это слы­шать, но мы дол­ж­ны зас­лу­жить лю­бовь. Ес­ли мы хо­тим, что­бы нас лю­би­ли, мы дол­ж­ны до­ка­зать, что дос­той­ны это­го, до­ка­зать свою цен­ность, свою не­об­хо­ди­мость, свою не­за­ме­ни­мость. Ник­то не обя­зан нам ве­рить, и мы са­ми по­ве­рим ко­му-то, лишь убе­див­шись в том, что это­му че­ло­ве­ку мож­но до­ве­рять. Ко­неч­но, это труд, при­чем боль­шой и серь­ез­ный, ведь все мы раз­ные, а по­ве­рят нам толь­ко в том слу­чае, ес­ли мы вы­ка­жем свою го­тов­ность от­ка­зать­ся от че­го-то лич­но­го ра­ди этих от­но­ше­ний. Мы дол­ж­ны быть тер­пе­ли­вы, доб­ро­же­ла­тель­ны и пос­ле­до­ва­тель­ны, при­чем эти ка­чес­т­ва дол­ж­ны быть ка­чес­т­ва­ми силь­но­го че­ло­ве­ка, го­то­во­го ра­бо­тать, при­ни­мать ре­ше­ния и нес­ти за них от­вет­с­т­вен­ность.

 На са­мом де­ле труд здесь ну­жен не ка­кой-то чрез­вы­чай­ный, а очень не­за­мыс­ло­ва­тый: нуж­но про­яв­лять тер­пе­ние, доб­ро­же­ла­тель­ность и пос­ле­до­ва­тель­ность. Са­мое страш­ное, ко­неч­но, это не­пос­ле­до­ва­тель­ность, ког­да се­год­ня вы го­во­ри­те: «Да, лад­но. Хо­ро­шо, пусть бу­дет так», на­зав­т­ра на­чи­на­ете раз­д­ра­жать­ся и за­яв­ля­ете: «Сколь­ко мож­но! Я боль­ше не в си­лах это­го тер­петь!», а еще че­рез день сно­ва ме­ня­ете свою ус­та­нов­ку. В этом слу­чае че­ло­ве­ку, ко­то­рый жи­вет ря­дом с ва­ми, с ко­то­рым вы выс­т­ра­ива­ете от­но­ше­ния, очень труд­но оп­ре­де­лить­ся, он не мо­жет под­с­т­ро­ить­ся под вас, да­же ес­ли очень это­го хо­чет. Да и вам в та­кой си­ту­ации то­же не­лег­ко, по­это­му будь­те пос­ле­до­ва­тель­ны­ми и не спе­ши­те.

 Не нуж­но пос­ту­пать, по­доб­но не­тер­пе­ли­во­му ого­род­ни­ку, ко­то­рый, ед­ва по­са­див кар­тош­ку, спе­шит вы­ка­пы­вать клуб­ни, а по­том се­ту­ет, что «уро­жай», мол, ока­зал­ся мень­ше, чем по­сев. Что­бы по­лу­чить уро­жай, не­дос­та­точ­но ог­ра­ни­чить­ся од­ним по­се­вом, нуж­но еще удоб­рять поч­ву, по­ли­вать всхо­ды, оку­чи­вать вок­руг них зем­лю, уда­лять сор­ня­ки, а по­том ждать. И толь­ко пос­ле нес­коль­ких ме­ся­цев вы мо­же­те прис­ту­пить к сбо­ру сво­его уро­жая. Но и здесь при­дет­ся соб­люс­ти мас­су «фор­маль­нос­тей», ведь соб­ран­ные пло­ды еще дол­ж­ны’ быть при­го­тов­ле­ны, часть из них дол­ж­на быть за­па­се­на на бо­лее поз­д­ний пе­ри­од, а еще часть не­об­хо­ди­мо от­ло­жить для бу­ду­щей по­сад­ки.

