Главная > 27 верных способов получить то что, хочется > Не душите, но и не давайте соскучиться

Не душите, но и не давайте соскучиться

 Когда вы выс­т­ра­ива­ете ин­тим­ные (хо­тя бы толь­ко в пси­хо­ло­ги­чес­ком пла­не) от­но­ше­ния с дру­гим че­ло­ве­ком, пом­ни­те, что нуж­но знать ме­ру чувств. Чув­с­т­ва — вещь хо­ро­шая, но ник­то из нас не хо­тел бы за­дох­нуть­ся в объ­яти­ях люб­ви. Ес­ли за­ды­хать­ся, то луч­ше угар­ным га­зом, а вот лю­бовью нас ду­шить не на­до. Вся­кие от­но­ше­ния дол­ж­ны быть па­ри­тет­ны­ми, вы мо­же­те аван­си­ро­вать, вы мо­же­те де­лать чуть боль­ше, чем де­ла­ет­ся с дру­гой сто­ро­ны, но не пе­ре­бар­щи­вай­те. На­вяз­чи­вость — од­но из са­мых не­под­хо­дя­щих здесь ка­честв. Ос­тав­ляйте че­ло­ве­ку пра­во на соб­с­т­вен­ные ша­ги. Ес­ли вы его дей­с­т­ви­тель­но ин­те­ре­суете (а это важ­но, в про­тив­ном слу­чае — за­чем копья ло­мать?), то он сде­ла­ет ша­ги в ва­шу сто­ро­ну — и вам бу­дет лег­че, и он не бу­дет чув­с­т­во­вать се­бя па­ра­ли­зо­ван­ным.

 Любые от­но­ше­ния с дру­гим че­ло­ве­ком — это, сво­его ро­да, шах­мат­ная пар­тия: вы де­ла­ете шаг — он де­ла­ет шаг, вы де­ла­ете — он де­ла­ет. Ес­ли же вы бе­ре­те на се­бя всю пар­тию, «хо­ди­те» и за «бе­лых», и за «чер­ных», это уже не от­но­ше­ния, а иг­ра с са­мим со­бой. Да­же ес­ли ва­ши чув­с­т­ва очень силь­ны (и осо­бен­но в этих слу­ча­ях!), не бро­сай­тесь в от­но­ше­ния, как в омут, ведь на дне это­го во­до­ема мо­гут ока­зать­ся ко­ря­ги и ме­тал­ло­кон­с­т­рук­ции, мо­жет стать­ся, что он и во­об­ще не дос­та­точ­но глу­бок для ва­ших «раз­ме­ров». Поз­воль­те дру­го­му че­ло­ве­ку про­явить се­бя, это даст вам воз­мож­ность луч­ше его уз­нать. Час­то, влюб­ля­ясь или оча­ро­вы­ва­ясь, мы де­ла­ем мно­жес­т­во не­об­ду­ман­ных и оши­боч­ных ша­гов имен­но по­то­му, что не со­из­ме­ря­ем их с за­ин­те­ре­со­ван­нос­тью про­ти­во­по­лож­ной сто­ро­ны в от­но­ше­ни­ях.

 Двигаться, дей­с­т­ви­тель­но, нуж­но пос­ту­па­тель­но, но ес­ли вы, что на­зы­ва­ет­ся, «рва­не­те», вы мо­же­те ока­зать­ся это­му че­ло­ве­ку прос­то не­ин­те­рес­ны­ми. Ин­те­рес­но ведь не­из­вес­т­ное, скры­тое, зап­рет­ное, а рас­п­рос­тер­тое, вы­вер­ну­тое на­из­нан­ку не вы­зо­вет да­же ба­наль­но­го «ори­ен­ти­ро­воч­но­го реф­лек­са». Вся­кий нас­той­чи­во пред­ла­га­емый то­вар по­доз­ри­те­лен, а то, о чем хо­дят ле­ген­ды, то, что ник­то и ни­ког­да не ви­дел, — прив­ле­ка­ет за­час­тую да­же бо­лез­нен­ным об­ра­зом!

