Главная > 27 верных способов получить то что, хочется > Не превращайтесь в заплеванный колодец

Не превращайтесь в заплеванный колодец

 Принципы, ко­то­рые поз­во­ля­ют соз­дать на­деж­ные и ис­к­рен­ние от­но­ше­ния с до­ро­гим для нас че­ло­ве­ком, как мож­но бы­ло за­ме­тить, не слиш­ком слож­ны. Од­на­ко их ре­али­за­ция тре­бу­ет серь­ез­ных уси­лий. И толь­ко в том слу­чае, ес­ли мы по­ни­ма­ем, что эти от­но­ше­ния — са­мое важ­ное в на­шей жиз­ни, мы смо­жем прой­ти путь до кон­ца. От­но­ше­ния с близ­ким и лю­би­мым че­ло­ве­ком дол­ж­ны быть для нас при­ори­тет­ны­ми. Все воз­ни­ка­ющие труд­нос­ти, да­же са­мые нез­на­чи­тельные на пер­вый взгляд, дол­ж­ны быть раз­ре­шены на мес­те, не­мед­лен­но, и не мо­гут быть от­ло­же­ны до луч­ших вре­мен.

 Традиционная так­ти­ка «стер­пит­ся, слю­бит­ся», «по­дож­дем до по­не­дель­ни­ка», «де­ло тер­пит» здесь ка­те­го­ри­чес­ки не про­хо­дит. К воп­ро­су пос­т­ро­ения этих от­но­ше­ний нуж­но от­но­сить­ся, как к спа­се­нию уто­па­юще­го суд­на, пос­коль­ку его пла­ву­честь дер­жит­ся толь­ко на на­ших неп­рес­тан­ных уси­ли­ях. К со­жа­ле­нию, ве­ро­ят­ность ги­бе­ли лод­ки «сов­мес­т­но­го пла­ва­ния» слиш­ком ве­ли­ка. И хо­ро­шо, ес­ли она, нес­по­соб­ная к бес­п­рес­тан­но­му «кру­гос­вет­но­му пу­те­шес­т­вию», в ко­неч­ном сче­те за­то­нет, а мы ока­жем­ся выб­ро­шен­ны­ми на «не­оби­та­емый ос­т­ров». Ес­ли это про­изой­дет, то мы, по край­ней ме­ре, бу­дем иметь воз­мож­ность на­чать все сна­ча­ла, отыс­кать но­во­го «Пят­ни­цу», пос­т­ро­ить но­вое «пла­ва­тель­ное сред­с­т­во» и вый­ти в от­к­ры­тое мо­ре.

 Если же наш «ко­рабль» за­то­нет лишь од­ной сво­ей час­тью или, не дай бог, «ся­дет на мель», си­ту­ация ока­жет­ся пси­хо­ло­ги­чес­ки ку­да бо­лее труд­ной и ку­да бо­лее нак­лад­ной. Нель­зя за­бы­вать, что у нас толь­ко од­на жизнь, и ес­ли всю ее про­вес­ти на «ме­ли», в «ре­мон­т­ном до­ке» или на аб­со­лют­но «не­оби­та­емом ос­т­ро­ве», то хо­ро­ше­го в этом ма­ло. В ко­неч­ном сче­те, это воп­рос жиз­нен­ной важ­нос­ти. И не­ле­по от­но­сить­ся к это­му тру­ду, как мы при­вык­ли от­но­сить­ся ко вся­ко­му ино­му тру­ду — как к по­вин­нос­ти или на­ка­за­нию с не­из­мен­ным де­ви­зом: «ра­бо­та не волк — в лес не убе­жит». По­доб­ное от­но­ше­ние к соз­да­нию пол­но­цен­ных и сто­ящих меж­лич­нос­т­ных от­но­ше­ний смер­ти по­доб­но!