 Впрочем, труд по­на­до­бит­ся и еще для од­но­го важ­но­го де­ла. В от­но­ше­ни­ях с близ­ким че­ло­ве­ком у вся­ко­го, вре­мя от вре­ме­ни, воз­ни­ка­ет же­ла­ние за­нять по­зи­цию бо­лее сла­бо­го, что на­зы­ва­ет­ся — «дать ему по­ру­лить». Труд­но всег­да быть «на вы­со­те», «впе­ре­ди пла­не­ты всей», «опо­рой и на­де­жей», иног­да хо­чет­ся и по­ме­нять­ся ро­ля­ми. В це­лом, ес­ли вы уже от­с­т­ро­или по-нас­то­яще­му креп­кие и на­деж­ные от­но­ше­ния, вы мо­же­те поз­во­лить се­бе вре­мен­но рас­сла­бить­ся. Но ес­ли вы еще пре­бы­ва­ете в про­цес­се стро­итель­с­т­ва и, «отпус­кая руль», ви­ди­те, что под­дер­ж­ка по­ка сла­бо­ва­та, об этом не сто­ит и ду­мать, мы по­ка стро­им, стро­им, стро­им. Пом­ни­те, мы нуж­ны дру­гим силь­ны ми, а сла­бые мо­гут по­на­до­биться толь­ко тем, кто же­ла­ет за их счет са­мо­ут­вер­диться. Ес­ли вас ус­т­ра­ива­ет со­юз с по­доб­ным че­ло­ве­ком, то, по­жа­луй­с­та, будь­те сла­бы­ми, толь­ко по­том не сле­ду­ет жа­ло­вать­ся на та­ко­го из­б­ран­ни­ка, ведь вы са­ми его выб­ра­ли, не нуж­но бу­дет и се­то­вать на судь­бу, ведь вы выб­ра­ли са­мый прос­той ва­ри­ант, а она да­ла вам то, что бли­же ле­жа­ло.

 Некоторые же из нас, к со­жа­ле­нию, зло­упот­реб­ля­ют этой воз­мож­нос­тью по­лу­чить ко­рот­кую пе­ре­дыш­ку, пе­ре­по­ру­чив от­вет­с­т­вен­ность за на­ше об­щее бла­го­по­лу­чие сво­ему «на­пар­ни­ку». Те, кто слиш­ком за­тя­ги­ва­ет эту прак­ти­ку, кто стре­мит­ся как мож­но доль­ше жить за чу­жой счет, по­том уже не мо­гут най­ти в се­бе си­лы вер­нуть­ся на преж­ние по­зи­ции. От та­ких лю­дей час­то слы­шишь: «Я ни­ко­му не ну­жен (или не нуж­на). Я ей (ему) не ин­те­ре­сен. Всем на ме­ня нап­ле­вать». Тут ре­зон­но воз­ни­ка­ют воп­ро­сы: «А как ты мо­жешь быть ну­жен? А что ты сде­лал для то­го, что­бы быть ин­те­рес­ным? И что ты та­ко­го сде­лал, что на те­бя все "плю­ют"?» От­ве­чая се­бе на эти воп­ро­сы, всег­да мож­но из­ме­нить сло­жив­ше­еся по­ло­же­ние дел, ес­ли ты, ко­неч­но, дей­с­т­ви­тель­но хо­чешь его из­ме­нить.

 Если же ты на­де­ешь­ся, что бу­дешь «ну­жен» прос­то так, прос­то по­то­му, что ты есть, то, вер­но, ты не­дос­та­точ­но хо­ро­шо пред­с­тав­ля­ешь се­бе, как ус­т­ро­ен мир. Ес­ли ты не пред­п­ри­ни­ма­ешь уси­лий, что­бы быть ин­те­рес­ным, вер­но, ты не слиш­ком за­бо­тишь­ся о бла­ге дру­гих. Ес­ли же на те­бя, как ты вы­ра­жа­ешь­ся, «плю­ют», зна­чит, ты де­ла­ешь что-то, че­го нель­зя де­лать ни в ко­ем слу­чае. Что ж, за­ду­май­ся над этим и из­ме­нись. Под ле­жа­чий ка­мень­вода не те­чет, а соз­да­ние по-нас­то­яще­му цен­ных от­но­ше­ний с дру­ги­ми людь­ми — это боль­шой труд, ко­то­рый, ко­неч­но, сто­ит то­го, что­бы пот­ра­тить на не­го си­лы. Но осу­щес­т­в­лять эту тра­ту сле­ду­ет так, слов­но бы ты де­ла­ешь ее без­воз­мез­д­но, в про­тив­ном слу­чае у те­бя ни­че­го не по­лу­чит­ся.