 С этой стра­те­ги­ей, ко­неч­но, то­же не нуж­но пе­ре­бар­щи­вать: ес­ли вы в этой час­ти пе­рес­та­ра­етесь, то ин­те­ре­су­ющий вас пер­со­наж мо­жет на­ду­мать о вас та­кое, что от не­го и вов­се ни­ка­ко­го от­ве­та не дож­дешь­ся. Од­на­ко ес­ли вы­дать ему сра­зу все от­ве­ты, то ка­кая уж тут ин­т­ри­га? Так что соб­лю­дайте ме­ру: умей­те за­ин­те­ре­со­вать, дай­те воз­мож­ность про­явить­ся ис­сле­до­ва­тель­с­ко­му ин­с­тин­к­ту ва­ше­го пар­т­не­ра, не нуж­но вво­дить его в заб­луж­де­ние, что с ва­ми, мол, «все по­нят­но».

 Мне час­то при­хо­дит­ся слы­шать ут­вер­ж­де­ние ка­ко­го-ни­будь суп­ру­га: «Да мы уже столь­ко лет вмес­те жи­вем… Я знаю его (ее) как об­луп­лен­но­го (облуп­лен­ную). Ка­кое уж тут удив­ле­ние, ка­кое чув­с­т­во… Ску­ка од­на». Но ведь это заб­луж­де­ние и неп­рав­да. Мы и се­бя-то зна­ем лишь от­час­ти, а что уж го­во­рить о дру­гих лю­дях! Ес­ли бы, и вправ­ду, кто-то знал нас до­под­лин­но, раз­ве же он не от­но­сил­ся бы к нам с не­ос­ла­бе­ва­ющей лю­бовью? А воз­ни­ка­ли бы в этом слу­чае кон­ф­лик­ты и тре­ния? Да ни­ког­да! С са­мим со­бой у нас ведь тре­ний не воз­ни­ка­ет. Зна­ете, по­че­му? По­то­му что мы се­бя очень хо­ро­шо зна­ем (не иде­аль­но, ко­неч­но, но все-та­ки), по­ни­ма­ем и под­дер­жи­ва­ем, от­ку­да ж этим тре­ни­ям взять­ся? Взять­ся им, по­ло­жи­тель­но, не­от­ку­да. А вот с дру­ги­ми людь­ми, вклю­чая, ко­неч­но, и близ­ких, у нас и кон­ф­лик­ты слу­ча­ют­ся, и тре­ния — ес­тес­т­вен­ное де­ло. Зна­чит, не все тут яс­но и по­нят­но. По­том, ког­да суп­руг (или суп­ру­га) об­на­ру­жи­ва­ет, что у его (ее) «вто­рой по­ло­ви­ны» есть еще ка­кая-ни­будь «чет­верть» на сто­ро­не, он приз­на­ет, «как был не прав». Но не луч­ше ли с это­го на­чать?…

 В каж­дом из нас есть своя за­гад­ка, своя ин­ди­ви­ду­аль­ность, своя ина­ко­вость, что-то, что ни­ког­да не ста­нет все­це­ло ничь­им дос­то­яни­ем. Бе­ре­ги­те в се­бе эту кру­пи­цу и дай­те знать дру­гим, что она у вас есть. Это не зна­чит, что нуж­но на­ме­рен­но сек­рет­ни­чать, но вы же осо­бен­ные, как и каж­дый из нас, пом­ни­те об этом. И уж ни в ко­ем слу­чае не пы­тай­тесь вы­ду­мать свою ин­ди­ви­ду­аль­ность — гиб­лый но­мер. В этом слу­чае или ваш пар­т­нер до­га­да­ет­ся, что вы его на­ду­ва­ете, или же вы са­ми за­дох­не­тесь в соб­с­т­вен­ной иг­ре. Так что не ду­ши­те дру­гих и не за­ды­хай­тесь, а умей­те за­ин­те­ре­со­вать, за­ин­т­ри­го­вать той за­гад­кой, за ко­то­рой хо­дить не на­до, — са­ми­ми со­бой, сво­ими чув­с­т­ва­ми, сво­ей от­к­ры­тос­тью, сво­ей уяз­ви­мос­тью и сво­ей си­лой.