 Учитывая зна­чи­мость и серь­ез­ность воп­ро­са, сле­до­вало бы про­сы­пать­ся ут­ром с мо­лит­вой на ус­тах: «Гос­по­ди, дай мне воз­мож­ность по­ра­бо­тать на бла­го мо­их от­но­ше­ний с близ­ки­ми людь­ми, сде­лать эти от­но­ше­ния луч­ше, сде­лать их креп­че, сде­лать нас счас­т­ли­вее!»; а от­хо­дя ко сну, пов­то­рять: «Се­год­ня я сде­лал мно­го, но зав­т­ра мне пред­с­тоит сде­лать еще боль­ше, ведь мои от­но­ше­ния с близ­ки­ми людь­ми — это са­мое до­ро­гое и са­мое цен­ное, что есть в мо­ей жиз­ни!». По­доб­ный нас­т­рой силь­но бы об­лег­чил на­шу жизнь, и вряд ли здесь мож­но пе­ре­бор­щить.

 Мне час­то за­да­ют воп­рос: «Док­тор, вот я все де­лаю, де­лаю, но так ни­че­го и не по­лу­чаю вза­мен. Это иг­ра в од­ни во­ро­та: ни от­ве­та, ни при­ве­та». Что ж, на­до приз­нать, что та­кой ва­ри­ант воз­мо­жен; как из­вес­т­но, на­силь­но мил не бу­дешь. Жизнь сле­ду­ет при­ни­мать с ее ог­ра­ни­че­ни­ями, ведь эти ог­ра­ни­че­ния за­час­тую ока­зы­ва­ют нам не­оце­ни­мую ус­лу­гу. Это как с си­лой тре­ния: из-за нее мы ог­ра­ни­че­ны в ско­рос­ти пе­ред­ви­же­ния, из-за нее мы не мо­жем сдви­нуть с мес­та тя­же­лые пред­ме­ты. Но ведь без этой си­лы, без это­го соп­ро­тив­ле­ния не бы­ло бы и дви­же­ния, а лю­бой пред­мет, сколь бы тя­же­лым он ни был, от­ка­ты­вал­ся бы от нас пос­ле един­с­т­вен­но­го к не­му при­кос­но­ве­ния.

 Спрашивается, ка­кой нам ре­зон в ог­ра­ни­че­ни­ях, ко­то­рые встре­ча­ют­ся в со­ци­аль­ной жиз­ни, в меж­лич­нос­т­ных от­но­ше­ни­ях? Они зас­тав­ля­ют нас ме­нять­ся! Ведь ес­ли бы этих ог­ра­ни­че­ний не су­щес­т­во­ва­ло, ес­ли бы все скла­ды­ва­лось, как мы то­го хо­тим, то мы бы не раз­ви­ва­лись, на­ша лич­ность ос­та­ва­лась бы та­кой же не­за­тей­ли­вой, как и у го­до­ва­ло­го ре­бен­ка. Мы бы ли­ши­лись воз­мож­нос­ти не толь­ко рас­стра­ивать­ся, но и ощу­щать счас­тье, на­ши от­но­ше­ния с дру­ги­ми людь­ми ста­ли бы плос­ки­ми и пос­т­ны­ми, т. е. по­те­ря­ли бы объ­ем, на­сы­щен­ность. Не зная ра­зо­ча­ро­ва­ний и по­терь, мы вряд ли су­ме­ли бы по дос­то­ин­с­т­ву оце­нить то, что име­ем.

 Наконец, ви­дя по­доб­ные ог­ра­ни­че­ния, мы мо­жем «сор­ти­ро­вать че­ло­ве­чес­кий ма­те­ри­ал». Ко­неч­но, эта фор­му­ли­ров­ка зву­чит гру­бо­ва­то, но да­вай­те за­ду­ма­ем­ся: ес­ли че­ло­век, в ко­то­ро­го мы вкла­ды­ва­ем столь­ко сво­их сил и ду­ши, не от­ве­ча­ет на эти вло­же­ния, что мож­но о нем ска­зать? Ну, мож­но ска­зать, что это «дур­ной че­ло­век». Но не бу­дем за­ни­мать­ся оцен­кой и уцен­кой, в ко­неч­ном сче­те, мы не пос­лед­няя ин­с­тан­ция. Од­на­ко же мы со­вер­шен­но точ­но мо­жем ска­зать, что это «не наш че­ло­век», а вы­яс­нив это, мы смо­жем без тру­да ос­во­бо­дить­ся от не­под­хо­дя­щих нам от­но­ше­ний и дви­нуть­ся даль­ше. И где-то там на пу­ти нам пов­с­т­ре­ча­ет­ся «наш че­ло­век», че­ло­век, с ко­то­рым мы смо­жем от­с­т­ро­ить та­кие от­но­ше­ния, мно­гок­рат­но оку­па­ющие вло­жен­ные в них уси­лия.