 Мы нуж­ны дру­гим силь­ны­ми. На­ше мас­со­вое соз­на­ние мо­жет быть сколь угод­но аль­т­ру­ис­тич­но, но в ре­аль­ной жиз­ни на­ми за­ин­те­ре­су­ют­ся толь­ко в том слу­чае, ес­ли мы бу­дем из­лу­чать оп­ти­мизм и внут­рен­нюю си­лу. И по­это­му без тол­ку се­то­вать, что мы, мол, ни­ко­му не нуж­ны. Ес­ли мы се­ту­ем — то мы дей­с­т­ви­тель­но ни­ко­му не нуж­ны. Вот по­че­му нель­зя про­ни­кать­ся жа­лос­тью к се­бе и пес­то­вать соб­с­т­вен­ное стра­да­ние, вот по­че­му мы дол­ж­ны гор­дить­ся тем, что мы силь­ные. Ес­ли же нам по­ка в этой час­ти гор­дить­ся не­чем, то это не­дос­та­ющее нам ка­чес­т­во не­об­хо­ди­мо в се­бе вос­пи­ты­вать. Ес­ли мы хо­тим, что­бы нас лю­би­ли, мы не име­ем пра­ва на сла­бость, мы дол­ж­ны быть силь­ны­ми, ведь лю­бят тех, на ко­го мож­но по­ло­жить­ся, а не тех, кто сам пы­та­ет­ся взва­лить­ся ко­му-то на пле­чи. Кто не го­тов на та­кой труд, на та­кое, в пря­мом смыс­ле это­го сло­ва, слу­же­ние, то­му не­за­чем пре­тен­до­вать на то, че­го он не дос­то­ин.

  За­ри­сов­ка из пси­хо­те­ра­пев­ти­чес­кой прак­ти­ки: «Мы по­хо­жи, и все на­ла­дит­ся!»

 Мною под­ме­чен один па­ра­докс, и я ду­маю, ес­ли вы приг­ля­ди­тесь, то впол­не смо­же­те со мной сог­ла­сить­ся: за­час­тую от­но­ше­ния меж­ду людь­ми, ко­то­рые с са­мо­го на­ча­ла сво­его вза­имо­дей­с­т­вия счи­та­ют се­бя очень «близ­ки­ми по ду­ху» и «по­хо­жи­ми», ред­ко бы­ва­ют столь же на­деж­ны­ми, серь­ез­ны­ми и дли­тель­ны­ми, как от­но­ше­ния меж­ду людь­ми, ко­то­рые, в це­лом, ма­ло по­хо­жи друг на дру­га.

 У это­го фе­но­ме­на есть, как ми­ни­мум, два объ­яс­не­ния. Во-пер­вых, ес­ли не­по­хо­жие лю­ди все-та­ки сош­лись, то это о чем-то да го­во­рит и че­го-то да сто­ит. Во-вто­рых, ког­да не­по­хо­жие друг на дру­га лю­ди на­чи­на­ют выс­т­ра­ивать сов­мес­т­ные от­но­ше­ния, они по­ни­ма­ют, что им пред­с­то­ит мно­гое сде­лать, что­бы быть вмес­те; ког­да же у двух лю­дей есть ил­лю­зия, что они «два са­по­га па­ра», то го­тов­ность к тру­ду и жер­т­вам у них зна­чи­тель­но мень­ше, а стро­итель­с­т­во от­но­ше­ний в этом слу­чае сры­ва­ет­ся по при­чи­не ка­кой-то су­щей, на пер­вый взгляд, ме­ло­чи.