  За­ри­сов­ка из пси­хо­те­ра­пев­ти­чес­кой прак­ти­ки: «Мои муж — во­ди­тель ди­ва­на…»

 Детские сказ­ки час­то за­кан­чи­ва­ют­ся сло­ва­ми «… с тех пор они жи­ли дол­го и счас­т­ли­во». Ре­бя­ти­шек та­кой фи­нал, ко­неч­но, очень ра­ду­ет, ведь они не зна­ют еще обо­рот­ной сто­ро­ны это­го ужас­но­го сло­ва «дол­го». До тех пор по­ка на­ши от­но­ше­ния с че­ло­ве­ком на­хо­дят­ся в на­чаль­ной ста­дии ста­нов­ле­ния, до тех пор по­ка у нас не сфор­ми­ро­ва­лась при­выч­ка, вся" эта си­ту­ация нас нес­ка­зан­но бу­до­ра­жит, мы нап­ря­же­ны, взвол­но­ва­ны, чув­с­т­ву­ем, так ска­зать, «остро­ту мо­мен­та». Но вре­мя, как из­вес­т­но, ле­чит, а че­ло­век, что то­же не сек­рет, ко все­му при­вы­ка­ет.

 Со вре­ме­нем у нас фор­ми­ру­ет­ся при­выч­ка, пос­ле че­го лю­бая си­ту­ация, сколь бы «острой» и «яркой» она — ни бы­ла, те­ря­ет свой ко­ло­рит. Чув­с­т­ва ус­ми­ря­ют­ся и жи­вут те­перь в пре­де­лах этой при­выч­ки, ско­рее отыг­ры­ва­ясь по за­ве­ден­ной тра­ди­ции, не­же­ли воз­ни­кая. Те­перь уже нет преж­них вос­тор­гов и тре­вол­не­ний, бес­сон­ных но­чей и бе­зум­ных пос­туп­ков. Жизнь пос­те­пен­но вхо­дит в свою но­вую ко­лею, а пей­заж за ок­ном на­ше­го «экспрес­са» чем даль­ше, тем боль­ше ста­но­вит­ся од­но­об­раз­ным. В две­ри сту­чит­ся ску­ка…

 В сос­то­янии ску­ки жить тяж­ко. Это не зна­чит, что мы хо­те­ли бы тре­во­жить­ся и пе­ре­жи­вать, но чув­с­т­во­вать и» ощу­щать нам жиз­нен­но не­об­хо­ди­мо. За­еда­ет на са­мом де­ле не быт, за­еда­ет од­но­об­ра­зие, хо­чет­ся че­го-то но­вень­ко­го. А но­вень­ко­го-то и нет! Не по­лу­чая же­ла­емо­го, мы раз­д­ра­жа­ем­ся и вып­лес­ки­ва­ем свое раз­д­ра­же­ние на то­го, кто ря­дом, на то­го, кто рань­ше воз­буж­дал на­ши вос­тор­ги, был пред­ме­том чувств и по­мыс­лов, ате­перь или пас­сив­но си­дит у те­ле­ви­зо­ра, или мо­но­тон­но наг­ла­жи­ва­ет пе­лен­ки. Ес­тес­т­вен­но, что раз­д­ра­же­ние од­но­го не­из­беж­но вы­зы­ва­ет в дру­гом от­вет­ное раз­д­ра­же­ние и же­ла­ние уй­ти ко всем чер­тям, хо­тя бы и вре­мен­но, «раз­в­лечь­ся».