 Мы дол­ж­ны на­учить­ся ува­жать са­мих се­бя, на­учить­ся це­нить свой труд. Мы дол­ж­ны ра­бо­тать, но мы не обя­за­ны де­лать это «за так», «без­воз­мез­д­но». Ник­то не обя­зы­ва­ет нас про­из­во­дить бес­смыс­лен­ные и бес­пер­с­пек­тив­ные вло­же­ния, тем бо­лее та­ко­го объ­ема и ка­чес­т­ва, ка­ко­го тре­бу­ет от нас пос­т­ро­ение на­деж­ных и ис­к­рен­них от­но­ше­ний. По­ра уже пе­рес­тать жить по фор­му­ле: раз так, зна­чит так, си­ди и не дер­гай­ся. А по­че­му, соб­с­т­вен­но? Ес­ли мы хо­тим жить хо­ро­шо и счас­т­ли­во, ес­ли мы чув­с­т­ву­ем в се­бе си­лы тру­дить­ся на этом поп­ри­ще, то что мо­жет нас сдер­жи­вать? Нет, та­ких ог­ра­ни­чи­те­лей нет, за ис­к­лю­че­ни­ем, ко­неч­но, ка­ких-то уж со­вер­шен­но ис­к­лю­чи­тель­ных слу­ча­ев.

 Может стать­ся, что мы заг­на­ли свои от­но­ше­ния с близ­ким че­ло­ве­ком в нас­то­ящий ту­пик; мо­жет быть, мы и са­ми в этом силь­но ви­но­ва­ты. Но те­перь мы пы­та­ем­ся вой­ти в ста­дию ре­форм, а он не от­к­ли­ка­ет­ся на на­ши по­пыт­ки пе­рес­т­ро­ить сло­жив­шу­юся кон­с­т­рук­цию от­но­ше­ний, не от­ве­ча­ет вза­им­нос­тью на на­ши ини­ци­ати­вы. Что де­лать"? Про­дол­жать в том же ду­хе, ли­шая се­бя пра­ва на дос­той­ную жизнь и ог­ра­ни­чи­вая пра­ва близ­ко­го че­ло­ве­ка на луч­шую до­лю? Вряд ли это оп­рав­дан­но. Мож­но, ко­неч­но, уве­рять се­бя, что мы его лю­бим, что он, воз­мож­но, из­ме­нит­ся, но сколь­ко про­дол­жать эту ис­то­рию? От­вет, как ни стран­но, дан нам в на­род­ной тра­ди­ции…

 О чем же го­во­рит нам на­род­ная тра­ди­ция? Ка­кую бы сказ­ку вы ни взя­ли, прак­ти­чес­ки в каж­дой из них на счас­тье че­ло­ве­ку да­ет­ся три шан­са (есть кое-где и раз­ни­ца в ко­ли­чес­т­ве, но об­щая тен­ден­ция та­ко­ва: трех дол­ж­но быть дос­та­точ­но, а не уп­ра­вил­ся — гу­ляй с бо­гом). Вся­кие чу­дес­ные жи­вот­ные, вол­шеб­ни­ки и джин­ны да­ют ге­ро­ям ска­зок толь­ко три воз­мож­нос­ти: «Испол­ню три тво­их за­вет­ных же­ла­ния!» Лю­бые ис­пы­та­ния и тя­го­ты вы­да­ют­ся че­ло­ве­ку так­же тро­ек­рат­но: хо­чешь че­го-то — «вы­пол­ни три за­да­ния», «прой­ди три ис­пы­та­ния». При­чем два из этих трех же­ла­ний, как пра­ви­ло, вы­ле­та­ют в тру­бу, и толь­ко по вы­пол­не­нии трех за­да­ний уда­ча улы­ба­ет­ся глав­но­му ге­рою.