 На са­мом де­ле вся­кая «схо­жесть» и «по­хо­жесть» — кри­те­рий аб­с­т­рак­т­ный и к де­лу неп­ри­ме­ни­мый. Ес­ли два че­ло­ве­ка, нап­ри­мер, лю­бят ка­кое-то од­но за­ня­тие, это не зна­чит, что они лю­бят в нем од­но и то же, что оно зна­чит для них од­но и то же, что они го­то­вы к не­му в од­но и то же вре­мя, в од­них и тех же об­с­то­ятель­с­т­вах. Лю­ди, за­ни­ма­ющи­еся од­ной про­фес­си­ей, да­ле­ко не всег­да оди­на­ко­вы в от­но­ше­нии и в вос­п­ри­ятии этой про­фес­сии. Но да­же ес­ли они и мо­гут быть наз­ва­ны еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми в дан­ном воп­ро­се, это еще вов­се не оз­на­ча­ет, что их взгля­ды по дру­гим жиз­нен­ным по­зи­ци­ям так же счас­т­ли­во сов­па­да­ют.

 Наконец,, двое лю­дей, нап­ри­мер, «лю­бя­щих по­ря­док», мо­гут со­вер­шен­но по-раз­но­му по­ни­мать сам этот фе­но­мен — «по­ря­док». Для од­но­го «по­ря­док» — это, ког­да из­вес­т­но, что и где ле­жит, а для дру­го­го «по­ря­док» — это, ког­да все ве­щи ле­жат ак­ку­рат­но. Сог­ла­си­тесь, по­доб­ные по­ни­ма­ния «по­ряд­ка» ме­ня­ют суть это­го яв­ле­ния до не­уз­на­ва­емос­ти. И вот оба до­го­ва­ри­ва­ют­ся на­вес­ти «по­ря­док», а в ре­зуль­та­те ос­та­лись не­до­воль­ны друг дру­гом, пос­коль­ку дру­гой, по мне­нию каж­до­го, на­вел не «по­ря­док», а «бес­по­ря­док».

 Учитывая все это, вряд ли име­ет смысл во­об­ще ори­ен­ти­ро­вать­ся на кри­те­рий «схо­жесть». Хо­тя мы и стре­мим­ся к по­доб­но­му, но при­тя­ги­ва­ют­ся друг к дру­гу имен­но про­ти­во­по­лож­нос­ти. Ко­неч­но, это пра­ви­ло не сле­ду­ет по­ни­мать слиш­ком пря­мо, ведь по­нят­но, что муж — за­яд­лый охот­ник, вряд ли сде­ла­ет хо­ро­шую па­ру с же­ной, ко­то­рая сос­то­ит в «Грин-пи­се». Од­на­ко не нуж­но ду­мать, что два за­яд­лых охот­ни­ка или два грин­пи­сов­ца — это за­ве­до­мо хо­ро­шая па­ра.

 Важно, что­бы у двух лю­дей, сос­тав­ля­ющих дол­гос­роч­ный со­юз, не пе­рек­ры­ва­лись сфе­ры ин­те­ре­сов, и это един­с­т­вен­ное важ­ное ог­ра­ни­че­ние. А в ос­таль­ном нуж­но при­дер­жи­вать­ся прос­то­го пра­ви­ла: ес­ли вы хо­ти­те, что­бы ва­ши от­но­ше­ния с дру­гим че­ло­ве­ком бы­ли иде­аль­ны­ми, ва­ша за­ин­те­ре­со­ван­ность друг дру­гом дол­ж­на быть боль­ше, не­же­ли чем-ли­бо еще. В этом слу­чае вся­кие раз­ли­чия отой­дут на вто­рой план, и каж­дый из учас­т­ни­ков это­го со­юза дос­та­точ­но быс­т­ро адап­ти­ру­ет­ся к этой «не­обыч­нос­ти» пар­т­не­ра.

 Я вспо­ми­наю од­ну се­мей­ную па­ру, где оба учас­т­ни­ка «про­ек­та» де­мон­с­т­ри­ро­ва­ли ис­к­лю­чи­тель­ную схо­жесть друг с дру­гом, но дол­гое вре­мя (поч­ти 10 лет) ни­как не мог­ли най­ти об­ще­го язы­ка. Ма­лень­кая за­ка­вы­ка, ко­то­рую по­на­ча­лу ник­то и не при­ме­тил, зак­ра­лась в их от­но­ше­ния и раз­ру­ши­ла поч­ти до ос­но­ва­ния. Ки­рилл и Анас­та­сия по об­ра­зо­ва­нию бы­ли фи­ло­ло­га­ми, при­чем в этой час­ти по­ни­ма­ли друг дру­га с по­лус­ло­ва, име­ли об­щие взгля­ды, вос­хи­ща­лись про­фес­си­ональ­ны­ми спо­соб­нос­тя­ми и ус­пе­ха­ми друг дру­га. Они во­об­ще бы­ли очень по­хо­жи, у них, ка­за­лось, бы­ла «одна по­ро­да», оди­на­ко­вая си­ла и ос­т­ро­та ума, они уме­ли оди­на­ко­во силь­но пе­ре­жи­вать и об­ла­да­ли рав­ной от­ход­чи­вос­тью, рав­ной спо­соб­нос­тью к при­ми­ре­нию.