 С это­го мо­мен­та фор­ми­ру­ет­ся очень опас­ная и, я бы ска­зал, сколь­з­кая си­ту­ация; в го­ло­ве у каж­до­го из пред­с­та­ви­те­лей на­шей па­ры (у ко­го-то боль­ше, у ко­го-то мень­ше) фор­ми­ру­ет­ся нас­т­ро­ен­ность «искать счас­тье на сто­ро­не». Жен­щи­ны, му­чи­мые ана­ло­гич­ны­ми проб­ле­ма­ми, сби­ва­ют­ся в друж­ные куч­ки и ус­т­ра­ива­ют се­бе «куль­тур­ные прог­рам­мы». Муж­чи­ны, ус­тав­шие от сво­ей «нес­во­бо­ды», или пьют горь­кую, или ух­лес­ты­ва­ют за сот­руд­ни­ца­ми по ра­бо­те, иног­да сов­ме­щая и то и дру­гое. В от­но­ше­ни­ях по­се­ля­ет­ся ложь, на­рас­та­ют хо­лод и от­чуж­ден­ность. Нас­ту­па­ет кри­ти­чес­кий пе­ри­од, в го­ло­вах фор­ми­ру­ют­ся «кон­цеп­ции» — то ли со­дер­жа­щие в се­бе осуж­де­ние пар­т­не­ра, а по­то­му оп­рав­ды­ва­ющие соб­с­т­вен­ный об­ман, то ли идеи «сво­бод­но­го бра­ка» и т. п.

 Да, са­мое страш­ное, ког­да мы те­ря­ем ин­те­рес друг к дру­гу. Но это еще не оз­на­ча­ет, что нам уже не­чем ин­те­ре­со­вать­ся. Это лишь пси­хо­ло­ги­чес­кое сос­то­яние — «мне не ин­те­рес­но». На са­мом же де­ле проб­ле­ма не в том, что мы не мо­жем за­ин­те­ре­со­вать­ся. Вот имен­но с та­кой проб­ле­мой у ме­ня на при­еме и ока­за­лась Ма­рия; она бы­ла за­му­жем уже 9 лет.

 — Мой муж — во­ди­тель ди­ва­на! — так оха­рак­те­ри­зо­ва­ла Ма­рия сво­его му­жа.

 — Это име­ет­ся в ви­ду, что он це­лы­ми дня­ми си­дит на ди­ва­не и чи­та­ет га­зе­ты?… — уточ­нил я.

 — Не си­дит, а ле­жит! — вы­па­ли­ла она, вы­тя­ну­ла но­ги, от­ки­ну­ла кор­пус на­зад и по­вер­те­ла в ру­ках во­об­ра­жа­емой га­зе­той, как ру­лем ав­то­мо­би­ля.

 Это выг­ля­де­ло за­бав­но, и я рас­сме­ял­ся. Обыч­но пер­вы­ми от се­мей­ной ску­ки на­чи­на­ют из­ны­вать мужья, муж­чи­ны во­об­ще боль­ше нуж­да­ют­ся «в пе­ре­ме­не об­с­та­нов­ки». Но в слу­чае Ма­рии ини­ци­ати­ва бы­ла на сто­ро­не суп­ру­ги: она ус­та­ла от од­но­об­ра­зия жиз­ни. Ма­рия уже ста­ла ду­мать о том, как уй­ти от му­жа, но пу­га­лась сво­их соб­с­т­вен­ных мыс­лей, а по­то­му пред­п­ри­ня­тый ею адюль­тер, воп­ре­ки ожи­да­ни­ям, ни­ка­ко­го по­зи­тив­но­го эф­фек­та не во­зы­мел — ни ра­дос­ти, ни сил что-ли­бо кар­ди­наль­но ме­нять. Вот та­кой, сто­ящей у до­рож­но­го кам­ня на рас­путье, я и пов­с­т­ре­чал Ма­рию.