 Мы ока­зы­ва­ем­ся ров­но в та­кой си­ту­ации. Вза­имо­дей­с­твуя с че­ло­ве­ком, ко­то­ро­му пре­дос­тав­ляем шанс от­к­лик­нуть­ся на на­ше к не­му рас­по­ло­же­ние, мы и се­бе да­ем труд пе­ре­жить все тя­го­ты его не­до­ве­рия, нас­то­ро­жен­нос­ти и — слу­шай­те вни­ма­тель­но — его сла­бос­ти. Дру­гой че­ло­век неп­ре­мен­но бу­дет от­но­сить­ся к нам с не­до­ве­ри­ем, он бу­дет сом­не­вать­ся в на­шей ис­к­рен­нос­ти, на­ко­нец, он бу­дет нас ис­пы­ты­вать (нап­ри­мер, про­во­ци­ро­вать на кон­ф­ликт), же­лая про­ве­рить на­шу го­тов­ность ви­деть Его са­мо­го За его по­ве­де­ни­ем. Эти ис­пы­та­ния мы дол­ж­ны бу­дем прой­ти без­ро­пот­но, ес­ли хо­тим быть уве­рен­ны­ми в его уве­рен­нос­ти в нас; и мы дол­ж­ны дать ему три шан­са, ведь он име­ет пра­во на ошиб­ку, Он Име­ет пра­во на не­до­ве­рие, он име­ет пра­во на сла­бость, но не бо­лее трех раз.

 Однако ес­ли «испы­та­тель­ный срок» слиш­ком за­тя­нет­ся, то это де­ло мож­но бро­сать, и при­чем без вся­ко­го со­жа­ле­ния. По всей ви­ди­мос­ти, этот че­ло­век не сто­ит то­го, что­бы тра­тить на не­го жизнь, а от­но­ше­ния с ним не бу­дут де­лать эту жизнь счас­т­ли­вой. Ко­ро­че го­во­ря, у каж­до­го из нас есть три по­пыт­ки и од­нов­ре­мен­но три ис­пы­та­ния. Ес­ли с трех раз ни­че­го не ре­шит­ся, то с чет­вер­то­го тем бо­лее, хо­тя из­мо­ром мож­но взять ко­го угод­но и что угод­но. В лю­бом слу­чае чет­вер­тая по­пыт­ка ста­нет бес­смыс­лен­ной тра­той сил, а чет­вер­тое ис­пы­та­ние — это слиш­ком: ес­ли он не уме­ет нас ува­жать и не хо­чет это­му учить­ся, это не зна­чит, что мы бу­дем от­ка­зы­вать се­бе в ува­же­нии. И ес­ли мы бу­дем хо­ро­шо ра­бо­тать, то нам бу­дет за что се­бя ува­жать. Пос­ле­ду­ющие «ку­са­ния лок­тей», приз­на­ния и моль­бы ма­ло ко­му мо­гут быть ин­те­рес­ны.

 Не прев­ра­щай­тесь в зап­ле­ван­ный ко­ло­дец, на­учи­тесь ува­жать се­бя и це­нить то, что вы де­ла­ете. Но не спе­ши­те це­нить, преж­де сде­лай­те. И упа­си вас Гос­подь де­лать’ это как одол­же­ние, с пре­тен­зи­ей, с тре­бо­ва­ни­ем «пре­доп­ла­ты», ведь в этом слу­чае — это не он, а вы его ис­пы­ты­ва­ете. Поз­воль­те дру­го­му че­ло­ве­ку вас ис­пы­ты­вать, но не пус­кай­тесь в те же тяж­кие; пра­во, лег­че три ра­за от­дать, по­да­рить, чем три ра­за вып­ра­ши­вать и брать в долг. Ес­ли вы хо­ти­те ис­к­рен­них от­но­ше­ний, то не ску­пи­тесь на аван­сы ис­к­рен­нос­ти. В ко­неч­ном сче­те, вы стро­ите свое счас­тье, ску­пость в этом воп­ро­се — бе­зу­мие выс­ше­го по­ряд­ка!

Комментировать