 Но име­лась все-та­ки од­на де­таль. Ки­рилл был не спо­со­бен дос­та­вить ко­му-то не­удоб­с­т­во, по­это­му «пря­мые пу­ти» бы­ли ему не­ве­до­мы, он всег­да пы­тал­ся най­ти ка­кой-то спо­соб ос­та­вить всех учас­т­ни­ков то­го или ино­го вза­имо­дей­с­т­вия хо­тя бы от­час­ти удов­лет­во­рен­ны­ми про­изо­шед­шим. Анас­та­сия, нап­ро­тив, не слиш­ком тре­пе­та­ла за чье-то там бла­го­по­лу­чие: хо­тят — сде­ла­ют, не хо­тят — ска­тер­тью до­рож­ка, бу­дут оби­жать­ся — пусть оби­жа­ют­ся, не­до­воль­ны — пусть ре­ша­ют са­ми. Ес­ли бы эта спе­ци­фи­ка каж­до­го из них ис­поль­зо­ва­лась ими дву­мя в об­щих ин­те­ре­сах, то Ки­рил­лу с Анас­та­си­ей мож­но бы­ло бы толь­ко по­за­ви­до­вать. Но, к со­жа­ле­нию, эти осо­бен­нос­ти их ха­рак­те­ра не бы­ли ис­поль­зо­ва­ны ими в ка­чес­т­ве сред­с­т­ва ор­га­ни­за­ции их сов­мес­т­ной жиз­ни, а ста­ли кам­нем прет­к­но­ве­ния меж­ду ни­ми.

 Что я имею в ви­ду? Пред­с­та­вим се­бе, что Ки­рилл и Анас­та­сия дол­ж­ны бы­ли бы ре­шать не­кий воп­рос в от­но­ше­ни­ях со сво­ими кол­ле­га­ми, «друзь­ями семьи», род­с­т­вен­ни­ка­ми и т. п. Ис­поль­зуя ка­те­го­рич­ность Анас­та­сии и дип­ло­ма­тич­ность Ки­рил­ла, они впол­не мог­ли бы выс­ту­пить в ро­ли «доб­ро­го» и «зло­го» сле­до­ва­те­ля: об­раз­но вы­ра­жа­ясь, Анас­та­сия мог­ла бы про­би­вать брешь, а Ки­рилл ула­жи­вал бы проб­ле­мы с от­ле­та­ющи­ми щеп­ка­ми. Но по­доб­но­го тан­де­ма не по­лу­чи­лось, по­то­му что Анас­та­сия вос­п­ри­ни­ма­ла при­род­ную дип­ло­ма­тич­ность Ки­рил­ла как «сла­бость ха­рак­те­ра», вре­ме­на­ми ей ка­за­лось, что он ее не под­дер­жи­ва­ет и да­же пре­да­ет. И ведь ни­че­го это­го на де­ле не бы­ло, прос­то Ки­рилл пы­тал­ся сгла­дить кон­ф­ликт, най­ти при­ем­ле­мое ре­ше­ние. В ко­неч­ном сче­те, все, что он де­лал, это по­мо­гал сво­ей суп­ру­ге. Анас­та­сия, в си­лу сво­его взрыв­но­го ха­рак­те­ра, мог­ла силь­но раз­ру­гать­ся с друзь­ями и род­с­т­вен­ни­ка­ми, вой­ти в кон­ф­лик­т­ные от­но­ше­ния с сот­руд­ни­ка­ми по ра­бо­те и т. д., и т. п. Ки­рилл под­дер­жи­вал ее, но не до­во­дил де­ло до край­нос­ти, до вой­ны, он не­из­мен­но пред­ла­гал «ми­ро­вую», ко­то­рая, бе­зус­лов­но, бы­ла бы по­лез­на для всех сто­рон. Но Анас­та­сия ви­де­ла в этом сов­сем дру­гое. По­че­му так слу­чи­лось? Очень прос­то: Анас­та­сия по­ла­га­ла, что они очень по­хо­жи, она зна­ла, что они при­дер­жи­ва­ют­ся од­них взгля­дов, что у них оди­на­ко­вое по­ни­ма­ние си­ту­ации. Од­на­ко по­ве­де­ние Ки­рил­ла бы­ло ей не­по­нят­ным, он не ру­бил шаш­кой с пле­ча и не бил­ся до пос­лед­ней кап­ли кро­ви, как это де­ла­ла бы Анас­та­сия. Он ис­кал ком­п­ро­мисс там, где она не ви­де­ла да­же мес­та для ком­п­ро­мис­са, а сле­до­ва­тель­но, по ее ло­ги­ке, пре­да­вал.