 — Самое ужас­ное, что он хо­ро­ший! По­ни­ма­ете?! — сби­ва­ясь ни то на крик, ни то на стон, рас­ска­зы­ва­ла Ма­рия. — Я его люб­лю, прав­да. Но и так я боль­ше жить не мо­гу. У ме­ня тос­ка, вот тут, в гру­ди… И я из-за это­го на не­го раз­д­ра­жа­юсь, злюсь, а по­том на се­бя злюсь, что раз­д­ра­жа­юсь. За­пу­та­лась я сов­сем, не мо­гу так боль­ше, ус­та­ла…

 — Так ус­та­ли или зас­ку­ча­ли? — по­ин­те­ре­со­вал­ся я.

 — Устала… зас­ку­ча­ла… Ус­та­ла от то­го, что зас­ку­ча­ла, — по­ду­ма­ла и пос­та­но­ви­ла Ма­рия.

 — Так, зна­чит, зас­ку­ча­ли. Скуч­но вам и не ин­те­рес­но… —

 — Ну, я не знаю. Ну, вот ес­ли бы он мне из­ме­нил, что ли… Я бы в нем, мо­жет быть, муж­чи­ну уви­де­ла, за­рев­но­ва­ла бы, ка­кие-то чув­с­т­ва ста­ла ис­пы­ты­вать, — Ма­рия про­дол­жа­ла сок­ру­шать­ся.

 — Не луч­ший ва­ри­ант… На­вер­ное, уже да­же про­бо­ва­ли его спро­во­ци­ро­вать?

 — 

 Да… — протянула Ма­рия. — Под­го­во­ри­ла под­ру­гу, что­бы она с ним поф­лир­то­ва­ла. А он пос­ме­ял­ся над ней, го­во­рит: «Та­ня (а ее Тать­яной зо­вут), я же же­нат! Ты, что, не в кур­се?» Она ему: «В кур­се! И что?…» А он ей: «И все». И я ду­маю — «все»…

 — Так вы его лю­би­те или нет.

 — Люблю, люб­лю! Но скуч­но мне, по­ни­ма­ете, тош­но! — и Ма­рия рас­п­ла­ка­лась.

 После то­го как мы спра­ви­лись с этим прис­ту­пом от­ча­яния, я пред­ло­жил Ма­рии прос­тую вещь. Вер­нув­шись до­мой, Ма­рия дол­ж­на бы­ла пред­с­та­вить се­бе, что ви­дит сво­его му­жа пер­вый раз в жиз­ни, ну, как буд­то бы ее под­ме­ни­ли и она — уже не она, а ее ко­пия, под­ме­нен­ная ко­пия. Во­об­ра­же­ние у Ма­рии бы­ло за­ме­ча­тель­ным, а по­то­му за­да­ча эта тру­да не сос­та­ви­ла. Ко­неч­но, она от­нес­лась к мо­ей за­тее скеп­ти­чес­ки, но тог­да я поп­ро­сил ее пря­мо тут, на мес­те пред­с­та­вить, что она и ме­ня толь­ко что уви­де­ла. Ма­рия поп­ро­бо­ва­ла. Ее взгляд заб­лес­тел и стал ме­ня пе­дан­тич­но ска­ни­ро­вать, я улыб­нул­ся:

 — Я ви­жу, у вас по­лу­ча­ет­ся! Вот точ­но та­кой же но­мер.

 — И что, по­мо­жет? — спро­си­ла, как ре­бе­нок, Ма­рия.

 — Поможет, не по­мо­жет… вы сде­лай­те, а там уже бу­дем раз­би­рать­ся, — от­бо­ярил­ся я.

 Она по­яви­лась у ме­ня че­рез не­де­лю — в при­под­ня­том нас­т­ро­ении, смеш­ли­вая, гла­за при­щу­рен­ные:

 — Доктор, а у вас еще ка­кой-ни­будь есть ме­тод?

 — Прежний, зна­чит, не по­мог? — с под­во­хом спро­сил я.

 — Если бы не по­мог, то я бы вто­рой раз к вам не приш­ла, — от­ве­ти­ла Ма­рия, раз­га­дав мою двус­мыс­лен­ную ин­то­на­цию. А как вы до­га­да­лись?…

 Ну, о чем я «до­га­дал­ся»? Ко­неч­но, я ни о чем не до­га­ды­вал­ся, это не мой про­филь. Я прос­то оце­нил си­ту­ацию — по­ду­мал, как ве­дет се­бя Ма­рия, по­ду­мал, как мо­жет вес­ти се­бя лю­бя­щий муж­чи­на, ко­то­рый стал­ки­ва­ет­ся с та­ким по­ве­де­ни­ем суп­ру­ги, а по­том прос­то пред­ло­жил ар­хи­ме­до­ву «точ­ку опо­ры».

 Вот пред­с­та­вим се­бе: Ма­рия ра­зо­ча­ро­ва­на в му­же и об­ви­ня­ет его в том, что ей ста­ло «и скуч­но, и грус­т­но, и не­ко­му ру­ку по­дать». Как он мо­жет ин­тер­п­ре­ти­ро­вать ее раз­д­ра­же­ние? Ис­тин­ные при­чи­ны ему не­из­вес­т­ны, а по­то­му он ду­ма­ет — или «Опять взду­ри­лась ста­рая ба­ба, не да­ет ста­ри­ку мне по­коя!», или «У Ма­шень­ки, ви­ди­мо, се­год­ня не­важ­ный день. Мо­жет быть, что-то на ра­бо­те? Ну, не бу­ду ее бес­по­ко­ить, по­чи­таю га­зе­ту». В лю­бом слу­чае в от­вет на Ма­ши­но раз­д­ра­же­ние муж дол­жен был са­мо­ус­т­ра­нить­ся, что Ма­рию вы­ве­ло бы из се­бя, а по­то­му она сно­ва ста­ла бы се­бя нак­ру­чи­вать.

 Теперь пред­с­та­вим, что Ма­рия при­хо­дит и смот­рит на не­го так, как она смот­ре­ла на ме­ня, ког­да мы про­во­ди­ли с ней ана­ло­гич­ный эк­с­пе­ри­мент: с не­ко­то­рым удив­ле­ни­ем, вни­ма­тель­но, с обос­т­рен­ным поз­на­ва­тель­ным ин­с­тин­к­том. Ес­ли он ду­ма­ет по пер­вой фор­му­ле — «взду­ри­лась ста­рая ба­ба», тут воз­мож­но два ва­ри­ан­та. Во-пер­вых, впол­не воз­мож­но, что у не­го уже за­ве­лась ка­кая-ни­будь под­руж­ка (не бу­дешь же все вре­мя тер­петь, что те­бя же­на тер­ро­ри­зи­ру­ет), тог­да он, ве­ро­ят­но, ис­пу­га­ет­ся, что Ма­рия ста­ла о чем-то до­га­ды­вать­ся, и сре­аги­ру­ет, что в на­шей зас­то­по­рив­шей­ся си­ту­ации и тре­бу­ет­ся. Во-вто­рых, уви­дев стран­ную пе­ре­ме­ну в сво­ей суп­ру­ге, он — чес­т­ный и бла­го­вер­ный — ре­шит, что у нее что-то прик­лю­чи­лось на сто­ро­не, а по­то­му то­же как-то сре­аги­ру­ет. То есть, как ни кру­ти, без ре­ак­ции не обой­дет­ся.