 При этом Ки­рилл эти­ми сво­ими дей­с­т­ви­ями пы­тал­ся ее за­щи­тить, так что оцен­ка Анас­та­сии си­ту­ации бы­ла в кор­не не­вер­ной. Она ду­ма­ла: «Он та­кой же, как я, по­че­му он так се­бя ве­дет, по­че­му он ме­ня не под­дер­жи­ва­ет?!» А ей сле­до­ва­ло ду­мать сов­сем ина­че: «Он под­дер­жи­ва­ет ме­ня, он пы­та­ет­ся убе­речь ме­ня, он ула­жи­ва­ет те си­ту­ации, ко­то­рые я не мо­гу ула­дить. Он ду­ма­ет обо мне и бе­ре­жет ме­ня». В этом слу­чае она бы мог­ла ощу­щать се­бя за­щи­щен­ной в лю­бой си­ту­ации, мень­ше тре­во­жи­лась бы и мень­ше соз­да­ва­ла не­же­ла­тель­ных пре­це­ден­тов.

 Конечно, что­бы по­нять это, что­бы при­вык­нуть к это­му, что­бы пра­виль­но оце­нить всю эту си­ту­ацию в ком­п­лек­се, от Анас­та­сии пот­ре­бо­ва­лись уси­лия. Но, пра­во, они ока­за­лись от­нюдь не су­щес­т­вен­ны­ми, а вот тра­ты, ко­то­рые в те­че­ние де­ся­ти лет их сов­мес­т­ной жиз­ни про­ис­хо­ди­ли, нап­ро­тив, бы­ли ги­ган­т­с­ки­ми. Ес­ли бы Ки­рилл и Анас­та­сия с са­мо­го на­ча­ла не пре­бы­ва­ли в эй­фо­рии от­но­си­тель­но соб­с­т­вен­ной «схо­жес­ти», ес­ли бы они пы­та­лись по­нять не to, в чем они по­хо­жи, а то, чем они от­ли­ча­ют­ся, то даль­ше им ос­та­ва­лось бы толь­ко лишь при­но­ро­вить­ся ис­поль­зо­вать осо­бен­нос­ти друг дру­га на об­щее бла­го.

 В их от­но­ше­ни­ях бы­ло глав­ное — они оба ощу­ща­ли друг дру­га са­мым важ­ным в сво­ей жиз­ни, они оба до­ро­жи­ли вза­им­ны­ми от­но­ше­ни­ями. Но раз так, то тем бо­лее они дол­ж­ны бы­ли от­но­сить­ся к соз­да­нию этих от­но­ше­ний с осо­бен­ной чут­кос­тью и вни­ма­ни­ем, а не пус­кать де­ло на са­мо­тек, ду­мая: «Мы по­хо­жи, и все на­ла­дит­ся!» Все на­ла­дит­ся, ес­ли мы при­ло­жим к это­му и си­лы, и сред­с­т­ва (вклю­чая, нап­ри­мер, пси­хо­те­ра­пев­та), а са­мо со­бой толь­ко у при­ро­ды все по­лу­ча­ет­ся, впро­чем, и тут без жертв не об­хо­дит­ся.

Комментировать