 Если же он ду­ма­ет по вто­рой фор­му­ле — «Ма­шень­ка не в ду­хе», то, уви­дев же­ну в воз­буж­ден­ном сос­то­янии, ре­шит, что «Ма­шень­ка в ду­хе», и про­явит свои чув­с­т­ва, ко­то­рые дли­тель­ное вре­мя на­хо­ди­лись в прос­тое. Это бы­ло бы сов­сем хо­ро­шо. Так, по всей ви­ди­мос­ти, ип­ро­изош­ло, т. е. бы­ла вто­рая фор­му­ла, а его чув­с­т­ва дав­но вы­жи­да­ли, ког­да же им мож­но бу­дет ле­га­ли­зо­вать­ся. В от­вет на «стран­ное по­ве­де­ние» суп­ру­ги он раз­ве­се­лил­ся, пред­ло­жил ей схо­дить в ки­но, т. е. схо­ду по­лу­чи­лось сви­да­ние. Ма­ша, ко­то­рая сна­ча­ла смот­ре­ла на не­го с ин­те­ре­сом толь­ко по­то­му, что ей так док­тор «при­ка­зал», те­перь, и вправ­ду, смот­ре­ла на не­го с ин­те­ре­сом.

 — Я все сде­ла­ла, как вы ска­за­ли. При­еха­ла до­мой, стою на лес­т­нич­ной пло­щад­ке и ин­с­т­рук­ти­рую се­бя: «Сей­час ты уви­дишь нез­на­ко­мо­го муж­чи­ну. Что бы он ни де­лал — ты его не зна­ешь, все это про­ис­хо­дит пер­вый раз в тво­ей жиз­ни. Те­бя под­ме­ни­ли, ты не Ма­ша — ты ла­зут­чи­ца». Нак­ру­ти­ла се­бя, от­к­ры­ваю дверь в квар­ти­ру, он вы­хо­дит ме­ня встре­чать, я смот­рю на не­го… Он на ме­ня смот­рит, а по­том как об­ра­ду­ет­ся че­му-то и го­во­рит: «Пош­ли в ки­но, хо­ро­ший фильм по­ка­зы­ва­ют!» Я ду­маю: «Что та­кое? С ума, что ли, со­шел сов­сем?» Ну, мы пош­ли, по­том, вы не по­ве­ри­те, в рес­то­ран он ме­ня по­вел, цве­ты ку­пил. Уж сколь­ко я от не­го цве­тов не ви­де­ла?… С 8 мар­та! И я смот­рю на не­го: ну, слов­но под­ме­ни­ли!

 Заинтересовалась… А что, и вправ­ду, рань­ше бы­ло не ин­те­рес­но? Или прос­то не ин­те­ре­со­ва­лась? Прос­то не ин­те­ре­со­ва­лась, убе­ди­ла се­бя: «Все, жизнь кон­чи­лась, муж — во­ди­тель ди­ва­на. Тос­ка!» И сто­ило Ма­рии толь­ко чуть-чуть из­ме­нить свое по­ве­де­ние в от­но­ше­нии му­жа, и вся си­ту­ация вста­ла с го­ло­вы на но­ги. Учи­ты­вая яр­кий и взрыв­ной ха­рак­тер Ма­рии, труд­но бы­ло пред­по­ло­жить, что она выш­ла за­муж за че­ло­ве­ка, ко­то­рый «ни ры­ба, ни мя­со». «Обхо­ди­тель­ный и пре­дуп­ре­ди­тель­ный» — это мо­жет быть, а «по­лу­фаб­ри­кат» — вряд ли. Толь­ко муж­чи­ны ред­ко пра­виль­но ин­тер­п­ре­ти­ру­ют жен­с­кое по­ве­де­ние (ведь жен­щи­ны лю­бят их за нос по­во­дить, в ре­зуль­та­те слу­ча­ет­ся де­зо­ри­ен­ти­ров­ка), по­лу­ча­ют­ся ка­зу­сы: она ду­ма­ет, что он «во­ди­тель ди­ва­на», а он прос­то ста­ра­ет­ся ее не тре­во­жить.

 Вот, соб­с­т­вен­но, все это я и объ­яс­нил Ма­рии при вто­рой на­шей встре­че. А она сде­ла­ла пра­виль­ный вы­вод: мы впол­не мо­жем вли­ять на си­ту­ацию, толь­ко не нуж­но ду­мать, что «все кон­чи­лось», и ес­ли лю­бишь — на­до лю­бить, а не «ерун­дой за­ни­мать­ся» (ее сло­ва!).

Комментировать